200 слов. №4. Это наше все.
— Железцов Александр Федорович
(25/09/2002)
Ну, не с Выселок же приходили ночью, скатёрку мою воровать?
Это ближнее к нам место, семь километров.
Волки что ли?
Мы с Марьей их боимся, а Солдатиха нет. Солдатиха на Выселки себе за пенсией ходит. И за хлебом ходит - себе одной... Такая!
Библиотечка эгоиста. Азбучные истины №10. Рассказ московского содержания.
— Дмитрий Бавильский
(19/09/2002)
Надо вам доложить, многотрудное это и совсем непростое дело - в одиночку-то, в большом городе промышлять. Стал Кавильский, как человек проницательный и честный, понимать механизм схождения с ума, съезда, так сказать, крыши. Всё просто - просто когда человек долго время только самому себе предоставлен, то постепенно, очень незаметно утрачиваются критерии общежития. Допустим, если один, то можно и кровать не заправлять, и постельное бельё не менять, и есть одни только полуфабрикаты, до ума их не доводя как следует. Можно хоть во сколько уходить, хоть во сколько приходить, никто тебя не ждёт, никуда ты не торопишься, не спешишь. Он один раз пьяный пришёл самым утром, и ничего, лёг, проспался, встал, снова куда-то попёрся.
200 слов. №3. Дрянь.
— Железцов Александр Федорович
(18/09/2002)
...даже перед Екатериной Сергеевной неудобно:
рассказывает как зятю за большие деньги зуб сверлили,
а тут эта, бесстыжая, с помойки дрянь какую-то тащит,
да еще хвостом вертит...
Борщ по-кубански.
— Валерия Шишкина
(17/09/2002)
-Значит так, какой мы будем борщ варить: мясной или вегетарианский?
-Постный, - отвечает он и голос его кажется ему чужим. Он смотрит на жену и не может насмотреться. Всё в ней мило. - Наш, кубанский борщ, - уточняет он.
200 слов. №2 Тётя.
— Железцов Александр Федорович
(11/09/2002)
Ей восемь лет. Она бежит по дорожке и любит дядю Юру.
Он красивый. У него красивая военная форма. Когда он приезжает, то поднимает ее на руки, чтобы она могла его поцеловать. Он колется усами и красиво пахнет.
Павелецкий вокзал.
— Дмитрий Данилов
(11/09/2002)
Два краснолицых мужика тащат через площадь гигантскую двадцатиметровую сосну, с кряхтением, сопением и матерными облачками пара около открывающихся и закрывающихся ртов. Сосну предполагается использовать в качестве новогодней елки дома у одного из этих мужиков, обвешивать ее игрушками и "дождиком", водить пьяные хороводы.
Пытаются втиснуть сосну в кстати подошедший трамвай. Орут, ругаются, вышвыривают из вагона визжащих пассажиров. Сосна не проходит, упирается в стены, крушит стекла. Умаялись, бросили. Трамвай дальше не пойдет, просьба освободить. Сосна валяется у остановки огромной рухнувшей колонной. Мужики, свирепо-растерянные, курят, плюются, не знают, что делать и как дальше жить.
Библиотечка эгоиста. Азбучные истины №9. Рассказ случайного содержания.
— Дмитрий Бавильский
(04/09/2002)
Ивильский, понимаешь, как пчёлка, шуршит с тряпкой и ведром, бельё раздает и подстаканники пересчитывает, а эти сидят и томно о высоком трепятся. Томас Стернз Элиот... Франц Кафка, Альбер Камю и французские экзистенционалисты, - круче только яйца и Гималаи.
200 слов. Речка.
— Железцов Александр Федорович
(29/08/2002)
Так и текла: из болота на месте озера, мимо складов, под деревянным мостом, под железным мостом, после которого вода делалась мутная, по лугу, где фабричный, гуляя летней ночью с дояркой, сажал ее на вершину холма, вежливо подпихивал пиджак, и, неопределенно указывая в речной туман, рассказывал про сома страшенного.
Николай Степанович.
— Дмитрий Данилов
(28/08/2002)
Николай Степанович кособоко, чуть вприпрыжку, выскакивает из подъезда в грязно-заснеженный двор. Лязгает кодовый замок, закрывая доступ мифическим посторонним, которых здесь никогда не было и не будет. Пошатываясь и одновременно слегка приплясывая, Николай Степанович продвигается сквозь снега в сторону Светлановского проспекта, к остановке наземного транспорта. Ему, в общем-то, некуда спешить, но Николай Степанович пытается торопиться, показывая окружающей пустой действительности свою жизненную наполненность.
Библиотечка эгоиста. Азбучные истины №8. Рассказ частнособственнического содержания.
— Дмитрий Бавильский
(20/08/2002)
Дело в том, что на морском побережье одежда сохнет очень долго, несколько дней, два, а то и три. Завильский этого по рассеянности, конечно же, не учёл, а тут смена подошла к концу, нужно вещи собирать и сматываться. Завильский начал вещи на балконе снимать, а они ещё совсем влажные. Получается, что ли, у него ни одних свежих трусов не осталось ?
Прибытие поезда.
— Дмитрий Данилов
(14/08/2002)
Володя Вовов так и сидел, сжимая лицо руками. Скляренко при виде поезда тихонько завыл, тряся головой. Нелли Петровна, выронив сумку и пакет, часто моргала и никак не могла собрать детали окружающего ее мира в цельную, непротиворечивую картину. Иван, притоптывая и издавая гортанные звуки, на правах начальника станции или директора чего-то там, совершал на платформе медленный круговращательный ритуальный танец. Бабушка, ожидающая в зале ожидания, закуталась с головой в беспорядочное шерстяное тряпье. Только бы скорее уехал, только бы ничего не видеть: Бродившая у края леса фигура теперь равномерно подпрыгивала на одном месте.
Библиотечка эгоиста. Азбучные истины №7. Рассказ религиозного содержания.
— Дмитрий Бавильский
(13/08/2002)
В Ригу мы приехали ранним утром, часов в пять, холодно и пусто. В чужие города, особенно в первый раз, и нужно, как раз приезжать засветло. Когда улицы независимы и спокойны, когда город полностью принадлежит тебе, выдан на откуп. Ходишь-смотришь, нюхаешь новый воздух, привыкаешь-обживаешься и никто тебе в этом интимном процессе не мешает. После недавних событий остались баррикады и надписи: Горбачёв - кровавый царь.
Звери и люди №5. Попугай Флобер.
— Железцов Александр Федорович
(07/08/2002)
Да, продаю. Пять тысяч.
Ну, не знаю: Пять тысяч.
Да, говорящий.
Что Вы, женщина, - он так сразу не может, видите, он волнуется.
Ну, он же понимает, что продают - и волнуется.
Да,Флобер?
Это у Вертинского, знаете, песня - "Попугай Флобер".
Почему старый?
Он совсем хороший еще, попугаи вообще долго живут, да Флобер?
Библиотечка эгоиста. Азбучные истины №6. Рассказ виртуального содержания.
— Дмитрий Бавильский
(06/08/2002)
Если по порядку, то, конечно же, сначала Евильский уехал один. То есть, сначала устроился в Москве в некую экономическую по содержанию газету, в отдел самой недвижимой недвижимости, купил себе там небольшую комнатку рядом с метро "Сухаревская" и примерно полгода честно работал над составлением наиболее адекватного применения своим деньгам, сопоставлял, сравнивал, наводил справки. Потом, вот купил себе квартиру в Париже, этот вот дом и парк в Сан-Поль-де-Вансе, хорошенечко оборудовал его, а уже потом вызвал сюда, тех, кто мил, любим и всегда желанен.
Полярная авиация.
— Дмитрий Данилов
(31/07/2002)
Штернфельда взяли прямо на улице, когда он бесцельно прогуливался, озираясь на дома, скверики и ларьки с газированной водой. Какие-то люди беззвучно подошли, показали невиданные, переливающиеся всеми цветами радуги удостоверения и уверенно, хотя и безболезненно, затолкали Штернфельда в машину.
Библиотечка эгоиста. Азбучные истины №5. Рассках гегелевского содержания.
— Дмитрий Бавильский
(30/07/2002)
Он представлял этих хмурых и усталых женщин в вязаных шапках с полными кошёлками мёртвой еды распластанными по подушке, с рассыпанными от постоянного мотания головой волосами, зубами и глазами, носами, ушами в серёжках и прочими деталями фасада. Но всегда - только лица, только верхняя часть лица, которую одну, честно говоря, в момент исполнения интернационального мужского долга-то и видно. Хотя никаких эротических ощущений при этом Давильский не испытывал, да и не хотел испытывать: шла обыденная работа по освоению и присвоению мира.
Звери и люди №4. Смерть чиновника.
— Железцов Александр Федорович
(24/07/2002)
ОН. Принимает?
Пауза. ОНА продолжает разглядывать кольца.
За Вами занимали?
Пауза продолжается.
Что - ответить трудно?!
Пауза продолжается.
Слушайте, Вы посмотреть на меня можете? Просто посмотреть и ответить по-человечески?!
ОНА (тускло). Потише можно?
Библиотечка эгоиста. Азбучные истины #4. Рассках нетрадиционного содержания.
