Мальчик - Небо (Действие первое)

Нина Садур

 

мистерия

 

 

                                                                                                                                                                                                    Памяти моего отца                                                         

                                                                                                                                                                                                    Николая Илларионовича ПЕРЕВАЛОВА

 

 

9 мая особенный день в году, когда
     Небесные силы спускаются на землю,
                                                                       чтоб сразиться с силами тьмы за наши жизни.                                             

 

                                         

 

                                                    
 
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
 
МАЛЬЧИК, 15 лет
МАМА МАЛЬЧИКА
ДЕДУШКА
НАСТЯ ЛЕБЕДЕВА - АЛЬБИРЕО,12 лет
ТАНЯ - СЕРПЕНТИС, 22 года
ГОНЧИЕ ПСЫ: МАША, ДАША, по 10 лет
МИА-ВИНДЕМИАТРИКС, 15 лет
НЕСТЕРУХИНА - ЧЁРНАЯ ДЫРА,15 лет
ДЕМОН
КИРГИЗ
ШИБЕЛКИН
СОЛДАТИК с гармошкой
РАНЕНЫЙ
МАМА НАСТИ
СОЛДАТЫ
ПРАЗДНИЧНЫЙ НАРОД
 
 

                                   2018г. Москва.

                                             
 
 
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ.  ДЕДУШКА.
 
 
ПРОЛОГ. КОМНАТА МАЛЬЧИКА.
 
МАЛЬЧИК. МАМА.
 
МАЛЬЧИК мучительно, в слезах, просыпается. Трёт затёкшую шею.
Откуда-то идёт трансляция Парада Победы.
 
   МАЛЬЧИК. (зовёт) Мам… мам… Я же просил разбудить!  Ну мам, ну Парад же!
         
          Поспешно входит МАМА, нарядно одетая на выход.
 
Доброе утро, мама!
      МАМА.   Ну прости, прости, дорогой! Но ты мог и сам будильник поставить!  (запнувшись). Ты опять плакал!
      МАЛЬЧИК. Нет, я вспотел!
      МАМА   Не пытайся обманывать, Стёпа!
      МАЛЬЧИК   Да вспотел же я! Вот ты нарочно меня держишь, да? Чтоб я Парад пропустил?
      МАМА. Все военные машины уже идут обратно. По Новому Арбату.  А люди стоят и смотрят. Слышишь гул?
      СТЁПА.  Танки?
      МАМА   Ну конечно! Вставай, соня! Не сиди, не дуйся! А-то, правда, весь парад пропустишь.  (осекается) Стёпа, а глаза ведь красные!
      МАЛЬЧИК   Так может это конъюнктивит? В школе эпидемия!
      МАМА   Не говори глупостей! Нет никакой эпидемии! И нет у тебя конъюнктивита!
      МАЛЬЧИК.   Мама, это не я! Нет, формально – я, конечно. Но я не контролирую это, понимаешь ты или нет?  Я даже не помню, что мне снится! Из-за чего я реву-то? Мне даже самому интересно!
      МАМА.  Стёпа, ты ведь уже большой мальчик!
      МАЛЬЧИК   Через чур даже большой! Не находишь?
      МАМА. Не ёрничай!
      МАЛЬЧИК   Мама! Я всё время расту. Причём во все стороны! Скоро мне придётся руку высунуть в окно, а ногу в каминную трубу!  Мама, я не помещаюсь в комнате!  
      МАМА.  У нас нет каминной трубы!  Так что… приноравливайся! Шучу! Ты обыкновенный крупный ребёнок!
      МАЛЬЧИК   Мама, я не просто крупный. Не просто… Ты так говоришь, потому что ты моя мама…
      МАМА.   Ну конечно же, я твоя мама. А вот твой дедушка был под два метра роста и весил 200 килограммов. И работал он в горячем цехе! Сталелитейного завода! Представь – реки раскалённого металла, и твой дедушка ими управляет!
      МАЛЬЧИК   Просто ад какой-то…
      МАМА   Это цинично, Стёпа! Твой дедушка был ударником социалистического труда!
      МАЛЬЧИК. Я не циничный! Мама, я жирный! Жиртрест. Пятитонка. «Скушай пирожок». Давай посмотрим правде в глаза? «Жирный – поезд пассажирный»!  Я похож на ударника, управляющего реками раскалённого металла?
      МАМА   Кто обзывается, те дураки.
      МАЛЬЧИК   Нет. Они просто не любят толстяков. Они нас не понимают. Мама, я огромный тюлень…
          
          У МАМЫ звенит смартфон. Торопливо пишет ответ.
    
      МАМА.  Я ушла.  Вся кафедра уже собралась.  Стёпа, мы быстренько попразднуем и – домой.
      СТЁПА.   А что ты им несёшь?
      МАМА. Стёпа! Ты меня держишь! Пирог несу с сёмгой, салаты.
      СТЁПА. А можно мне с вами?!
      МАМА. Нельзя! Профессуре нашей под девяносто… ты с ума сойдёшь от скуки!  Завтрак на столе!
         
          МАМА целует МАЛЬЧИКА в лоб и торопливо уходит.
 
