Мальчик - Небо (Действие третье)

Нина Садур
 
 
 
 
 
ДЕЙСТВИЕ 3.  ПОБЕДА.
 
     
11. ДВОР МАЛЬЧИКА.
 
На ветвях деревьев раскинута халабуда. Над входом надпись: «ШТАБ».
МАМА. ДЕДУШКА.
 
МАМА слушает, как в халабуде стариковский голос поёт военные песни.
МАМА подпевает, увлекается, загорается песней.
Полог халабуды откидывается. В проёме ДЕДУШКА на доске с колёсиками. На таких раньше передвигались безногие инвалиды.
 
      ДЕДУШКА.   Заходите в дом, зачем же вы снаружи поёте?
      МАМА.   Вы ветеран?!  Сердечно поздравляю вас с праздником, дорогой товарищ ветеран!
      ДЕДУШКА.  И вас сердечно поздравляю с нашим общим счастием, уважаемая гражданка!
      МАМА.   Что это за сооружение?
      ДЕДУШКА.  Нравится?
      МАМА.  Очень! Здесь будет представление?
      ДЕДУШКА.  Готовимся помаленьку.
      МАМА.  Это товарищ Шибелкин инициативу проявил? Для нашего двора концерт? Какой он молодец, наш техник-смотритель!
       ДЕДУШКА.   Так и будем стоять на пороге?
 
Мама, заходя, вскользь ощупывает полог халабуды.
 
      МАМА.  Плед, как у нас!
 
 
12. В ХАЛАБУДЕ
 
ТЕ ЖЕ.
     
      МАМА. Мы в детстве так играли. Всё, как в настоящем доме. Мой сын будет в восторге! А во сколько представление? Что вы будете исполнять?
      ДЕДУШКА.  Вы Тёркина - как? Уважаете хоть немного?
      МАМА.   Он же великий! Вот это – «переправа-переправа…»
      ДЕДУШКА. (подхватывает) «Берег левый – берег правый…»
    
Вместе читают из «Тёркина».
Замолкают, оглушённые.
 
      МАМА.  Это – бессмертно!
      ДЕДУШКА.  Хорошее. А вот эту знаешь?
 
ДЕДУШКА запевает военную песню.
МАМА подхватывает.
 
попели.
     
      МАМА.  Это исторгается из самых недр души!
      ДЕДУШКА.  Спето славно.
      МАМА. (волнуясь) Вы только не начинайте без Стёпы!  Очень важно, чтоб он услышал все эти песни из первых уст. Во сколько у вас концерт, товарищ ветеран? Вы подождёте Стёпу? Он где-то болтается.  Подождёте? Вы будете рассказывать о ваших подвигах?  Сын мой, Стёпа, ему важно ощутить - преемственность, понимаете?
      ДЕДУШКА.   А чего тут не понятного?  У нас у самих потомок имеется! Такой же в точности Стёпа!
      МАМА.  Невероятно!
      ДЕДУШКА.  Да что уж тут невероятного такого! Обычное имя. Весьма распространённое!
      МАМА.   Конечно - конечно… Я о другом. Обо всём этом! И халабуда из детства …и весна…  и такой день! Всё сразу! Мы победили весной! Мы победили весной!  Голова кругом!  Каждое 9 мая я поражаюсь этому! Привыкнуть невозможно!
     ДЕДУШКА.   Я извиняюсь, но это никакая не халабуда, этот дом мне потомок поставил.
      МАМА.  Дом?..   Чтоб…  выступать? С концертами?
      ДЕДУШКА. (злясь). Как вам угодно, так и думайте! Но мы здесь обустроились, у нас всё есть, нам хорошо, чужого не просим. (подумав) Но и своё не отдадим!
      МАМА.  На входе написано: «Штаб».
      ДЕДУШКА.  Ясень пень написано! Многофункциональное жилище у нас! Трансформер!
      МАМА.   Я не понимаю…  Простите за бестактность… товарищ ветеран, вам жить негде?
      ДЕДУШКА.  А вы, и впрямь, непонятливая! Чай будете?!
      МАМА.  Буду…
 
ДЕДУШКА наливает чай из термоса. Мама шумно отхлёбывает.
 