— Дмитрий Бавильский
(23/07/2002)
Но в любом случае, он привык так, Ленка была всегда дома и хлопотала по хозяйству или сидела за конспектами, или, там, по телефону трепалась - он слышал её голос, ощущал её присутствие, а это уже самое важное, самое-самое. Потому как нельзя человеку одному оставаться, ну никак нельзя - надо чтобы всё время кто-то рядом толокся, мешал, отвлекал и всё такое, третье-десятое. Когда-то, очень давно, всё в его жизни было не так, но постепенно установилось, вошло в однажды заведённый ритм, который не давал сбоев.
Сокол.
— Дмитрий Данилов
(17/07/2002)
Трамваи управляются как-то сами собой, собственными силами, автоматически останавливаются на остановках, прибавляют скорость, где надо. Водитель нужен только для неподвижного сидения с застывшим, устремленным за горизонт взглядом. Некоторые водители специально все ломают и пытаются управлять сами, чтобы не останавливаться на пустынных, как им кажется, остановках. Но ревизоры бдительно ездят, проверяют, увольняют, ссылают в штрафной батальон. Другие водители норовят незаметно выскочить на остановке, поваляться в грязи, поспать, поплакать, пока трамвай сам едет установленным маршрутом. Таких, поймав, убивают на месте.
Библиотечка эгоиста.Азбучные истины №3. Рассказ постмортального содержания
— Дмитрий Бавильский
(16/07/2002)
Вот, значит, так оно и случилось - покатила масть, и дольше века длился день. Только время - к поезду, на вокзал ехать. Ну, и не в силах расстаться, всё сразу порвать, разрешил Вавильский себя до вагона проводить, хоть и не любил этого странно. По дороге они щебетали как два щегла, много смеялись и махали руками.
Библиотечка эгоиста. Азбучные истины №2. Рассказ Человеконенавистнического содержания.
— Дмитрий Бавильский
(10/07/2002)
Мизантропия - это когда ты себя уже никому не объясняешь, не пытаешься быть понятным. Мизантропия - когда всему неприятному говорится о целесообразности самоуничтожения и одновременного исчезновения, можно сказать, стирания из памяти сознания. Но мизантропия, она опасна, своей практически неизлечимостью, и всё стремится углубиться, понимаешь, и в ширь, и вглубь, захватить как можно больше места.
Звери и люди №3. Блеск.
— Железцов Александр Федорович
(10/07/2002)
МИЛИЦИОНЕР. Мужчина !
МУЖЧИНА (не останавливаясь). Вы мне?
МИЛИЦИОНЕР. Стоять!
МУЖЧИНА. Зачем?
МИЛИЦИОНЕР. Ах, ты... (Заворачивает ему руку за спину.) Пил?
МУЖЧИНА. Больно!
МИЛИЦИОНЕР. Выпил - так и скажи! Пивка, наверное, да? Немножко, да?
МУЖЧИНА. Я не пью.
МИЛИЦИОНЕР. А глаза блестят! Наркотики, значит?!
Хорхе Кампос.
— Дмитрий Данилов
(03/07/2002)
Он обнаружил себя сидящим на скамейке в совершенно незнакомом месте, в незнакомой части света. Вокруг был, наверное, город. Стояли дома, ездил транспорт, виднелся узкий канал, а еще дальше - другой берег канала, набережная и опять дома, таинственно-угрюмые, выстроившиеся в одну сплошную линию, пяти-шестиэтажные, похожие друг на друга, но разные. Ходили, бежали и стояли люди. Люди - белые, условно европейского вида, грингос, как сказал бы Хорхе Кампос. Но он ничего не говорил, безуспешно пытаясь понять, что происходит.
Библиотечка эгоиста. Азбучные истины №1. Рассказ нравоописательного содержания.
— Дмитрий Бавильский
(02/07/2002)
Дело в том, что Авильский с детства на горшок по большому ходить боялся. Особенно после того, как его бабушка-сердечница во сне умерла. Перед тем как спать лечь она, говорят, в туалет сходила, и хорошенечко облегчилась.
Звери и люди №3. Рецессивный ген.
— Железцов Александр Федорович
(26/06/2002)
МАРЬЯ ИВАНОВНА. Мы не встанем на четвереньки! Мы венчаны в церкви! Он - муж, я - жена! Вы тут в Москве у себя разных гадостей нахватались - думаете, вы сами до них додумались?! Ха-ха-ха! Специально всё внедрялось - спецслужбами! Миллиарды долларов! Чтобы на четвереньки встали, озверели, облик позабыли! Специально духовность выкорчевывали - Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Михалкова, традиции, песни наши народные!
(Пауза.)
НАТАША. Вот и пой народные песни. Как захочется Виталия Сергеевича сбросить, "Дубинушку" запеваешь, - смотришь, - и перетерпела.
Ленты новостей

X
Загрузка