      МАЛЬЧИК.  Мама, а ведь я не Стёпа! Я огромный тюлень! Меня отбросило штормом. У меня в загривке обломок гарпуна. Ударник ранил меня. Его раскалённые реки погасли в моём ледовитом океане. За это он метнул гарпун! Он возмутился и метнул! Я думаю, он рассвирепел даже, увидев, как гаснут его реки в моих льдах. Какое шипении, пар и твердеющая лава опускаются в девственно недоступные глубины моего океана. Ничего теперь не выковать. Даром утонул металл. Представляю дедушкино бешенство – вот он и метнул, невзирая, что внук.   Но жир, толстенный слой жира спас меня – гарпун обломился, лишь острие застряло в загривке и жжёт болью и обидой. А ведь родной дедушка и не пожалел. Хотя, какой я внук? Тюлень!  Я раненый тюлень, и мою льдину сносит в открытое море.  Мои сородичи плачут на берегу. Мама, какой это ужас – смотреть, как тяжело мечутся они по краю льдистого берега, шлёпая неуклюжими тушами, не в силах догнать меня. Они тоже изгнаны из мира ударников, мама. Их дедушки их изгнали, ударники.  За то, что в них нет ни твёрдости, ни пламени. Один жир во льдах.  И они не перенесут разлуки со мной, мама, дорогая мама…
 
          МАЛЬЧИК прислушивается. Но в ответ – тишина.
          Тогда МАЛЬЧИК распахивает платяной шкаф и вынимает роскошный,
          чёрного шёлка, длинный плащ-накидку с обильными складками и застёжкой-бантом на горле.
 
          МАЛЬЧИК надевает плащ и восхищается своим отражением в зеркале.
 
      МАЛЬЧИК (победно захохотав). Отныне я беру свою судьбу в        собственные руки!  Ибо я Гений Ночь!  Я вижу всё. Меня же не видит никто!
    
 
  1. ДВОР
КИРГИЗ. МАЛЬЧИК.
 
 КИРГИЗ в жилете с надписью на спине: «ООО «ЖИЛИЩНИК» пишет на старых больных яблонях цифры. Кривые яблони в цвету.
МАЛЬЧИК в чёрном плаще стремительно мчит мимо – чёрный шлейф клубится за толстой спиной ребёнка.
 Киргиз роняет кисть, смотрит.
 
      МАЛЬЧИК. Приветствую тебя, о, азиат!
      КИРГИЗ.  Здравствуй, о, мальчик в чёрном плаще!
      МАЛЬЧИК. Я Гений Ночь!
      КИРГИЗ.  Мы – Алмаз!
      МАЛЬЧИК.  Очень приятно!
      КИРГИЗ.  Очень приятно!
               
          Но тут МАЛЬЧИК замечает яблони и резко тормозит.
 
      МАЛЬЧИК. А вы зачем наши деревья нумеруете, о, Алмаз? Просто интересно.  С какой целью?
      КИРГИЗ.   Рубить будем, о, Гений Ночь!
 
          МАЛЬЧИК потрясён
 
      МАЛЬЧИК.  Сегодня День Победы. Сегодня нельзя убивать!
      КИРГИЗ.  Убивать будем.
     
          МАЛЬЧИК вздымает вверх руки-чёрные крылья.
 
      МАЛЬЧИК.  Так будь же проклят ты, о азиат!
      КИРГИЗ.   Не я будь проклят, о, Гений Ночь! Шибелкин будь проклят! Мартемьян Сазонович, начальник ужасный! И весь ваш ЖЭК – шайтан!
 
          МАЛЬЧИК думает.
 
      МАЛЬЧИК.  Они склоняют вас к убийству?
      КИРГИЗ.  О, да!
      МАЛЬЧИК.  Скажите, пожалуйста, вы киргиз или калмык?
      КИРГИЗ.  Мы - киргиз!  Опять забыл?
      МАЛЬЧИК.  А знаете, что?
      КИРГИЗ.    Знать не знаю!
      МАЛЬЧИК.  Вся ваша степь…
      КИРГИЗ.    Не ваша степь!
      МАЛЬЧИК.  Не грубите!  (грезит) Вся степь… пламенеет сейчас тюльпанами. Это ведь у вас?
      КИРГИЗ.  Это у   нас… У калмыков тоже есть…
      МАЛЬЧИК.  И небо разгорается   над степью на рассвете… И   юрта! И маленькие степные лошадки с нежными лохматыми ножками и молочными весенними соплями… и горький дымок кочевий… у вас?
     КИРГИЗ.   У нас. У калмыков тоже есть.
      МАЛЬЧИК.  А юная иссушенная рука над кизяком… и горючий дымок сквозь пальцы, и пенный кумыс над обожженными лицами. И непонятные, кривые слова чужого языка…
      КИРГИЗ.  У нас понятные! У калмыков кривые!
      МАЛЬЧИК. И далёкие красивые горы…
      КИРГИЗ.   У нас – горы!  У калмыков – нет!
      МАЛЬЧИК. А знаете, что?
      КИРГИЗ   Не знаем!
      МАЛЬЧИК. А знаете, что, когда я вырасту, я поеду в степь! Я весь мир объезжу!
      КИРГИЗ. А знаете, что? Когда Шибелкин отдаст мою получку, я сам поеду в степь! И женюсь!
      МАЛЬЧИК   На прекрасной киргизской девушке?
      КИРГИЗ   На прекрасной киргизской девушке!
      МАЛЬЧИК   И юная иссушенная рука…
      КИРГИЗ.   Зачем сухая рука?  Мы вам – акмак?!
      МАЛЬЧИК. (Примирительно) О, нет, конечно! И будете жить в юрте?
      КИРГИЗ.   В юрте будем жить!
      МАЛЬЧИК. И кумыс?
      КИРГИЗ. И кумыс!!
     
         Мальчик трясёт руку Киргизу.
    
      МАЛЬЧИК   Желаю вам счастья, о, Алмаз!
      КИРГИЗ.   Желаем вам счастья, о, Гений Ночь!
      МАЛЬЧИК   Ну, мне пора!  Ну, вы поняли – как действовать! (о яблонях). Вы сами справитесь?
      КИРГИЗ   Сами справимся!
      МАЛЬЧИК. С праздником вас, будущий жених!
      КИРГИЗ. С праздником вас, будущий акын!
 
          Вновь трясут друг другу руки.
          Наконец Мальчик вихрем уносится.
          Киргиз густо обмакивает кисть и напевая киргизское,
          начинает        замазывать цифры на яблонях.
 
  1. НОВЫЙ АРБАТ
МАЛЬЧИК. ДЕДУШКА. ЮНЫЕ СОЛДАТЫ ВОВ.
 
С Красной площади возвращается военная техника ВОВ.
МАЛЬЧИК жадно разглядывает её. Восторженно машет каждому танку,
 каждой зенитке, но гордые военные не смотрят на мальчика...
        Но вот едет старинная полуторка, и в кузове стоят солдатики: юноши и девушки. Мальчик вздымает свои чёрные крылья, а солдатики, заметив его, почему-то дружно грохают хохотом и радостно машут   ему в ответ. Мальчик счастлив, он машет и машет, и вдруг к борту грузовика, из группы хохочущих солдат, выскакивает Солдатик с гармошкой и запевает бойким тенором залихватское, времён той войны, с заливистым свистом и присядкой. Солдаты грохают припев.    
 
       МАЛЬЧИК   Классно! Как классно! Здоровски! Я же знал… я так и знал!
 
МАЛЬЧИК уверен – всё это поётся для него лично! Но они уезжают, весёлые, грузовик их увозит, он не знает, как их удержать, он грузно мечется вдоль дороги, он вот-вот свалится под колёса полуторки…
   Но вон танки пошли… Танки! Мальчик забыл про солдат, он дрожит от восторга -  танки же! Классно!!
И не видит, что сзади к нему подкатил на коляске безногий инвалид в стареньком пиджачишке – грудь вся в орденах! Это ДЕДУШКА.
 
      ДЕДУШКА.  Правильно, они, родимые. Танки наши: ИС – Иосиф Сталин. Т-34. КВ – Клим Ворошилов. Он тяжёлый.   А пушки у нас: гаубицы – это тяжёлые орудия, противотанковые. Зенитки, опять же, миномёты. Ещё орудия были, пушки: семидесятипятка, стодвадцатипятка. А более мощные: от 152 до 305 миллиметров калибра. Особо уважали – 210 миллиметров. Ну и, само собой, - стосемидесятипятка! (пропел огнево):
      Из многих тысяч батарей
      За слёзы наших матерей
      За нашу Родину – огонь-огонь!
 
И покатился вспять…
   
     Узнай, родная мать
     Узнай, жена-подруга…
 
И улица пуста.
Как будто не было Парада.
МАЛЬЧИК оборачивается – ДЕДУШКА укатывает на своих колёсах.
За ним змеится яблоневая позёмка.
МАЛЬЧИК бросается в погоню.
 
 
  1. ПЕРЕУЛОК.
МАЛЬЧИК. ДЕДУШКА. ДЕМОН.
 
 МАЛЬЧИК энергично трясёт руку ДЕДУШКЕ
 
      МАЛЬЧИК.  Спасибо вам за Победу!
      ДЕДУШКА.  Теперь тебе жить, парень! Не подведи! Не подведёшь военных дедушек?
      МАЛЬЧИК.  Понимаете, я проспал Парад!
      ДЕДУШКА.  Вот это так скандал! Вот это досада! Это как же тебя угораздило?
      МАЛЬЧИК.   Меня мама не разбудила.
      ДЕДУШКА. Шутишь?!   Досадно! Обидно! Проспал Победу!  Чё ж, мать-то равнодушная оказалась?
      МАЛЬЧИК. Какая же она равнодушная?! Напротив! Умчалась на кафедру праздновать! С коллегами. Мама-то, как раз, не виновата! Она очень справедливый человек. Но она ничего не успевает, понимаете?  У них сейчас по английскому зачёты, и у неё голова кругом, и курсовые висят… Я её даже не вижу – утром уходит – ночью приходит. И падает.  А я ведь сам мог будильник поставить!
      ДЕДУШКА.   Вы иностранный язык знаете?
      МАЛЬЧИК.   Кто их не знает-то?..  А День Победы раз в году.  Понимаете?
      ДЕДУШКА.   А вас как зовут хоть?
      МАЛЬЧИК.   Гений Ночь.
      ДЕДУШКА.   Вон как! Наши вам наилучшие пожелания! (собирается укатить)
      МАЛЬЧИК.   Ну конечно, все теперь празднуют, один я, как дурак… как полный идиот!  (укоризненно) Счастливо попировать, товарищ ветеран!
 
          ДЕДУШКА разворачивает свои колёса обратно
     
      ДЕДУШКА. На Параде 1945 года ехала вся фронтовая техника. Плюс шли 12 сводных полков под 360 боевыми знамёнами. Перед каждым полком несли победные советские штандарты – кумачовые полотнища из бархата, вручную вышитые золотом нашими матерями и сёстрами. Штандарты – символ славы и мужества! Немецкие штандарты кидали к мавзолею. Личный штандарт фюрера пронёс и бросил Полный Кавалер Ордена Славы, один из лучших снайперов войны Степан Петрович Денисенко из города Новосибирска.
 
                                                           Пауза
 
      МАЛЬЧИК   Это были вы?!
      ДЕДУШКА   Я свои ноги на войне оставил. Скажи мне, Гений Ночь, мог я пройти маршем на Параде, да ещё пронести штандарт, пускай и вражеский?
      МАЛЬЧИК.  Извините, пожалуйста. Я не подумал. А я тоже Стёпа!
      ДЕДУШКА.  А то – дружок мой фронтовой. Вот кто это был!
      МАЛЬЧИК.  Классно…  А хотите, я вас докачу? Вам же трудно крутить? Вам докуда? Вы где с ним встречаетесь?
      ДЕДУШКА. С кем?
      МАЛЬЧИК. С вашим другом…  Где вы с ним празднуете? С тёзкой моим?
 
