Тюмень и тюменщики. "АГДАМ"

Тюмень и тюменщики

"АГДАМ"

В город приехал Агдам на колесах,
Осень и мокрый табак в папиросах,

Очередь, очередь – долгая мама.
И вот объявляют – нету Агдама.
 
Осень вставляет, город вставляет – 
Это Агдам свою власть проявляет.

А ночью увидел полковник Тарасов,
Что где-то за гробом есть черный Саратов.

Стихотворение принадлежит перу выдающегося тюменского сочинителя стихотворений В.Богомякову и написано им в 1989 году.
Агдам в нем – вино азербайджанского производства и портвейнового типа. Было широко распространено в 1970-е и 1980-е годы, но отличалось уж настолько чудовищной сивушностью, что его пили только люди уж совсем отчаявшиеся. Во-всяком случае, ни автору этих строк, ни его знакомым пить "Агдам" и в голову ни разу не приходило.

За исключением, конечно, времен антиалкогольной кампании 1985-91 гг.

Когда, конечно, – – –

Например, весной 1989-го в магазине "на горке" – на повороте на Мыс, если ехать из центра – вдруг было обнаружено наличие выброшенного там в продажу "Агдама".

И это и был, пожалуй, единственный период в жизни автора и его друзей, когда он данный напиток пивал, да еще как – десятками бутылок. Хотя и вонял он ужасно каким-то нефтепродуктом и тошнотворный имел нефтепродуктный же привкус – везли его в Тюмень, видимо, нелегальным образом и в цистернах из под бензина.

Этот период времени в художественной форме и описан В.Богомяковым в цитированном стихотворении.

30 марта 1998 , 15:12, понедельник.

Сейчас – 2001 год – "Агдам" – у нас в городе Королеве Московской области – в продаже имеется и стоит 27, что ли рублей за бутылку 0.75 л. (Водка при этом – самая дешевая, осетинская – 31 р 50 коп, приличная кристалловская – 64 р. за 0,5 л. На нынешнюю Пасху мы его – "Агдам" – с Гузелью даже пили: пришел в голову такой каприз. Вместо того, увы, чтобы идти в церковь, мы взяли с собой скоромной еды, пошли в ларек, купили "Агдама", сели на скамеечку на бульваре, и, дождавшись первой звезды, начали разговляться. И – оказалось, отличный напиток, это "Агдам"! Бьет по башке – сразу, с первого стакана, и – – – То есть, в течение вечера мы осилили всего две с половиной его бутылки – третью даже не допили.

В результате этого эксперимента стала понятно, почему алкаши очень любят всякие вина портвейнового типа, предпочитая их даже водке.

Действительно, эффективность их по части скорости и ударности опьянения – – –!

Да, а там как оно было.

А вот как: выпили мы первую бутылку, пошли в магазинчик за второй. И обнаруживаем: не продают!

Вот оно, все на полках стоит – а купить нельзя!

Местный горсовет (исполком? городская дума? мэрия? или как там оно нынче?), следуя пожеланиям московской Патриархии, постановил во время православных праздников спиртного крепче пива – не продавать!

Портвейн мы, конечно, все равно нашли, но чувство глубоко изумления – осталось.

АГЛИЦКИЙ КЛУБ

И вот, дорогой читатель. Вот как следует взять и поступить. Нужно войти в главный корпус Тюменского Государственного Университета, тот самый, который на улице Семакова, и пройдя вестибюль, повернуть налево и дойти до конца. Там будет лестница, по ней нужно подняться на третий этаж. Прямо перед вами будет окно. Вот окрестности этого окна – се и есть то, что в 1980-е годы называлось Аглицкий клуб. В те же 1980-е место это являлось довольно-таки важным культурно-идейным центром культурно-идейной жизни города Тюмени указанного периода: на переменах здесь собирались молодые люди университета курить, а еще при этом обмениваться новостями и мнениями обо всех подряд явлениях и проявлениях и всячески обсуждать все проблемы и вопросы – напр., см. сообщ. Азов П. Тон задавали в этих обсуждениях студенты английского отделения факультета романо-германской филологии, почему се и получило название клуба не какого-нибудь, а Аглицкого.

Собирались курить именно здесь вот почему: там мужской сортир, рядом с этим окном, и, на самом деле, курить полагалось именно в нем. Но все курили не в сортире, а рядом, и университетскими властями по непонятным причинам это почему-то не преследовалось.

Достопримечательностью Аглицкого Клуба в течении многих лет 1980-х годов было наличие видного тюменского культурного деятеля Немирова М., возлежащего на подоконнике. Ибо у указанного окна есть подоконник, и весьма значительной ширины. И М.Немиров, обучавшийся в первой половине 1980-х годов здесь филологическим наукам, автор этих строк, целыми днями на этом подоконнике лежмя лежал с утра до вечера, читая какую-нибудь научную книжку.

Ему и идти было отсюда некуда, поскольку ему было свойственно в эти годы не иметь постоянного места жительства (см. Бурова С.), главное же – нравилось ему тут! Тепло, удобно, в библиотеке двумя этажами ниже сколько угодно самых увлекательных книжек, со всех сторон – ослепительной свежести девушек, поражающих восторгом ум, а в придачу здесь всегда было можно настрелять – по 20-30 копеек с носа – на поесть в студенческой столовой, а то и на выпить.

Более того: его здесь аж даже в начале 1990-го года можно было порою обнаружить, спустя почти пять лет по получении диплома. Было ему при этом стыдно: вот ведь приперся, великовозрастный балбес! – но не припираться все-таки не мог: очень уж ему здесь нравилось!

У Бакулина М. – и/или у Клепикова Н. – имелись когда-то и фотоизображения лежащего на этом подоконнике М. Немирова. Если они еще сохранились – неплохо бы вам, друзья их мне прислать: я их опубликую.

2.

Справедливость требует описать, как оно там теперь – сведения отсутствуют. Надеялся я, что как начну я только издавать это сочинение, так ко мне и потекут потоки сообщений, ото всех знакомцев и незнакомцев обо всем, что только ни есть – хрен там.

Весной 1996, правда, Богомяков В. мне кой чего прислал, и М.Бакулин, и А.Михайлов. Но с тех пор – – –

Ну и фиг с ними.

Сам напишу.

Чего не знаю – про то, в конце концов, просто придумаю.

3.

1999, 14 июля

Побывал я там в начале июля сего года, впервые в Тюмени за почти 10 лет.

Докладываю: нет никакого Аглицкого клуба, ибо и самоего сортира больше нет, а вместо него устроена аудитория.

И на подоконнике тоже возлежать никому нет никакой необходимости, ибо университет за прошедшие 10 почти лет к изумлению автора этих строк расцвел невиданным цветом – во всяком случае, по части внешней своей видимости, – все сияет прямо-таки просто развратной роскошью, и везде понаставлено шикарных кожаных диванов, на которых сиди – не хочу.

Вот так вот.

А еще везде вопят, высшее образование в нищете и разрухе.

Не знаю, где как, но Тюменский Государственный Университет нисколь не в разрухе, и нисколь не в нищете – строятся все новые и новые корпуса, общежития, дома для преподавателей, все это набивается внутри предметами роскоши типа упомянутых диванов , и проч., и проч.

Все это есть заслуга нынешнего ректора его Куцева Г.Ф., по этой части нужно отдать ему должное, да.