Термос на наш похож… и чашки…  (озирается).  А разве тут можно жить?
      ДЕДУШКА.  Гражданка, вы опять за старое?
      МАМА.   Меня Лена звать.
      ДЕДУШКА.  Пей чай, Лена.
      МАМА.   Я пью.
      ДЕДУШКА.  Вот и пей. Наслаждайся.
      МАМА.  Ох, странные вещи происходят. Я всё меньше и меньше понимаю окружающую реальность. Мир такой причудливый. Товарищ ветеран…
      ДЕДУШКА.  Дедушка я.
      МАМА.  Дедушка!  Мне порой кажется, я так плохо воспитала сына!
      ДЕДУШКА.  А я своего – преотлично!  
      МАМА.  Он скорее крупный ребёнок. Чем полный…
      ДЕДУШКА. А мой статный! Мощь в плече!
      МАМА.  Но Стёпа не разбирается в людях совершенно!
      ДЕДУШКА.  Так пойди разберись! Все же разные!
      МАМА.   Дедушка, я очень боюсь за него!  Он доверчивый без меры!  Он добрый, как не знаю, кто! Сдачу дать не может!
       ДЕДУШКА.  А мой враз – леща печатает! Прямохонько в лоб!
       МАМА.   Прямо - дерётся?  Ах, ну да, вы же военные!
       ДЕДУШКА.  Военные мы, ясен пень! Потомственные!
       МАМА. А мой Стёпа всё витает в облаках! В таких фантазиях, таких   тревожных…
      ДЕДУШКА.  Наш - практик. Матерьялист! На ногах стоит твёрдо!
      МАМА.  То он тюлень… то Гений Ночь…
      ДЕДУШКА.  Наш - солдат. Точка.
      МАМА.  И во сне плачет…
      ДЕДУШКА.  Точка, говорю!
      МАМА.  О, Дедушка! Стёпа хочет стать поваром!
      ДЕДУШКА.  И мой поваром!
      МАМА.  А кто тогда лингвистом?
      ДЕДУШКА.  Ещё кто-нибудь.
      
Пауза.
 
Война закончится, в поварах будет самая наипервейшая необходимость.
      МАМА. (растерянно). Я вас не понимаю.
 
ДЕДУШКА берёт МАМУ за руки.
 
      ДЕДУШКА.  Лена, женщина добрая, послушай меня. Я тебе кое-что скажу, и ты немного испугаешься.
      МАМА.  Кажется, я уже…
      ДЕДУШКА.  Но ты, Лена, до конца не бойся. Потому что мы всегда рядом. Просто поверь. Поверила?
      МАМА.  Поверила. Вы всегда рядом.
      ДЕДУШКА.  Лена, война ещё не закончилась.
 
 
13. ДВОР МАЛЬЧИКА.
 
КИРГИЗ. ШИБЕЛКИН. Позже МАЛЬЧИК. МИА. ГОНЧИЕ ПСЫ. СЕРПЕНТИС. Позже ДЕДУШКА. МАМА МАЛЬЧИКА.
 
КИРГИЗ катит строительную тачку, заваленную потрёпанными чемоданами.
Злой ШИБЕЛКИН бежит за ним.
 