                                       Дедушка молчит с минуту
 
      ДЕДУШКА   Да желания нет у меня катиться. Ты лихач, я думаю. Вывалишь.
     МАЛЬЧИК   Я что, совсем идиот, по-вашему? А вы тут и не проедете, тут всё перерыли. А я к метро короткую дорогу знаю! Я вас – дворами! А может вы у Пушкина встречаетесь? Они вас, наверное, уже ждут, друзья ваши! Салатов наготовили! Пирогов с сёмгой!
      ДЕДУШКА. С чем?
      МАЛЬЧИК. Ну, я примерно… что вы любите? Я очень люблю с сёмгой. Мама мне всегда на день рождения готовит именно с сёмгой. С «фетой» и шпинатом. Я обожаю с «фетой»!  Что-то я есть захотел. А вы не проголодались ещё? Хотя конечно, вы будете терпеть до самого праздничного стола! Мы сейчас на Хлебный поедем. Потом на Столовый, Ножовый, потом на Скатертный…
 
ДЕДУШКА панически вертит головой посреди пищевого гула… и как-то сжимается весь, худенький, как воробышек, забивается в угол коляски.
 
  А у вас какое любимое блюдо?  Вот что – самое-самое, на самый сокровенный праздник? Может быть гусь с яблоками? С другой стороны, это на Рождество больше подходит. Хотя, почему нет? Кто что любит… можно и баранину в мятном соусе… Лишь бы вкусно было, правда же?!  Если честно, я жареную картошку люблю! Обожаю просто!
 
ДЕДУШКА на миг вскидывает голову, словно учуял запах жареной картошки из весенних окон…
 
МАЛЬЧИК, беспрерывно болтая, везёт притихшего ДЕДУШКУ по московским переулкам.
 
Я, наверное, поваром буду, когда вырасту. Всё равно я всё время про еду думаю. Если вы не заметили, я толстый. Это причиняет кучу неудобств. Даже говорить не хочу, что это такое – жить с физическим изъяном. Вернее, с переизбытком, ха-ха-ха! Во-первых, всё время хочется есть! Во-вторых, все тебя презирают. Особенно, подростки. Особенно на физкультуре. Понимаете, мы очень жестокие люди, подростки. Случаются просто безумия какие-то среди детей. Да… безумия…  Это гормональное. Пубертат.  Но я понял очень важную вещь! Главное, не обозлиться. Вот, чем злее к тебе, тем ты, наоборот, веселее. Хотя бы вид делай. И получается что-то удивительное – ты делаешь вид, что тебе весело, а через минуту уже искренне хохочешь! Поэтому я поваром буду. Я твёрдо решил. Мама пока не знает. Вам интересно? Мама хочет, чтоб я был лингвистом. Но у меня к лингвистике сердце не лежит… какая-то она... отвлечённая наука.  А тут весело – еда же!   Понимаете, когда   вкусное едят, все становятся добрыми.  Невозможно ведь злиться, когда вкусное ешь…
 
МАЛЬЧИК останавливается, обходит коляску, заглядывает в лицо ДЕДУШКЕ.
 
      ДЕДУШКА. Ага-ага! Давай постоим маленько. Укачало чё-то. Аж в глазах поплыло. Больно шибко гонишь!    Я ж вижу - лихач!
      МАЛЬЧИК. Мне не нравится, как вы выглядите. Вы замученный какой-то! Вначале нашего знакомства вы гораздо лучше выглядели! Свежее, что ли. Слушайте, а если у вас приступ?! Надо срочно вызвать «ско…»     
      ДЕДУШКА.   Баста, парень! Стоп-машина!  Время прощаться!
      МАЛЬЧИК.    Да вы что?!
      ДЕДУШКА.   Ты хороший человек, но дороги у нас разные!
      МАЛЬЧИК.    Да почему?!
      ДЕДУШКА.   Тебе – своё жить, мне – своё! Покедова!
 
ДЕДУШКА пытается объехать МАЛЬЧИКА.
МАЛЬЧИК весьма ловко тормозит ДЕДУШКУ на всех его манёврах.
 
Эх, мало места для манёвра у бойца!
 
      МАЛЬЧИК. Я вам что, подлец? Я вас не брошу теперь ни за что!
      ДЕДУШКА   На словах ты лейтенант, а на деле мальчик молодой!
 
ДЕДУШКА энергично крутит колёса назад. Отъезжает для разгона. Разгоняется и мчит свою коляску прямо на МАЛЬЧИКА.
    
       ДЕДУШКА.    Марш-бросок вперёд, солдат! Берегись! Иду на вы! Тара-а-ню!!!!
 
МАЛЬЧИК распахивает плащ на раскинутых руках – огромная чёрная бархатная ночь…  и закрывает глаза, готовясь расшибиться о ДЕДУШКУ.
 
      МАЛЬЧИК. (шёпотом).   Ма - ма…
 
        В последний момент ДЕДУШКА видит, что просто зашибёт ребёнка своим ржавым средством передвижения и, опасно кренясь, делает лихой вираж… С воем и скрежетом коляска, высекая искры, пронеслась по самой кромке плаща МАЛЬЧИКА. Дедушка пытается тормозить, но коляска, бешено трясясь и подпрыгивая, мчит по наклонной.
      МАЛЬЧИК открывает глаза и видит искрящегося Дедушку, летящего вдаль.  
     МАЛЬЧИК бросается за ним.
    МАЛЬЧИК ловит коляску на самом краю траншеи. Колёса бешено вращаются над бездной.
   МАЛЬЧИК тяжело откатывает ревущую коляску на безопасное место.
 
      МАЛЬЧИК.   Вы безрассудный дедушка!
      ДЕДУШКА.   Ты на моей дороге встал!
      МАЛЬЧИК.    Вас несло, куда попало!
      ДЕДУШКА.   Солдат наперёд местность просчитывает!
      МАЛЬЧИК.  У нас не местность! У нас бульвары! У нас Шибелкин!  И он копает! А люди падают!  А что я скажу вашим товарищам, если вы ушибётесь?
      ДЕДУШКА. Я как-то жил без тебя! И ничо! Не помер пока что!
      МАЛЬЧИК.   Но теперь-то вы со мной!  
      ДЕДУШКА. Я сам вижу, что я с тобой!
      МАЛЬЧИК.   Я вас в миг домчу!
      ДЕДУШКА.   Стой, ядрёна вошь!
      МАЛЬЧИК.   Пожалуйста, не называйте меня вошью. Обидно же!
      ДЕДУШКА.  Кто – я? Кого – тебя?!  Напраслину не возводи! Так говорится, когда зло берёт человека, а все слова малые!    Поэтому вошь и выскакивает…
      МАЛЬЧИК.    Это не обидно для людей?
      ДЕДУШКА.   Для людей – нет!
      МАЛЬЧИК.  Здоровски!
      ДЕДУШКА. Я сам в восторге… Вот ты куда, куда ты меня завёз-то, Гений Ночь?
      МАЛЬЧИК. Вы сейчас отдышитесь, и мы опять поедем. Вы не волнуйтесь. Вам нельзя волноваться. У вас сердце слабое!  
      ДЕДУШКА. Ядрёна…
      МАЛЬЧИК. Дедушка!  
      ДЕДУШКА. Крепкое у меня сердце!
      МАЛЬЧИК. Мы быстро помчимся. Вы не опоздаете!
      ДЕДУШКА. Вот же   карусель какая… ядрёна… эта… Хоть бы покурить бы, что ли…
     МАЛЬЧИК. У меня нету. Я пробовал курить, меня так рвало… мама даже хотела «Скорую».
     ДЕДУШКА.   У меня тоже нету. А ты добудь! Можешь хоть что-то нормальное?
    МАЛЬЧИК. Мне не продадут. Я маленький.
    ДЕДУШКА. Ты у народа стрельни, народ добрее магазина!
     МАЛЬЧИК. Сейчас… (озирается) Никого нет… подождём, я стрельну. Вы какие курите?
     ДЕДУШКА.   Какие дадут!
      МАЛЬЧИК.  А всё-таки?
    ДЕДУШКА. «Герцеговину Флор!» Добудешь?
    МАЛЬЧИК.  Кто – я? Легко! Вам лайт или обычные предпочитаете?
    ДЕДУШКА.   Не умничай! Тебе не идёт!
    МАЛЬЧИК.   Ха-ха-ха! Вы меня ещё не знаете!
    ДЕДУШКА.   Да иди уже!   Вперёд – выступай – разведывай!
   
И тут МАЛЬЧИК увидел красивого прохожего в дорогом спортивном костюме для пробежки.  Это ДЕМОН.
 
МАЛЬЧИК.  Вон у того сейчас стрельну! (кричит) Извините, пожалуйста!
ДЕДУШКА тоже замечает ДЕМОНА
ДЕДУШКА.   Матерь Божия! Прячься, парень… сожмись… пригнись…
 
Но МАЛЬЧИК не услышал его. Он, наоборот, выпирается вперёд, чтоб быть замеченным   красивым ДЕМОНОМ… МАЛЬЧИК даже подпрыгивает на месте от нетерпения.
ДЕДУШКА же качает голову в руках, как контуженный.
 
Демон бежал-бежал вдоль ограды, и совершал физические упражнения. Но МАЛЬЧИК указал на него, и -  больше не физкультурник… Демон алчно вертит башкой, но никого не видит – посыл от МАЛЬЧИКА был слишком слабым. Демон словно сдувается. Спортивный костюм его ветшает вонючими ремками. ДЕМОН вяло болтается вдоль забора, никого и ничего не замечая. Он слишком туп, чтоб напрямую увидеть толстого МАЛЬЧИКА и старика-инвалида, стоящих буквально напротив него.  ДЕМОНУ необходим повторный зов. Он жаждет услышать звонкий голос живого мальчика! И испуганный скрип стариковского горла.  Но ДЕДУШКА очухался от первого испуга, притянул за край плаща МАЛЬЧИКА и накрепко запечатал рот ребёнка ладонью…  Кажется, что единственное, что поддерживает в ДЕМОНЕ жизнь – это острые зубья металлической ограды, за каким-то лешим торчащей посреди переулка. Демон повисает на них грязноватой тряпкой, готовой, без подпорки, обмякнуть и безжизненно лечь на асфальт. Но острые зубья вскидывают грязную шкуру…
Повисев, Демон отлипает, выгибается назад, потом вперёд и, сильным махом, насаживает себя на чугунные копья ограды.
 
МАЛЬЧИК мычит и вырывается.
 
      МАЛЬЧИК.  Что он делает?
      ДЕДУШКА.  Мается…
      МАЛЬЧИК. Он изме… изменяется…
 
Но ДЕДУШКА сильным рывком привлекает к себе МАЛЬЧИКА и шипит прямо в лицо ему.
 
      ДЕДУШКА   Отставить разговорчики!
 
МАЛЬЧИК теряет равновесие и рушится на Дедушку. Коляска, игриво взвизгнув, самопроизвольно крутится на месте. И, словно вальсируя, кокетливо нарезает круги в сторону ДЕМОНА.
 
      ДЕДУШКА   Отходим… отступаем… в укрытие надо. Окапываться надо.  Слезь с меня. Задавил! Встань – в укрытие ползи. Окапывайся.
      МАЛЬЧИК   Я не могу встать.  У меня плащ застрял…  он   намотался на ваши колёса. 
      ДЕДУШКА   Режь его. Рви. Зубами.  Отступай, Гений Ночь! Я прикрою.
      МАЛЬЧИК   Я вас не оставлю, Дедушка!
      ДЕДУШКА    Отставить споры!  Исполнять приказ! Немедленно слезть со
старшего по званию! За невыполнение – расстрел!
      МАЛЬЧИК   Опупеть можно…  Покрутите колёса. Туда-сюда.  Плащ на спицы
намотался.
      ДЕДУШКА. Отличный манёвр – туда-сюда! (Тем не менее крутит колёса)         
 
Мальчик высвобождает, наконец, плащ, дёргает его с силой и, не
удержавшись, падает навзничь в шибелкинскую траншею.
 
Возвышенно и грозно затрубили траншейные трубы от удара о Мальчика.
     
Мальчик взбирается на трубы в траншее, и те под его тяжёлыми ногами играют на подобие БИЛО. ДЕМОН пуще затрясся от обличающих звуков, поволокся на них, но Дедушка в коляске, крутанув колёса, пошёл на таран.
    
       ДЕДУШКА.  Умри, фашист!
 
 Нагнув голову, вцепившись жилистыми руками в колёса, Дедушка взнуздал
коляску, как коня, та стала на дыбы   и врезалась   передней осью   Демону под
коленки. ДЕМОН   хрустнул, булькнул, кувыркнулся, хлеща гнилыми тряпками во
все стороны, и заскулил невоплощённым звуком. Потом поднялся и, имитируя
хохот, погрозил пальцем ДЕДУШКЕ. Демон шмякнулся наземь и, жидковатый,   
пробует   слиться в траншею, пользуясь своей пакостной пластичностью –
туда, где трубы обличают тьму своим чудным пением … туда хочет
пролиться ДЕМОН, чтоб всё заглушить и испортить.
 
      ДЕДУШКА (кричит фальцетом) Сдавайся, гад! Наши идут! Двадцать первая
Краснознамённая танковая дивизии выступает! Драпай, фашист!
 
И бросает в Демона мятую пивную банку. ДЕМОН шипит, жуёт банку – не
нравится. Выплёвывает.
 
МАЛЬЧИК высовывается из траншеи
 
      МАЛЬЧИК   Дедушка, вы как?
      ДЕДУШКА   Лежать!
 
И МАЛЬЧИК юркает обратно.
ДЕДУШКА делает ещё пару обманных выпадов против Демона.
И, пока ДЕМОН расфокусированно мотается, ища, к чему присосаться,
ДЕДУШКА направляет свою коляску прямо в траншею.
 
       ДЕДУШКА Окоп, принимай подкрепление!
       МАЛЬЧИК   Есть принять подкрепление!
       ДЕДУШКА   Самоходку не повредите там!
       МАЛЬЧИК   Есть! Не повредить самоходку!
 
МАЛЬЧИК цепляет колёса, тянет на себя коляску. Коляска кренится и вместе
с ДЕДУШКОЙ рушится в траншею.
 
Трубы взрываются грозовой какофонией.
 
ДЕМОН же понял, что его обманули, отвлекли блестящей банкой. Он вертит
башкой. Вновь подбирает банку, обнюхивает, пытаясь вытрясти на язык хоть
каплю жидкости… сжимает банку так, что из той искры летят. Демон
ослабленно воет   безликим, невоплощённым голосишкой, потом   шатким  
аллюром уносится вперёд по переулку.
 
 
  1. ТРАНШЕЯ
 
ДЕДУШКА. МАЛЬЧИК.
 
      МАЛЬЧИК   Дедушка, что там было?
      ДЕДУШКА.  А ничего! Покурили да разошлись…
      МАЛЬЧИК   Вы уверены?
 
МАЛЬЧИК сверлит Дедушку взглядом. ДЕДУШКА отводит глаза.
ДЕДУШКА прилаживает разрозненные железки и щепочки, оставшиеся от его
коляски.
 
      ДЕДУШКА. Слышь-ка, боец, у тебя на примете есть сварщик?
      МАЛЬЧИК.   Да нет. А зачем?
      ДЕДУШКА.   А, по крайности, плотник? Клепальщик? Ну, столяр, на худой
конец!
      МАЛЬЧИК.   У меня киргиз есть. У него большие связи.
      ДЕДУШКА.   Мне юрта без надобности. Мне самоходка моя нужна! 60 лет
служила! Куда я, туда она! А теперь я один остался!
      МАЛЬЧИК. Вы что же, в ней прямо жили?!
           
ДЕДУШКА щупает плащ МАЛЬЧИКА
 
       ДЕДУШКА.   Вот на что такое баловство? Деньги на ветер. Плащ нужен
прорезиненный! Он тебе и крыша, он тебе и стены! А износ нулевой. Пока не
стащат. И правильно! Сам пожил, пусти другого.
 
МАЛЬЧИК молчит, опустив голову
      
      МАЛЬЧИК.   Значит, мы тщетно спешили…
      ДЕДУШКА. «Тщетно»? Ну-ну…
      МАЛЬЧИК.   Вас никто не ждёт.
      ДЕДУШКА.   Подержи-ка…
 
Подаёт железку.
Пробует соединить с ней другую железку, но тщетно.
 
     МАЛЬЧИК.   И напрасно, напрасно я с вами ходил. Мешал только.
     ДЕДУШКА. Мешал, ясень пень! Глянь, сколько намешал-то! Металлолом один!
     МАЛЬЧИК. Я мечтал увидеть ваших товарищей! Со штандартами!  А они,
наверное, все…
    ДЕДУШКА.   Превратились в белых журавлей…
    МАЛЬЧИК.   В Царствии Небесном они!
    ДЕДУШКА.   Думаешь, долетели?
    МАЛЬЧИК.   Ну, здрасьте! А для кого же тогда Рай?!
   
 ДЕДУШКА достаёт расчёску из кармана и тщательно причёсывает остатки
волос.
 
   А чего это вы прихорашиваетесь?
     ДЕДУШКА. В пунктах праздничного милосердия кашу бесплатную раздают!
Лично я – туда.
      МАЛЬЧИК.   Ну теперь-то вы понимаете, что я вас не брошу.
      ДЕДУШКА.   Ну тогда я просто помру.  Отпустил бы ты меня, Гений Ночь?
      МАЛЬЧИК.   А как вы до каши доберётесь?
      ДЕДУШКА.   По-пластунски.
      МАЛЬЧИК.   Предположим. Ну, а где эти пункты? Вы адрес знаете?
      ДЕДУШКА.  У меня карта есть. И компас.  А теперь прощай. Плохое забудь.
Хорошее - никогда!
 
ДЕДУШКА довольно ловко на сильных руках подтягивается на край рва.
      
      МАЛЬЧИК.   Прощайте, дорогой предок.
 
ДЕДУШКА повисает на краю рва.
 
      ДЕДУШКА.   Ну что опять? Что?!
 
      МАЛЬЧИК.   Да ничего…  Вы предок, я – потомок. Что непонятного?
 
      ДЕДУШКА, повисев, шмякается в траншею.
 
МАЛЬЧИК.   Не кровный предок, а в национальном масштабе предок. Да какая, собственно, разница? Если б не вы, нас бы на свете не было. Вы хоть это-то понимаете?
      ДЕДУШКА.   Не умничай, тебе не идёт!
      МАЛЬЧИК.   Да что я сказал-то? Попрощался и всё. На всю жизнь ведь
расстаёмся.
     ДЕДУШКА.  Да не, мы глупые! Мы старые, значит дураки!  Это козе понятно, а нам нет! Едрёна вошь! Вот ей понятно – воше едрёной.   Пареной репе понятно…
Она хоть дура, репа, а и ей понятно. Всем понятно, кроме нас!
     МАЛЬЧИК   Ещё ежу.
     ДЕДУШКА   Какому ежу?
     МАЛЬЧИК   Так говорится – «ежу понятно»
     ДЕДУШКА.  Ежу, значит, понятно, а старенькому дедушке не понятно. Маразм
у него? Считаешь?!
      МАЛЬЧИК. У кого?
      ДЕДУШКА.  У Дедушки!
      МАЛЬЧИК. Вы о себе в третьем лице заговорили.
      ДЕДУШКА.   Не   умничай!
      МАЛЬЧИК.   Я не умничаю! Это вы всё переиначиваете, я уже сам себя не
понимаю! Вы к каждому слову цепляетесь!
      ДЕДУШКА. Я – цепляюсь?
      МАЛЬЧИК. Вы!
      ДЕДУШКА. Я?!
      МАЛЬЧИК. Ну не я же?! Я даже про ордена спросить боюсь! Вдруг вы
разозлитесь опять!
      ДЕДУШКА.  Вот что тебе про ордена охота узнать? Ну например?!
      МАЛЬЧИК. (загораясь). Какой за какой подвиг вам дали?
      ДЕДУШКА. (передразнивает). «Какой за какой»!
      МАЛЬЧИК.   Ну вот же опять!
      ДЕДУШКА.  Ордена не дают, а орденами награждают. Понятно?
      МАЛЬЧИК.   Понятно. А вот этот…
      ДЕДУШКА.  А этот – Орден Славы!
      МАЛЬЧИК.   Здоровски! Дедушка! У вас их три одинаковых! Три раза – Слава!
Слава вам, дедушка! Ур-ра!!!
      ДЕДУШКА.   Шумный ты парень!  Оглушил, право!
      МАЛЬЧИК. Да как же! Я же горжусь! (кричит) Дедушке нашему – слава! Ура!
Ура! Ура!
 
Эхо подхватывает и славит Дедушку.
 
      ДЕДУШКА. (сердито) Не люблю я баловства!  «Не гляди, что на груди! А гляди, что впереди!»
      МАЛЬЧИК.   Как это?
      ДЕДУШКА. Самоходку мою видишь?
      МАЛЬЧИК.  Руины вон те?
      ДЕДУШКА. Ты хоть простые вещи понимаешь?
      МАЛЬЧИК   Раньше понимал.
      ДЕДУШКА   Значит так – не руины, а самоходка. Видишь самоходку мою?
      МАЛЬЧИК   Теперь вижу…
      ДЕДУШКА.   Вот. Просто же.  Подлезь под неё… под железяки эти и пошарь
из-под низу-ка во-он…  под сиденьем. Сиденье из кожзаменителя видишь?
      МАЛЬЧИК.   Вижу!
      ДЕДУШКА.   Если что найдёшь, будешь умный!
     МАЛЬЧИК.    А что искать?
     ДЕДУШКА.  Шарь!
    
МАЛЬЧИК шарит
   
    МАЛЬЧИК   Укололся… порезался… Нашёл чего-то. Квадратненькое.
    ДЕДУШКА   Тащи его!
 
МАЛЬЧИК     достаёт коробочку
   
   ДЕДУШКА.   Смотри-ка, уцелела! Молодец, парень!  Поброить меня сможешь?
   МАЛЬЧИК.   Я?!
    ДЕДУШКА.  Ладно, потомок, зеркало подержи.
 
Вручает МАЛЬЧИКУ осколок зеркала
А сам ловко натачивает опасную бритву.
 
      МАЛЬЧИК.   Сколько у вас имущества разного
      ДЕДУШКА.   Было.
      МАЛЬЧИК.   А можно я пойду с вами кашу гречневую есть?
      ДЕДУШКА.   Каша – только военным.
      МАЛЬЧИК.   Жаль!
 
Дедушка заканчивает бриться, аккуратно складывает инструменты в коробку 
и прыскает на себя «шипром». Потом, хохотнув, - на Мальчика. Мальчик
жмурится и чихает.
 
Круть! Когда я начну бриться, я тоже стану «шипром» брызгаться!
     ДЕДУШКА.   Надо говорить «освежаться».
     МАЛЬЧИК.   Освежаться.
     ДЕДУШКА. На. Дарю. На память о предке.
     МАЛЬЧИК. Большое спасибо!
     ДЕДУШКА.   Ну, товарищ, руки пожмём и – покатили – кто куда! Учись на
пятёрки и мать не обижай!
 
ДЕДУШКА поплёвывает на ладони, примеряясь половчее подтянуться на край
рва.
 
«Где-нибудь я в сельсовете на гулянку попаду!»
 
       МАЛЬЧИК. Дедушка… я клянусь, это последнее. Самое последнее. Но я
должен спросить. Оно меня сводит с ума.
 
       ДЕДУШКА (как-то жалко шутит) Любопытной Варваре на базаре нос
оторвали.
       МАЛЬЧИК   Дедушка, вы помните того… холёного господина на
пробежке… в брендовых трениках… С которым вы, якобы, курили…
       ДЕДУШКА. (едва лепечет).  «Потерял боец кисет. Заискался – нет и нет…»
       МАЛЬЧИК. Мне кажется, он не спортсмен…
       ДЕДУШКА.    «Тула! Тула! Это я! Тула родина моя!»
       МАЛЬЧИК    Не было у него «Герцеговины Флор»!
       ДЕДУШКА.  «Разрешите доложить коротко и просто. Я большой охотник жить
лет до девяноста!»                                                                                                  
       МАЛЬЧИК.    Не курили вы с ним…
      ДЕДУШКА.   «Знаешь, брось ты эти вальсы…»
      МАЛЬЧИК. (чуть не рыдая) Ответьте мне!!!
 
ДЕДУШКА впивается колючими глазами в лицо МАЛЬЧИКА. Но МАЛЬЧИК не
замечает его волнения.
 
   Я вначале подумал, что у меня галлюцинация… Когда он вдруг
стал облезать весь. Словно оплавляться. Словно шкура человека с него слезать
стала клочьями. Но я не сумасшедший. И я увидел… я увидел, что вместо лица у
него выдвинулось нечто такое…
      ДЕДУШКА. (обречённо).  Выходит, ты их тоже видишь.
      МАЛЬЧИК.  Кого?
 
пауза
 
Кого – их?! Кого я вижу, Дедушка? Кто они?!
     ДЕДУШКА   Выходит, я не один такой…
     МАЛЬЧИК   Дедушка! Мне никогда так страшно не было. Я как будто мёртвый
сделался. Дедушка, кто это был?
 
Пауза
 
ДЕДУШКА вновь дурашливо командует.
    
     ДЕДУШКА. Слушай, боец. Нашу позицию раскрыли…
     МАЛЬЧИК.  Дедушка, кто это был?!
     ДЕДУШКА. …скоро здесь будет враг…
     МАЛЬЧИК.   Кто это был?!
     ДЕДУШКА.  …нужно уходить.  Закрепиться на новой позиции. И ждать
подкрепления.
    МАЛЬЧИК.  Вы шутите? Мы с вами в войну играем, что ли? Как дети малые!  Я видел! Видел! Был господин, стал бомж.  А потом как будто и бомж сполз с него. И стало такое – он вообще – не человек!
    ДЕДУШКА   Значит, так. Слушай мою команду, солдат.  Покинуть траншею и по-
пластунски по пересечённой местности передвигаться до ближайшего укрытия!
Задание ясно?
     МАЛЬЧИК.  Я же бросил вас с ним одного!  Дедушка, я предал вас!  Вы хоть это поняли?
     ДЕДУШКА.   Отставить нытьё!  Немедленно покинуть траншею! Выполнять
приказ!
     МАЛЬЧИК.  А если я снова испугаюсь?
     ДЕДУШКА   Я твой командир! За неподчинение – расстрел! Выполняйте, боец!
    МАЛЬЧИК.   Есть - выполнять!
 
Выползают из траншеи.
 
Теперь куда?
 
      ДЕДУШКА.  К той высоте!
      МАЛЬЧИК.  К клумбе?
      ДЕДУШКА   За мной!
 
ползут
 
Пятую точку опусти! Сливайся с местностью! Телом скользи! Жо… отставить
поднимать пятую точку!    Первый же снайпер всё филе тебе снесёт! Жмись к
земле!  Жить хочешь – жмись!
 
Скрываются в зарослях цветов.
За грядой цветов   в соседнем дворе парят девочки-подростки в каких-то
фантастических, средневековых, сказочных костюмах.
 
                                    

X
Загрузка