Не поняли

 

 

 

В частном архитектурном бюро «Вертикаль» 31 декабря до обеда наблюдалась обычная предновогодняя суета. Народ бегал по офису с подарками, звенели поцелуи, здравицы и иногда даже бокалы. В три часа архитекторы стали расходиться по домам. Глеб Заводилов, молодой архитектурный гений, которого любило начальство и особенно рядовые сотрудницы, уложив пакеты с подарками под рабочий стол, вышел в коридор покурить. Он выжидал удобного момента, чтобы поговорить без любопытных глаз с Машей Великановой, системным администратором и невероятно умной девушкой, осуществляющей компьютерную связь бюро с внешним миром. Маша нравилась Глебу, но она была замужем, и парень общался с ней редко и в основном по делу. Стараясь не обнаружить своей влюблённости и, главное, не доставить лишних волнений Маше. Ну и чтобы не возбуждать липкого интереса у своих коллег.

Совсем неожиданно мимо него прошла Маша в сопровождении унылого пожилого мужчины, с клочками седых волос на шарообразной сильно полысевшей голове и с лицом алкоголика, силящегося выглядеть завзятым трезвенником.

- С Новым годом, Машуля! - сказал Глеб и подумал: «Какой у тебя, однако, лоханутый муж!»

- И тебя с Новым годом, - улыбнулась девушка и странно долго задержалась взглядом на парне. - Желаю новых архитектурных вертикалей!

И пошла в офис, а муж поплёлся за нею.

Глеб расстроился, что поговорить с Машей не удастся и, главное, не получится проводить её домой под предлогом помощи в перетаскивании подарков. Парень несколько минут поразмышлял о невезухе, потом стряхнул с себя облачко непрошенной грусти, вернул лицу беззаботность и побежал по лестнице вниз, к выходу. Но у самых дверей вспомнил, что забыл пакеты с подарками под столом, и опять поднялся в офис.

Когда он выкладывал пакеты на столешницу и распределял их в руках, к нему вдруг подошла Маша. Она пару минут следила, как Глеб управляется с ворохом подарков, потом посмотрела ему прямо в глаза и тихо, но очень настойчиво спросила:

- Хочешь, помогу тебе дотащить подарки?

Глеб умел держать себя в руках, но тут вдрызг растерялся, и на лицо его на смену беззаботности выползла кисло-самоуверенная улыбочка. А в голову полезли бесформенные и противоречивые мысли. «Она ведь намекает на то, чтобы побыть со мной наедине, но вдруг это насмешка?   Я ведь сам хотел предложить ей поинтимничать по дороге к её дому, а она перехватила инициативу, чтобы по-женски пихнуть меня под плинтус? Это крохотное свидание, конечно, самый лучший подарок под праздник, но ведь всё может кончится обломом и последующей тоской? Кайф, если соглашусь, но куда мы денем её лысого мужа?»

Ну и так далее, несколько секунд мозгового штурма, больше похожего на мозговой кавардак и обвал.

В результате, Глеб уверенно произнёс:

- Спасибо, управлюсь! До встречи в следующем году! - и, совсем обалдев, ляпнул: -   Меня там внизу ждёт одна барышня, так что я побежал.

Маша кивнула:

- До встречи. Я тоже сейчас побегу.

И в эту секунду в дверь заглянула бухгалтер Вера Смородина и скороговоркой прокричала:

- Маша! Компьютерщик сказал, что твой «Макинтош» в порядке, просто у провайдера какие-то сбои. Обычные ляпсусы перед большими праздниками. Он обещал заглянуть в январе, на всякий случай. Я ему выплатила две тысячи по договору, и он убежал.

- Спасибо, Верочка!

Через минуту Глеб был на улице. Он шёл злой и несчастный, увешанный яркими пакетами, и чувствовал, как в сердце растёт серая тоска. Ведь они могли побыть с Машей как минимум час наедине, она, без сомнения, была не против такой прогулки! Но как он мог, уже отказавшись от Машиной помощи, вдруг пойти на попятный? Мужчина он или кто?

Возможно, лучше всего было плюнуть в этот раз на условности и принять Машино предложение. А что если в этой смелости и есть достоинство мужчины? Но как вылезти из паутины условностей, которыми мы опутываем себя ради спокойствия - это не ясно ни мужчинам, ни, наверное, женщинам.

Да, многое диктуют людям глупые мелочи, оправданные таким же глупым непониманием.

Навстречу Заводилову бежали люди, тоже нагруженные новогодними подарками. Где-то по другим улицам бежала Великанова. В витринах магазинов зажглись весёлые, перемигивающиеся разноцветным световым водопадом огни. У телефонной будки стояли, обнявшись, высокий юноша в смешной спортивной  шапочке и девушка с очень длинными, красивыми золотистыми волосами. Они целовались и понимали, что никому сейчас до них нет никакого дела. Сыпал снег, но влюблённые его не замечали. Был канун праздника, и всё шло так, как надо. Они были счастливы.

X
Загрузка