      ШИБЕЛКИН.  Последний раз тебя предупреждаю, не уезжай, Алмаз!
      КИРГИЗ.  Последний раз тебя предупреждаю, отдай получку, начальник!
      ШИБЕЛКИН.  С ума сошёл совсем? У меня налички нет!
      КИРГИЗ.   У тебя налички нет, а у меня получки нет. Пропусти!
      ШИБЕЛКИН.  Куда ты едешь, куда?
      КИРГИЗ.  В степь я еду, в степь!
      ШИБЕЛКИН.  Ну зачем ты едешь, ну зачем?
      КИРГИЗ.  Жениться я еду, жениться!
      ШИБЕЛКИН. На хрена тебе жена?
      КИРГИЗ.  Надо!
      ШИБЕЛКИН. Вот я неженатый, а не рвусь же я ни в какую степь, а, Алмазик?
      КИРГИЗ.   А я рвусь. Пропусти, Шибелкин! Ты больше не начальник!
      ШИБЕЛКИН.  Ну нет у меня твоей получки, ну будь человеком!
      КИРГИЗ.   Не буду!
      ШИБЕЛКИН.  Ну не можешь ты всё это бросить!
 
ШИБЕЛКИН широким жестом окидывает двор.
И вдруг замечает не срубленные яблони.
 
А какого лешего яблони цветут?!
      КИРГИЗ.  Сам руби.
 
И тут оба видят халабуду.
 
      ШИБЕЛКИН.  А это что за… что за…
      КИРГИЗ. (презрительно).   Нет! Не юрта!
      ШИБЕЛКИН. (читает надпись). «Штаб»! Ты попустил? Бомжи, дети -  кто там?! Из Управы придут, что я скажу?
      КИРГИЗ.  Скажи – штаб!
      ШИБЕЛКИН. Кто там? Активисты? Митинг? Иди, проверь…
      КИРГИЗ.  Дай получку!
      ШИБЕЛКИН.  Сам проверю. Ты, Алмаз, на всякий случай, тут постой. Постоишь?
      КИРГИЗ.  А получка?
      ШИБЕЛКИН.  Вот заклинило! Стой!
     
ШИБЕЛКИН крадётся к халабуде, но тут во двор входит отряд: МАЛЬЧИК, за ним МИА, ГОНЧИЕ ПСЫ, СЕРПЕНТИС.
 
(орёт) Ах, это дети! Кто разрешил халабуды тут городить, бардаки тут устраивать? Зелёные насаждения тряпками завешивать?
 
ШИБЕЛКИН замечает, что голова у МАЛЬЧИКА забинтована, проступают пятна крови.
 
Ёлки-палки, что с башкой? Я кого спрашиваю – с башкой что?!  Где грохнулся? У нас, где роют – везде ограждения! Знаки!
    МАЛЬЧИК.  Извините, Мартемьян Сазонович, мне сейчас не до вас. Добрый вечер, о Алмаз!
    КИРГИЗ.  Добрый вечер, о раненый мальчик в чёрном плаще!
 
МАЛЬЧИК останавливается у входа в халабуду и зовёт.
 
Дедушка! Мы пришли!
 
Полог откидывается. В проёме ДЕДУШКА и МАМА.
МАМА, при виде раненого сына, верещит.
 
    МАМА. Стёпа! Что случилось? Ты упал? В траншею?! Я знала! Я предвидела! Я говорила Шибелкину!  Мартемьян, что это?  Всё перерыл!  Всё!  И вот – закономерный итог!
 
ШИБЕЛКИН прячется за КИРГИЗА
 
    МАЛЬЧИК. Мама, это совершенно неважно!  Дедушка! У нас полная катастрофа!
    ДЕДУШКА.  Отставить панику. Доложите по форме, товарищ боец.
    МАЛЬЧИК.  Есть доложить по форме. Товарищ командир, наш отряд вступил в ближний бой с врагом, превосходящим по силе, хитрости и подлости. Отряд вынужденно отступил. Временно отступил. Как лучше сказать: временно или вынужденно?
     ДЕДУШКА.  Доложите о потерях.
     ГОНЧИЕ ПСЫ.  Настю Лебедеву чёрт утащил!
     МИА.  Маньяк!
     СЕРПЕНТИС. Он страшный!
 
ВСЕ ПЫТАЮТСЯ ПОРАССУЖДАТЬ:
-Он де…
-Он чё…
 
     МАЛЬЧИК. (ВСЕМ) Смирно! (ДЕДУШКЕ) Наши потери - один боец. Позывной – Альбирео.
 
Гончие Псы начинают реветь.
МИА и СЕРПЕНТИС их одёргивают.
 
      ДЕДУШКА (хмуро) Заходите.
 
Дети заходят в халабуду.
 
      ШИБЕЛКИН (Киргизу).  Понял теперь?!
      КИРГИЗ.   Шайтан! Получку отдай, пожалуйста!
      ШИБЕЛКИН. Тебя только деньги интересуют! Никакого кругозора! Вот люди развлекаются от души, празднуют! В войну играют!  А ты! Ну что ты за человек, Алмаз? Двор не подмёл! Яблони не вырубил! Клумбы вскопать надо. Сажать петунии будем. Сирень вот ту подрезать, она попёрла не туда опять. Видишь, ветку выбросила. Асфальт ломать пора.
      КИРГИЗ.  Зачем ломать?
      ШИБЕЛКИН.  Трубы перекладывать!
      КИРГИЗ.  Опять? Всё ломаешь. Всё уже переломал!
      ШИБЕЛКИН. Я ломаю, я и ремонтирую!
      КИРГИЗ.  Слушай, друг! Ты одинокий мужчина и я одинокий мужчина! Это ведь позор, друг! Что нам делить, горемыкам? Отдай мою получку и будем друзья до гроба!
 
ШИБЕЛКИН теряет дар речи от такой фамильярности.
Но тут из халабуды несётся строевая песня и выходит отряд солдат, возглавляемый МАЛЬЧИКОМ. Все дети в форме солдат ВОВ. Строевым шагом они маршируют мимо оторопевших ШИБЕЛКИНА с КИРГИЗОМ. Следом за отрядом, из халабуды, пятясь, выходит МАМА, тоже в солдатской форме. Она крутит катушку провода связи, тянет его по земле.
 
      ШИБЕЛКИН.  Лена! Ты на Красную Площадь? Салют смотреть?
      МАМА.  Отойди, Мартемьян. Не видишь, я связная! Я связь тяну!
 
МАМА обходит ШИБЕЛКИНА и скрывается вслед за детским ОТРЯДОМ, тяня провод связи.
 
      ШИБЕЛКИН.  А я? А я-то? Лена!
 
ШИБЕЛКИН набрасывается на КИРГИЗА.
 
Всё из-за тебя! Голову мне заморочил! Чуть не пропустил всё! Лена!!!
 
ШИБЕЛКИН выхватывает красное знамя откуда-то с живота из-под куртки и встряхивает его.
 
      КИРГИЗ(потешается) Флаг дырявый! Флаг дырявый!
      ШИБЕЛКИН.  Это от пуль! От пуль! Это дедино знамя!
 
ШИБЕЛКИН расправляет знамя, попутно достаёт мятые деньги из карманов и отдаёт их КИРГИЗУ.
     
На твою получку!   Какой ты меркантильный, Алмаз!
 
И ШИБЕЛКИН бежит вслед за Леной, взметнув знамя над головой.
 
 Лена! Я – вот он! Ура-а!!
 
КИРГИЗ ползает, собирая деньги
 
КИРГИЗ.  Зачем ругаешься, шайтан? Что ты знаешь про Алмаза?
     
и натыкается на ДЕДУШКУ. Тот катит на своей доске следом за ушедшим отрядом.
 
      ДЕДУШКА. Не поспеваю! Не поспеваю!
      КИРГИЗ.  Бабай, ты чей?
      ДЕДУШКА.  Мы солдатские! Мы военные!
      КИРГИЗ.  Куда катишься, бабай?
      ДЕДУШКА. Отстал от наших! Отстал от наших! У них ноги молодые! А у меня…
      КИРГИЗ.  А у тебя ног совсем нет, бабай!
      ДЕДУШКА. В бой, в бой нам пора, в бой! Во – как пора! По зарез!
      КИРГИЗ.  Эх, садись, бабай!
     
КИРГИЗ выбрасывает чемоданы из тачки.
Сажает туда ДЕДУШКУ. И выбрасывает деньги!
 
На мою получку, кто хочет!
 
У ДЕДУШКИ оказалась шашка. Он машет ею над головой.
     
      ДЕДУШКА.  Шашки – наголо!  Кавалерия, вперёд!
 
КИРГИЗ, издав дикий боевой клич, как его предки чингизиды, мчит тачку с ДЕДУШКОЙ навстречу страшной битве.
 
 
14. КРАСНАЯ ПЛОЩАДЬ.
 
АЛЬБИРЕО-НАСТЯ. ДЕМОН. НЕСТЕРУХИНА. СОЛДАТИК с гармошкой. МАЛЬЧИК. ДЕДУШКА. ДЕТСКИЙ ОТРЯД: МИА, СЕРПЕНТИС, ГОНЧИЕ ПСЫ. МАМА НАСТИ. МАМА МАЛЬЧИКА. ШИБЕЛКИН. СОЛДАТЫ. ПРАЗДНИЧНЫЙ НАРОД.
 
На Красной площади бой. СОЛДАТЫ небольшими отрядами, перебегая с места на место, стреляют и забрасывают гранатами ДЕМОНА, бредущего по Красной площади. На плечах ДЕМОНА сидит НЕСТЕРУХИНА, свесив толстые ноги ему на грудь. НЕСТЕРУХИНА колотит пятками по груди ДЕМОНА. В руках у неё немецкий автомат. Каска со свастикой съезжает ей на лицо, и НЕСТЕРУХИНА палит из автомата куда попало.
Сзади, на верёвке, упираясь, бьётся АЛЬБИРЕО в лохмотьях звёздного костюма.
 
      АЛЬБИРЕО.  Наглая! Света, ты наглая! Отпусти меня немедленно!
      НЕСТЕРУХИНА.  Рот захлопни! Звезда!
 
НЕСТЕРУХИНА палит по небу.
 
Небо, падай! Небо, падай!
      АЛЬБИРЕО.  Вообще уже… обалдела!
 
Отряды пытаются атаковать ДЕМОНА, но всякий раз отступают, терпя поражение. Падает то один солдат, то другой.
Посреди всей этой войны каким-то непостижимым образом гуляет ПРАЗДНИЧНЫЙ НАРОД, совершенно не соприкасаясь с миром войны, не видя и не ощущая его – лица запрокинуты вверх – ждут салюта.
 
      НЕСТЕРУХИНА. (поправляет каску) Как они в этом видят? Фашисты идиоты! Сами идиоты, шапка хорошая!
 
ДЕМОН спотыкается о мавзолей.
 
И Ленин ваш идиот! Дебил полный! Ишь, разлёгся тут, не пройти! (ДЕМОНУ).  И ты, Номед, идиот! Воняешь всю дорогу! Спотыкаешься, идиот! Об родню свою спотыкнулся, да, Номедка? Щас рядом с родственником своим лягешь, спотыкнись ещё разик, идиотина!  Все вы идиоты несчастные!
 
Стреляет по всей площади.
Прячет лицо от храма Василия Блаженного.
 
Этот жгёт! Этот жгёт! Поворачивай, Номед! Поворачивай!
 
АЛЬБИРЕО с силой дёргает верёвку, и НЕСТЕРУХИНА чуть не рушится с ДЕМОНА.
 
С ума сошла совсем? Номедка и так разваливается, ещё ты дёргаешь!
      АЛЬБИРЕО.  Я к маме хочу!
      НЕСТЕРУХИНА.  Тебя убью! И мать твою убью, и отца, и дедку, и бабку, и прадедку, и праба-бабабку.
      АЛЬБИРЕО.  Света, у тебя уже язык заплетается!
     
НЕСТЕРУХИНА палит по кремлёвским башням.
 
      НЕСТЕРУХИНА.  Идиоты все!
      АЛЬБИРЕО.  Ты что делаешь? Тебя накажут!  Тебе, знаешь, как будет за это?!
      НЕСТЕРУХИНА.  А чо вы мне сделаете, идиоты? У меня ружьё!
 
В это время СОЛДАТИК С ГАРМОШКОЙ – отчаянная голова, пробирается к АЛЬБИРЕО и пробует освободить ребёнка.
НЕСТЕРУХИНА страшно рычит и стреляет по нему.
СОЛДАТИК смертельно ранен.
 
      СОЛДАТИК. Возьми мою гармошку, сестрёнка. (Умирает на руках у АЛЬБИРЕО) Наши тебя спасут.
 
АЛЬБИРЕО бережно опускает погибшего СОЛДАТИКА на мостовую и подбирает гармошку.
 
      АЛЬБИРЕО.  Ну что же ты вытворяешь, паршивка ты такая?!  Видишь, что ты наделала? Видишь?!
      НЕСТЕРУХИНА.  Я скажу, что это ты меня заставила!
      АЛЬБИРЕО. Ты больше не Света! Поняла, Несвета?! Кровопролитница ты, Несвета!  Ты Несвета во веки веков!
     
ДЕМОН вскидывает руки и с силой сдёргивает с себя НЕСТЕРУХИНУ.
Та повисает на нём дохлой тряпкой. ДЕМОН ОБОРАЧИВАЕТСЯ к АЛЬБИРЕО…
АЛЬБИРЕО, пятясь, растягивает меха гармошки и вдаривает что-то бравурно отчаянное, защитное…
ДЕМОН трансово дёргается в такт, пытаясь приладить к пляске мёртвую НЕСТЕРУХИНУ.
 
ДЕТСКИЙ ОТРЯД во главе с МАЛЬЧИКОМ пробирается сквозь толпу гуляющих.
Они слышат звуки гармошки.
 
      МАЛЬЧИК.  Отряд, принять ближний бой!  
      ВСЕ.  Есть принять ближний бой!
      МАЛЬЧИК. Вперёд! За мной!
 
Дети-бойцы бегут к АЛЬБИРЕО.
С другой стороны площади летит тачка, её толкает КИРГИЗ. В тачке ДЕДУШКА.
ДЕДУШКА и МАЛЬЧИК одновременно поспевают к танцующему ДЕМОНУ. Тот отбрасывает ненужную НЕСТЕРУХИНУ и тянется-тянется к АЛЬБИРЕО… Вот-вот схватит!
 
      ДЕДУШКА. Толкай!
 
КИРГИЗ с силой толкает тачку, и приседает на корточки, спрятав голову в руках.  Тачка пролетает почти вплотную к ДЕМОНУ.
ДЕДУШКА на лету срубает шашкой ноги ДЕМОНУ, и тот рушится на колени. ДЕМОН воет, и вой его пробуждает НЕСТЕРУХИНУ.
 
      НЕСТЕРУХИНА (бормочет).  Мои ноги – твои руки. Мои ноги – твои руки.
 
НЕСТЕРУХИНА и ДЕМОН сползаются и сливаются в одну сущность.
 
      ДЕДУШКА.   Сынок, лови!
 
ДЕДУШКА бросает шашку МАЛЬЧИКУ, тот ловит её и бросается на ДЕМОНА-НЕСВЕТУ.
МАЛЬЧИК рубит шашкой по двуликой сущности. ДЕМОН заслоняется от него телом НЕСТЕРУХИНОЙ, а потом поднимает её мёртвые руки и даёт её руками автоматную очередь по АЛЬБИРЕО. Но МАЛЬЧИК делает отчаянный рывок и заслоняет собой девочку. Все пули достаются ему.
 
МАЛЬЧИК умирает.
 
Изрубленная СУЩНОСТЬ из сросшихся ДЕМОНА и НЕСТЕРУХИНОЙ, стекает в мавзолей.
ДЕТСКИЙ ОТРЯД подхватывает АЛЬБИРЕО и бросается прочь от страшной схватки.
ДЕДУШКА подползает к телу МАЛЬЧИКА.
 
      ДЕДУШКА.  Ты солдат, хотя и млад.
                          А солдат солдату брат.
 
ДЕДУШКА роняет голову на грудь МАЛЬЧИКА.
 
 
ЭПИЛОГ
 
Там же.
Все, кроме МАЛЬЧИКА и СОЛДАТ: АЛЬБИРЕО. МАМА НАСТИ. МИА. СЕРПЕНТИС. ГОНЧИЕ ПСЫ. МАМА МАЛЬЧИКА. ШИБЕЛКИН. КИРГИЗ. ДЕДУШКА. ПРАЗДНИЧНЫЙ НАРОД.
 
ДЕТИ бегут в самую гущу праздничной толпы.
 
      МАМА НАСТИ. Настя!
     АЛЬБИРЕО.  Мамочка моя!
 
АЛЬБИРЕО бросается к матери и прыгает к ней в объятия.
 
      МАМА НАСТИ.  Настя!  Где ты болталась целый день?  Я же волновалась!
      АЛЬБИРЕО.  Я играла!
      МАМА.  Ты играешь, как угорелая!  Вид у тебя, будто ты на войне побывала! Что за гармонь?
      АЛЬБИРЕО.  Друг подарил.                      
      МАМА.  Опять придуманный друг?
      АЛЬБИРЕО.  Мама! Я с друзьями играла! С моими лучшими друзьями!
     
ДЕТИ подходят.
 
       МИА.  Настя, ты, оказывается, нас придумала?! Ха-ха-ха.
       СЕРПЕНТИС.  Может быть мы все друг друга придумали? Хи-хи-хи.
       ГОНЧИЕ ПСЫ. А мы Гончие Псы!  А вы тётя Лебедь?
       МАМА (смущённо) Меня так в детстве дразнили. Дети, внимание, сейчас будем смотреть салют. А потом пойдём есть мороженое!
      АЛЬБИРЕО.  Смотрите, звезда!
 
В небе появляется необычайная, невиданной красоты звезда.
 
Это он!
      МИА. Это Мальчик!
      СЕРПЕНТИС.  Это Мальчик!
      МАША-ДАША. Наш Мальчик! Наш Мальчик!
      АЛЬБИРЕО.  Мальчик! Мальчик, посмотри, мы здесь! Мы все – здесь! Живые!
(шепчет) Мальчик, ты мой самый лучший друг…
 
 ПРАЗДНИЧНЫЙ НАРОД с удивлением смотрит на необычайную звезду.
МАМА МАЛЬЧИКА с ШИБЕЛКИНЫМ. КИРГИЗ. МАМА НАСТИ – смотрят, запрокинув головы.
       
       МИА.СЕРПЕНТИС. МАША-ДАША. АЛЬБИРЕО.  Ура тебе, Мальчик! Ура! Ура! Ура!
 
Старик-ветеран в инвалидной коляске тоже смотрит на звезду и медленно снимает пилотку.  Это ДЕДУШКА.
   
 
И тут же звезда расцветает праздничным салютом Великой Победы.
И громовое народное «ура» сотрясает Красную площадь.
                                                          
ЗАНАВЕС
 
22 июня 2018г.
Жара-гроза-Москва.
 
 
_____________________
  1. В пьесе цитируется поэма Твардовского «Василий Тёркин».
  2. БИЛО – ЗВОНИЛО – древний муз. инструмент. Металлическая пластина. На ней били тревогу в случае опасности. Играли на подобие колоколов, если в деревне не было своей церкви.

X
Загрузка