Рассказы "Признание", "Прогулка", "Соревнования"

 

 

 

      После окончания занятий я, Витя, и две Лены решили немного прогуляться по вечернему городу. Мы бодро шагали по заснеженному тротуару, болтали. Было хорошо, и в тоже время как-то грустно, потому что надо было возвращаться домой, в пустую квартиру, к своим ежедневным рутинным заботам. И я предложил всем вместе зайти и  посидеть  в кафе.

      Мы с трудом уместились за небольшим круглым столиком. Я и Витя заказали себе по бокалу дешёвого пива, а Лены пить отказались. Витя активно травил шутки, Лены вяло над ними посмеивались. Я же сидел тихо, и наблюдал за одной из Лен. Она была не такой, как все. Скромность одежды и простота движений тела отличали её от многих других девушек. В задумчивом выражении лица проглядывалось серьёзное отношение к жизни. И казалось, если я ей скажу, что она мне нравится, то она легко поймёт меня. Непонятная сила тянула дотронуться до неё, но я держал себя в руках. 

      Через некоторое время все резко заторопились по домам. Но свою Лену я отпускать не хотел. И когда она села в маршрутку, чтобы ехать домой, я сел вместе с ней. Мы вышли на её остановке. Всю дорогу она не обращала на меня внимания. У самого её дома мы остановились и посмотрели друг на друга, после чего я сказал, что люблю её. Она недовольно сморщила лицо.

      - Слушай Паш, мне в жизни много не надо. Я хочу закончить институт, найти нормального мужа и нарожать ему детей. Понятно?

Я ничего не ответил. А она повернулась, и пошла в сторону дома. Я смотрел ей вслед. И на какое-то мгновение мне захотелось побежать и остановить её. Но что я мог ей ещё сказать?

      Не помня себя, я спустился к остановке, сел в первую попавшуюся маршрутку, и поехал, чёрт знает куда. В глубине души я смеялся над собой, над своим нелепым поступком, её глупым ответом. Мне было обидно. Но обидно скорее не от того, что мне был дан отказ. А оттого, что я опять остался один. Да и признание это было в сущности шуткой. Неужели я могу кого-нибудь любить? Нет, конечно. Но ощущение одиночества всё больше и больше давало о себе знать. И я никак не мог успокоиться.

      Я мотался по городу как неприкаянный, из одного конца сразу же ехал в другой. Чувствовал себя совершенно опустошённым и не нужным. Купил в ларьке ещё пива. Долго шёл мимо каких-то жилых домов, пока наконец не оказался на самой окраине – у гаражей, за которыми начинался лес. Свернув с дороги, я наткнулся на большой овраг. Я всматривался в его тёмную бездну, обмеривал крутые склоны. Что мне оставалось делать, прыгнуть вниз и свернуть себе шею?

      Со стороны дороги меня ослепили фары приближающейся машины. По проблесковому маячку на крыше я понял, что это был милицейский уазик. Он остановился около меня, и из него вылезли два здоровяка в форме.

      - Что мы тут делаем, гаражи вскрываем? – произнёс один из них.

Потом он скомандовал вывернуть мне карманы. Я не отпирался, потому что мне было всё равно.

2012

 

Прогулка

 

      Андрей свернул с дороги за гаражи покурить. Он ещё не привык делать это открыто, и поэтому предпочитал прятаться где-нибудь в укромном месте. Чтобы не чувствовать на себе осуждающих посторонних взглядов, что вот, мол, такой молодой ещё, а уже курит. Он любил гулять в этом районе. Здесь хоть и неухоженно было, но подальше от нудящей городской суеты. Не был слышен шум автомобилей, да и люди почти не встречались.

      Стоял пасмурный день. Но солнце казалось вот-вот пробьётся сквозь тучи, окрасит яркими лучами будничную серость. Частные одноэтажные домики неуклюже громоздились на сопку, от них кое-где распространялся в атмосферу печной дым. Было тихо, лишь изредка по округе разносился беспорядочный собачий лай.

      Унылый пейзаж казалось совсем не влиял на настроение Андрея. Наоборот, после таких прогулок он словно бы обретал некоторое душевное равновесие. Становился уверенней и взрослей. Он знал, что никто из его знакомых никогда бы не пришёл сюда или в другое подобное место. Не стал бы вот так в одиночестве бродить по непривлекательной местности. А для Андрея одиночество было хорошим способом разобраться в себе. И по этой причине он считал себя каким-то особенным, не таким как все.

      Зайдя за ржавый гараж, Андрей увидел пустынную территорию кондитерской фабрики, каркас недостроенного здания и несущиеся по трассе автомобили. Он достал сигарету, и закурил. 

      Ветер шевелил на земле мусор, качал ветви деревьев, нёс по воздуху редкие снежинки. Андрей затягивался, погружался в рассуждения о смысле жизни, о предназначении человека в таком большом и неуютном для него мире. На мгновение выглянуло солнце, но это не помогло сделать окружающий мир хотя бы чуть-чуть ярче.    

      Докурив, Андрей ещё некоторое время стоял и предавался всяким мыслям – вот скоро закончит он школу, поступит в институт, правда он ещё не решил на кого. Но у него есть уйма времени определиться. Станет известным писателем, или музыкантом, – и будет покорять мир. Или закончит мореходку и избороздит просторы Тихого океана, побывает в разных странах. Он знал, что судьба будет к нему благосклонна. Что ждёт его много интересного и хорошегов жизни, потому что иначе никак не должно быть.

      - Эй, парень.

Андрей повернулся и увидел рядом милиционера.

      - А где труп-то?

      - Какой труп?

      - Да вот вызов поступил, что где-то здесь труп человека обнаружили.

      - Я не видел ничего – испуганно сказал Андрей, и поспешил пойти прочь.

 

 

       Соревнования

 

      Если ты не умел драться, и за тебя некому было заступиться, то на тебе могли просто ездить – на улице, в школе. Дрались двор на двор, район на район. Да и просто между собой, желая утвердить своё лидерство в компании. Дрались по-настоящему, до тех пор, пока ты не начинал задыхаться и терять сознание, лёжа под противником. Били кулаком в лицо, не думаю о последствиях. 

- Ах ты, гад. Ну, подожди, доберусь я до тебя – вертелось у меня  в голове, когда я сплёвывал солоноватую кровь на снег.

Пробовали выплавлять из свинца кастеты, некоторые вооружались ножами.

      В нашей школе ходят по средним и старшим классам какие-то люди, называют себя тренерами, завлекают записаться в их секцию по самбо. Недолго думая мы с приятелями решили сходить, посмотреть, что к чему. Тренажёрный зал располагался в подвальном помещении, которое раньше предназначалось для бомбоубежища. Обстановка, как и полагается: спортивные снаряды, широкие маты, боксёрские груши развешаны тут и там. Подходим к тренеру, и говорим, что тоже хотим тренироваться. Он записывает нас в свой журнал, говорит в какую одежду лучше одеваться на тренировки, называет расписание работы секции. И уже через некоторое время я вовсю отрабатывал на занятиях бросок через бедро и болевой на руку.

     На улицах и в школе начинаю чувствовать себя уверенней. После уроков за школой сцепляемся с одноклассником. Я без особого труда укладываю его на землю. Знакомые начинают меня уважать, а некоторые даже побаиваться. На очередном занятии тренер говорит, что скоро будут проходить общегородские соревнования, и что надо бы не ударить в грязь лицом – занять какие-нибудь призовые места. 

      И вот наступает тот долгожданный день. Ночью даже спал плохо, как перед экзаменом. Но сейчас настроен решительно. Народу в спортзале полно, все разминаются перед предстоящими боями. Проверяют растяжку, отжимаются, проходят процедуру взвешивания. Я тоже занимаю очередь к весам. Вижу, как передо мной стоит пацан с каким-то неестественно большим лбом. Такой лоб я встречал только у взрослых, с любопытством его осматриваю. Подходит моя очередь вставать на весы. Мне называют вес. Начинаются бои.

      Один мощный парень вырубает одного, второго.

- Хорошо дерётся – думаю я, глядя как тот бросает соперника через бедро.

Зрители и участники соревнований обступили площадку сражений. Кричат, аплодируют победителям. С нетерпением жду своего выхода. Наконец-то называют мою фамилию, и я выхожу на бой. Сцепляемся. Мой противник смотрит уверенно, хватка крепкая, чувствую что сильнее меня. Он пытается уложить меня на мат, но у него ничего не получается. Я твёрдо стою на ногах. Тут бой останавливают, и говорят, что перепутали фамилии, в результате чего я вышел драться с бойцом тяжелее меня, не своей весовой категории. Ухожу с матов.

      Опять жду. Проходит череда сражений. Два пацана отчаянно борются. Очень долгий бой. Кто же победит? Один перекидывает другого через себя.

- Вот это да, здорово получилось, – говорю я сам себе.

Опять слышу свою фамилию. Теперь точно я. Выхожу на маты. Ко мне выходит тот самый пацан с большим лбом. Я быстро обдумываю тактику сражения – так сначала завалить, ну а потом болевой на руку и дело сделано.

      Мы начинаем драться. Я ставлю ему подножку, он падает. Крепко схватив руками, тянет меня за собой. Я падаю на него. Чувствую, как мой подбородок ударяется обо что-то твёрдое и тёплое. Начинаю понимать, что я воткнулся им в какую-то часть его тела. Подымаюсь на ноги. Пацан лежит без движения. Стоит полная тишина, никто не аплодирует. Я смотрю на его лицо – глаза закатились. Во лбу глубокая дыра, из неё течёт кровь.

      Подбежавший тренер, осмотрев лежащего, закричал: «Вызывайте скорую!»

2015

Последние публикации: 
Рассказы (17/05/2018)
Токсикоманы (07/05/2018)

X
Загрузка