Порядок

Действующие лица:
МАМА — под семьдесят,
бывшая учительница
ДОЧЬ — за тридцать,
бизнес-леди
ДАША, КАТЯ — юные барышни

Место съемки:
небогатая маленькая квартира МАМЫ


1. Прихожая — панорама. Старые туфли на коврике,
потертое демисезонное пальто и беретик на вешалке...
Ощущение некоторого запустения. Звонок в дверь. МАМА выходит
открыть. Входит ДОЧЬ, за ней — ДАША и КАТЯ, обе — панковского
вида.

ДОЧЬ (чмокнув МАМУ в щеку). Привет! Ну вот,
знакомьтесь! Это Мария Алексеевна, моя мама. Это Даша.

ДАША. Здрасьте.

ДОЧЬ. А это Катя.

КАТЯ. Катя.

ДОЧЬ. Значит так: Даша будет тебе готовить, а Катя — убирать.

МАМА (недоуменно). То есть?

Короткая пауза.

ДОЧЬ (девицам). Проходите пока в комнату, мы с
мамой сейчас... (Распахивает дверь в комнату)
Проходите.

Девицы послушно проходят в комнату, ДОЧЬ закрывает за ними
дверь.

ДОЧЬ. Ма, ну мы же договорились, что к тебе будут приходить готовить
и наводить порядок. Договорились?!

МАМА. Эти?!

ДОЧЬ. А что? Обе у нас работают, одна — поварихой, другая —
уборщицей. Уж какие есть! Мы с Сережей уезжаем, приходить я к тебе
не смогу, так тебя тоже не оставишь... У тебя тут, извини,
все в пыли! Вот! (Проводит пальцем по
вешалке.)
Вот, пожалуйста!

И почему ты опять стала носить этот берет?! Я его уже просто
ненавижу — ты в нем типичная училка на пенсии! Ну не ходят уже так,
другая жизнь пошла, понимаешь?

МАМА. Во-первых, я и есть училка на пенсии...

ДОЧЬ. Мы же купили тебе шляпу, вместе выбирали — почему ты ее не носишь?!

МАМА (обиженно). Меня в ней никто не узнает...
Послушай, я всю жизнь все делаю сама. У меня тут свой порядок, а
они тут начнут... Вообще, они ужасные такие...

ДОЧЬ. Ма! Они обыкновенные девочки и будут делать то, что ты
скажешь. Ну, ма, ну, пожалуйста...

Обнимает ее, целует. Из комнаты раздается грохот. МАМА и
ДОЧЬ устремляются на звук.


2. КОМНАТА. Видавшие виды стеллажи, плотно
забитые книгами и папками (часть папок стоит наверху стеллажей —
понятно, что годами), картинки и фотографии по стенам,
потертый ковер, круглый стол, телевизор с занавешенным экраном...
Под одним из стеллажей — груда упавших сверху папок, рядом
стоят растерянные ДАША (в руках у нее большая фотография
Солженицына в рамочке) и КАТЯ.

ДАША. Извините, мы только посмотреть хотели, а оно все...

КАТЯ. Мы все положим как было!

МАМА. А вы знаете, как было?

КАТЯ. Ну, как вы ложили!

МАМА. Как я... что делала?

КАТЯ. Ложили. А что, надо говорить «ложили», да?

МАМА. Боже мой...

ДАША (пытаясь разрядить обстановку). А это ваш муж, да?

МАМА. Это Александр Исаевич Солженицын.

ДАША. Прикольно!

МАМА. У меня просто нет слов...

ДОЧЬ. Ну, перестань, мамочка! Значит, вам будет о чем поговорить.
Извини, я тороплюсь, утром в аэропорт, еще не собрано ничего.
С девочками вы познакомились, они будут приходить, а сейчас
мы пойдем уже наверное, да?


3. Часть интерьера гостиничного номера. ДОЧЬ
набирает номер телефона.

ДОЧЬ. Алло, ма? Как у тебя дела? (Пауза.) А девочки
как? Они тебя не очень раздражают?
(Пауза.) Да что ты! Ну, здорово, я очень рада! Ну, замечательно, мы
уже завтра вылетаем, увидимся, целую!


4. Прихожая. Дверь открывается снаружи, входит
ДОЧЬ — нарядно одетая, с букетом цветов. По мере того, как она
обнаруживает, что в прихожей все та же пыль, тот же беретик
на вешалке и общее запустение, выражение ее лица
меняется...
Она проходит в комнату и замирает в дверях. За
круглым столом сидят ДАША и КАТЯ (чрезвычайно скромненько
одетые и без косметики) и что-то сосредоточенно пишут в школьных
тетрадках.

ДОЧЬ (сделав несколько шагов). Даша! Катя! Что вы делаете?!

ДАРЬЯ ПЕТРОВНА. Сочинение пишем, Светлана Сергеевна.

ДОЧЬ. Что?!

ЕКАТЕРИНА СЕРГЕЕВНА. Образ лишнего человека в русской литературе
первой половины девятнадцатого века.

ДОЧЬ. Что?!!

ДАРЬЯ ПЕТРОВНА. Это не мы, нам Мария Алексеевна велела...

В дверях появляется МАМА — с подносиком, а на нем — три
чашки чая и сушки на блюдечке.

МАМА. А вот и чаек!

ДОЧЬ (с ужасом). Мама!

МАМА (воинственно). А что? С сушечками — прикольно!



Последние публикации: