Скит (6-7)

 

 
 
 
6
 
Безглагольное время
 
Зло, колко, осколки случайно, не в лад —
бессмысленны звуки, слова невпопад:
невыносимое бремя —
безглагольное время.
 
 
***
Бродячая эпоха за углом
протяжно воет, что ее излечит?
Безумие ей придавило плечи,
скулит, как дом, назначенный на слом.
 
 
***
Мир живет ожиданьем войны,
а война — ожиданием мира,
человек — искупленьем вины,
голод — предчувствием пира.
 
 
***
Тощие дети войны,
тонкие для одежд,
голой тоски полны,
голодом долгих надежд.
 
 
***
Это ваша беда,
это не ваша победа,
обезлюдевшие города,
исчезнувшие бесследно.
 
 
***
Скульптора! Маску! Скорее!
Там, у последней черты,
в лик обращаясь, сереет,
век, теряя черты.
 
 
***
В те счастливые юные дни,
в те кромешно советские ночи,
как богато мы были бедны,
возлюбившие многоточие.
 
 
***
Пыль осененных временем книг,
быль обугленных болью зияний,
поле радуг, земля осияний,
палачом затаившийся миг.
 
 
***
Почему? Зачем? Отчего?
Случайно? Стеченье? Нечаянно?
Из дома сбежать отчего
от отчаянья пред одичанием.
 
 
***
Лицемеры, глупцы, лицедеи,
вольнодумцы, бойцы, мудрецы,
об их гибели, смерти Помпеи
по сей день весть приносят гонцы.
 
 
***
Вне памяти оставшиеся дни,
они ведь были вовсе не напрасны,
хоть были не ужасны, не прекрасны,
пусть тусклые, но ведь свои они.
 
 
***
Конец или зачин,
изнанка соответствий,
отчаянье причин,
лучины тусклых следствий.
 
 
***
Без отечества — как без отчества,
в пустоте — немота могил,
перестало быть, время кончилось,
век безвременья наступил.
 
 
***
Впотьмах, в полусмерти от света,
в полжизни отчаянье,
городские поэты,
одичавшие.
 
 
***
А теперь хоть молись, хоть постись, хоть крестись,
но язык не избавить от крыс,
подудев, всех увел, вас оставив без слов,
без единственных слов, крысолов.
 
 
***
Свист сиреневый, посвист сирены,
грубый гроб, словно горб, будто гриб,
мятежи, перемены, измены,
ржавый век от броженья охрип.
 
 
***
Торопливо, хоть было не к спеху,
устремлялись за требухой
на обочине гнусного века,
на проселке эпохи глухой.
 
 
***
И эта путь утратившая мысль
сквозь бурелом изломанной пробьется,
снесет преграды, к истине прорвется,
замрет, застынет и утратит смысл.
 
 
***
Горластой эпохи поэты,
слова свои отзвонив,
тихо канули в Лету,
славу походя обронив.
 
 
***
Этому дикому племени
слово не подарю,
поэт ему не ко времени,
поэзия не ко двору.
 
 
***
Бабочек на вершине иглы
обретают крылья покой,
есть у эпохи потайные углы,
один из них — мой.
 
 
***
Хохотало вокруг из зеркал,
брызгал звонко осколками грохот,
нескончаемый век истекал,
из-под ног уходила эпоха.
 
 
***
Кругом от них голова,
слепых, нелепых, случайных,
заскорузлые ваши слова
моему языку докучают.
 
 
***
Простыми были игры до поры,
кто в простоте души той простоты не чаял?
Но усложнялись правила игры,
условия судьбы ожесточая.
 
 
***
Стихи кончатся, выйдут сроки,
стихнет шум, скончается гам
на обочине прежней эпохи,
разлюбившейся прежним богам.
 
 
***
Осенние перверсии судьбы —
наперекор случившейся эпохе,
хоть и не все в эпохе так уж плохо,
ведь не на дыбу — только на дыбы.
 
 
***
В чаду вожделения чуда
хлябь зла, озлобления твердь,
возникшая ниоткуда,
в безумье зачатая чернь.
 
 
***
Прогибаются реи,
в ожидании рая
инквизиторы тихо жиреют,
аскезой чернь заправляя.
 
 
***
Кровью набухшие черви,
кормят свору с руки
вожаки обезумевшей черни,
стад взбесившихся пастухи.
 
 
***
И самые чистые лживы
в грязной мути молвы,
все те, кто пока еще живы,
все те, кто еще не мертвы.
 
 
***
После пальбы
подбирают уцелевшие крохи
субъекты судьбы,
объекты эпохи.
 
 
***
Я ли времени досадил,
забившись в углу,
что на стихи подсадило
бабочкой на иглу.
 
 
***
Времени внемлю
в себе и вовне.
Я во времени?
Время во мне?
 
 
***
Все течет, изменяясь,
век ползет, как змея,
зелено извиваясь,
час пробьет — без меня.
 
 
***
Клич — стремителен вольный народ,
сабли наголо и ногу в стремя!
Без оглядки, без страха, вперед!
Трусость — враг, рыбья кровь, рабье племя.
 
 
 
7
 
Паруса починяю
 
 
***
Не кричу, не крушу, не спешу,
в тишине души я не чаю,
чин чином, неспешно пишу,
паруса починяю.
 
 
***
Черная кошка бежит по дорожке,
по черной дорожке черная кошка,
черная кошка, устав, не бежит,
по черной дорожке домой не спешит.
 
 
***
И грехи мне простят,
 и обиды забудут,
и плясать на костях,
надеюсь, не будут.
 
 
***
Не взять ни словом, ни лаской,
смерть — субстанция прыткая,
хоть засмеять не удастся,
но попытка не пытка.
 
 
***
Случайно? Внезапно?
 Гром? Камнепад?
Медленно? Залпом?
Цикута.
 
 
***
Понедельник настал, и отныне
 крест придется решиться нести:
то ли с бесом сразиться в пустыне,
то ли пол подмести.
 
 
***
Нет, право,
Ваша светлость не права,
принц, это слово,
это не слова.
 
 
***
Росси не лоси, Росси — роса,
италийских небес чудеса,
плес, туеса и — заплата
на чухонские воды и блата.
 
 
***
На море штиль, смиренно ветер стих,
безгласны рифы,
опали паруса, и однозвучен стих,
и безопасны рифмы.
 
 
***
Верни юные дни,
все обеты нарушу,
миг продли,
возьми душу.
 
 
***
Пыль морозна,
бобров воротник,
гнусно и грозно:
«Я большевик!»
 
 
***
Spelling не любит меня,
то красным мазнет, то зеленым,
включаю — черт`ит озлобленно,
анафемствуя и кляня.
 
 
***
В те дни, когда покинули стихии,
напали фурии, настиг житейский сор,
но спас Пегас, скача во весь опор,
последние скормил ему стихи я.
 
 
***
Все проще пареной репы,
проще войны и пальбы:
небесные замки нелепы,
не строящие глупы.
 
 
***
Слеп жребий, то нечет, то чет,
на цыпочках пробираясь,
 идет время, течет,
через края проливаясь.
 
 
***
Мартиролог обильнее живых,
умильнее, живее, веселее,
здесь белая спина всех белых спин белее,
бровей косматость гуще всех густых.
 
 
***
Кокетливые кудри облаков
клубятся розовато спозаранку,
земля, как кот, зализывает ранку
после гремучих и дремучих снов.
 
 
***
Тень безобразная, безобразная,
и не лень день-деньской ей глумиться,
то слагает стишки несуразно,
то норовит застрелиться.
 
 
***
Что ж, всего понемногу.
Кончен бал. Вышел срок.
Драма без диалогов.
В пустой зал — монолог.
 
 
***
Нарушая порядок вещей,
изменяя движенье событий,
умирает бессмертный Кощей,
скряга, отрок, невольник наитий.
 
 
***
Рифма — хитрая сваха,
так сведет, так столкнет,
хоть от страха на плаху,
хоть в водоворот.
 
 
***
Варианты читал бы кухарке —
ее решенью внимать,
только, вот, по запарке
запамятовал нанять.
 
 
***
В минуту отчаяния
вам открою одной,
как выйти вам к тайне
через двор проходной.
 
 
***
А теперь скажу слогом библейским,
существительным, прямо, в упор,
быть не нужно судьею третейским,
чтобы вас осудить на позор.
 
 
***
Юный дог длинноног и игрив,
как все юное, бурно восторжен,
только повод встревожен,
осторожен, спесив и ревнив.
 
 
***
Корячится прилипчивая тень,
крадется уморительно похоже,
кривляется, сумняшеся ничтоже,
себя саму наводит на плетень.
 
 
***
Замолкло, стихло, угасло,
вдруг — зазвучало
невыносимо, зримо и ясно
пустозвонное первоначало.
 
 
***
Шли вкусившие браги
под росистую речь,
не враги, но варяги,
землю Русью наречь.
 
 
***
Песнь греки сложили,
посмели посметь:
из смерти в жизнь,
из жизни в смерть.
 
 
***
Куражась, миражи, звеня, зовут, тревожа,
плоть возбуждая, пробуждая дух,
оттачивая зрение и слух,
тень юную явив на лунном ложе. 
 
 
***
Поэтов читайте, поэты,
злобу и зависть тая,
изящные их наветы,
на мир, на друзей, на себя.
 
 
***
Исправлю Пушкина, прочту и изумлюсь,
над правкою слезами обольюсь
и перечту, забыв про сон и сплин,
а все-таки, увы, не сукин сын.
 
 
(Продолжение следует)
 
 

X
Загрузка