Уокер и Марианна

Она работала в банке. Он был офицером. Она гребла сотни тысяч. Он
стрелял у друзей на бутылку. Она носила кружевное белье и бусы
из черного жемчуга. Он засыпал в семейных трусах и больше
всего гордился медалью, полученной в каком-то конфликте. Она
была супернормальна. Он, когда напивался, ломал деревянные
стулья, палил в окошко из табельного "Макара".

Как ясное небо и тротуарная грязь, как пламень языческого костра и
лед в виски с содовой, как крутейший Уокер и плачущая
Марианна, как Vogue и "Калейдоскоп", как голубой унитаз и очко в
деревянном сортире, как… Впрочем, понятно. Они были разными.
Даже очень. Настолько, что никогда не могли повстречаться.
Никогда и нигде. Она не бывала там, где он прогуливал денежное
довольствие. Он тупо глядел иногда на шикарные клубы, где
она гуляла ночами.

Она ничего не знала о нем. Он, конечно же, никогда не слыхал о ней.

И тем не менее, они любили друг друга.

Это я знаю точно. Так же точно, как то, что портвейн "777" – ужасная
гадость. Как то, что опохмеляться водкой – безвкусица. Как
то, наконец, что шоколад и шампанское ничем не лучше селедки
и самогона.

Они любили друг друга. И всякий раз, занимаясь любовью с другими, с
другими кушая кофе и выпивая чифир, получая завтрак в
постель, отправляя блевотину в унитаз, они улыбались, и душа их
цвела, согреваемая любовью.

Я никогда не видел такой замечательной пары.

Господи, сколько раз я пытался добиться встречи! Звал их на общие
вечеринки, манил на общественный пляж, пытался устроить
внезапное столкновенье на улице!.. Я просил. Умолял. Я требовал,
наконец.

Напрасно.

У нее всегда находились дела. Он ударялся в запои. Если я заставлял
его в пьяном виде переходить дорогу, тогда она буквально за
квартал до него попадала в лапы автоинспектора. А если
случайно она гуляла по улице, и он направлялся навстречу, то
непременно на город обрушивался циклон. Асфальт размывало.
Падали дома и деревья. Туман заволакивал улицы. Нева выходила из
берегов. И медный всадник, летя по Невскому, распугивал
население.

Я устал. Я выдохся. Моя фантазия истощилась.

- Рядовой Серегин!.. - сказал мне однажды он.

- Сережа… - сказала однажды она.

- …отставить!

- …оставь нас в покое. Мы любим друг друга. Разве этого мало?

Тогда я возненавидел обоих.

Последние публикации: