Колонизация поперёк

Зачем крестьянам паспорта? Не понимаю. В деревне хорошо – в городе
плохо. Куда ехать? В городе – новый орлеан, экология, машины туда-сюда,
дети болеют... А денег всё равно не дают и кататься в автомобиле
крайслер-ле-барон всё равно не пускают. И колбаса дорогая. Всё
равно.

Колбаса «Деревенская» стоит 120-150 рублей.

Я так понимаю, что в город крестьяне с паспортами не потому поехали,
что красивой жизни им захотелось. А потому поехали, что враги
русского народа сделали так, чтобы в деревне своим трудом стало
нельзя жить. И вообще – чтобы нельзя было никому жить трудом –
только «работой».

Труд – это когда человек что-то делает непосредственно, чтобы
жить. Поймал рыбу и съел. Построил дом и живёшь. А «работа» –
это когда нужно что-то делать не для себя, а для «хозяев» или
для «государства», чтобы им хорошо было. А тебе за это дают такие
символические отметки – «деньги» или «трудодни» (что в принципе
одно и то же) – чтобы ты на них потом мог у тех же хозяев или
того же государства что-нибудь для себя выменять. Может быть.
Если хозяин захочет. (А он хочет, чтобы ты покупал путёвку в Египет
или диван из «Икеи». А вовсе не то, что на самом деле нужно тебе.)

Человеку, который живёт трудом, никакое государство не нужно.
А поэтому нельзя человеку разрешать своим трудом жить. Это просто:
отобрать у него корову, запретить охотиться и выращивать растения
– это ещё Сталин сделал. Потом можно запретить печь хлеб. Это
при Хрущёве уже – запретили. Ну а из города хлеб в деревню не
привозить. Потому что деревня – «бесперспективная». Вот все в
сами и переедут. В город, где кроме как работой на государство
(или лично на тех, кто его в данный момент представляет) прожить
ничем другим невозможно. Для этого-то добрый Хрущёв и раздал всем
«нуждающимся» паспорта.

Это вкратце. Полностью об этом можно написать книжку «Капитал»,
и написали уже. Вроде бы всем понятно. Ан, однако, не всем понятно.
Наоборот. Это как со смертью – все знают, что умрут, однако же
никто об этом не думает. Что неправильно мы живём. А прямо как
идиоты какие.

Вот затопило в Новом Орлеане этих, которые на крыше сидят. Казалось
бы – ну чего сидеть? Воды нет, еды нет. Надо делать плот из пустых
пластиковых бутылок, весло из швабры и разделочной доски – плыть
туда, где земля. Однако нет, дальше сидят. Ждут, когда «государство»,
то есть хозяин, спасёт. Как курицы на насесте – ну ей-богу! А
не спасёт – так пусть хоть зарежет...

«Работа» отупляет человека, лишает его инициативы, интереса и
воли к жизни, превращает в тупого и бессмысленного раба. И неважно,
что это за работа – вычерпывать говно ковшиком или регулировать
финансовые потоки на фондовой бирже. Раб в дорогом костюме – такое
же быдло, как и раб в лохмотьях, и умрут они в случае чего одинаково.
Одинаково будут верещать и метаться, а потом распухнут и завоняют.

Город, кучные скопления людей, цивилизация, государство, деньги
– страшные враги человека.

Его друзья – птицы, рыбы, звери, трава, солнце и облака.

Это неаппетитно простое правило следует затвердить и, чтобы не
становиться ничьим рабом, вести себя соответственно. Тому, кто
знает, что кроме рыб, птиц, зверей, травы, солнца и облаков друзей
у него нет, не страшны партия «Единая Россия» и телевизор. Он
никогда не станет планктоном какой-нибудь очередной «оранжевой
революции» и не пойдет на митинг «в поддержку Ходорковского».
Вместо этого он сделает что-нибудь полезное и хорошее. Я так думаю.

Хочется написать замечательно хороший роман или рассказ (романы,
я слыхал, тяжело писать) про то, как замечательный человек потерял
паспорт и все-превсе деньги, но не заныл и не захандрил, не стал
привокзальным бомжем, а превратился в мощного телом и духом «колонизатора
поперёк».

Дело в том, что «вдоль», с помощью географических путешествий,
все хорошие места уже захватили. (На самом деле не все, но пусть.)
Сокрушаясь по этому поводу, американоживущий анархист Хаким-Бей
даже придумал специальную теорию «автономных зон» – дескать, каждый
человек должен превратиться в мобильную автономную зону, свободную
от воздействия «системы», диктующей ему, что делать, чего хотеть
и чего не хотеть. А другой американоживущий – Эбби
Хофман
написал на эту тему кучу книжек с полезными советами,
типа как жить в городе и ни за что не платить или как организовать
свои средства информации взамен «официальных». Увы, загвоздка
заключалась в том, что ни за что не платить в одиночку показалось
последователям Хаким-Бея и Хофмана довольно трудным делом. Анархисты
и хиппи начали сбиваться в кучки, а где кучка – там новая «система».
Полезное начинание потонуло в политике, превратилось в модную
молодёжную гадость вроде будущих «оранжевых революций».

И всё же какой-то свет во всём этом брезжил… Прямо жалко уходить
с этого места. Остаётся чувство, что не все возможности были использованы,
не все мысли додуманы, не все цветочки донюханы – ну, я не знаю,
короче…

Кстати, наиболее близким к идее Колонизации Поперёк социальным
элементом является сегодня обычный бомж. В эволюционной модели
бомжа существует всего лишь одна ошибка – он живет в городе. А
от этого, как правило, быстро спивается – город диктует ему эту
модель «выживания». Если бы бомжи уходили из больших городов в
какие-нибудь заброшенные деревни, где нет ни милиции, ни водки,
ни теплоцентрали, ни пищевых отбросов, но зато полным-полно заброшенных
домишек, дров в лесу и невозделываемой земли, они бы ни не помирали
через полтора-два года от обморожения и болезней, а превращались
в надежду и красу нации, как какие-нибудь казаки Ермака в XVI
веке. Это понятно. Лично я уже года два планирую стать правильным
бомжом (и буду еще долго планировать – потому что не хер собачий,
а дело ответственное).

Зажигалок газовых надо бы запасти побольше…

Но сначала (если вы со мной) – перестать смотреть телевизор. И
радио, и газеты, и рекламу на стенах в метро. Это главное. Отключившись
от каналов воздействия на вашу нервную систему (наиболее начитанные
из нас, надеюсь, уже вспомнили роман братьев Стругацких «Обитаемый
остров»), мы начинаем совершенно иначе смотреть на мир, я уверяю
вас. Даже и не так, как сейчас сами предполагаете.

Речь ведь идёт вовсе не о «бегстве от цивилизации» (а то ведь
многие, у кого промыты мозги, уже подумали, что о бегстве). Речь
идёт о борьбе, о вызове. И борьба эта – не с «системой» (или,
там, с путиным-шмутиным), не за «народ», «будущее» и тому подобные
лицемерные либо иллюзорные «ценности» а за понятно и простое –
за жизнь. Единственная борьба, которая достойна того, чтобы ею
бороться.

Ну вот где-то так, если кратенько.

А вообще, конечно, надо роман писать.

Последние публикации: