«Расколото…»

 

 

          

 

 
Расколото…
 
Ничто никогда не бывает цельным…
Цветными шарами искрится поле.
Гирляндами света украшен ельник.
И облако в небе, как белый кролик.
 
Весна. Полыханье зарниц. И небо –
Уже закипевшее пред грозою…
В тебя от себя ухожу, и нежно
Лицо обжигаю твоё росою.
 
Росой, потому что гроза утихла.
И вечер сиренев и остр до боли. –
И вот уже звёзд огневые иглы
Проткнули шары: опустело поле.
 
А мы улыбаемся, будто вечны –
И эта весна, и простор, и счастье…
Но как-то нелепо, бесчеловечно
Расколота жизнь на куски, на части…
 
16 – 17. 11. 2017
 
 
 
 
Качанье сумерек
 
Прозрачных сумерек качанье
На паутине темноты
Взрастило в сонном ожиданье
Покоя скромные цветы.
 
Качался лес, качалось небо,
Звездой смотрящее на нас,
И, сильно отклонившись влево,
Мерцавший вечер вдруг погас.
 
Мгновенья стали на колени
Пред непреклонной тишиной,
Как будто бы прося прощенья
За суетливый мир дневной.
 
Зеркальной осени озёрной
Слегка надтреснуто стекло.
Сквозною музыкой минорной
Отыграны добро и зло…
 
И ничего не остаётся
Как снова ждать невесть чего,
Глядеть на утреннее солнце
И видеть бликов торжество.
 
Но – до утра ещё качанье
Таёжных сумерек во мгле,
Да ночи льдистое молчанье
О том, что тяжко на Земле…
 
23.11. 2017
 
 
 
 
 
Тебе нести зарю и звёзды
 
Тебе нести зарю и звёзды
И чёрной памяти гранит
Туда, где так легко и просто
С тенями лучик говорит,
 
Где просыпаются столетья
От талых снов небытия
И где в руках былого лета
Судьба пульсирует моя.
 
На землю в панцире из снега
И капли малой не пролив,
Неси кувшин зари и неба,
Земную злобу укротив!
 
 
 
 
 
И всё одно. И все едины.
 
И всё одно. И все едины.
И – серебристая тоска –
На фоне гаснущей картины,
Где осень с дулом у виска.
 
Непостоянно постоянство.
А в тесном неводе времён
Опять запуталось пространство
И погрузилось в зимний сон.
 
Опять тускнеющим узором
С небес на ветки пал октябрь.
Сквозят безлистные просторы –
Наполнить холодом хотят
 
Леса, луга, поля, болота…
Но оживает иногда.
Предощущение полёта
Во временнОе никуда,
 
В оцепенение событий,
В анабиоз страстей и чувств…
А всё прошедшее – забыто.
Забыто намертво. И пусть!
 
Леса, исполненные светом,
Легко высвечивают мысль
О том, что бесполезно где-то
Искать хоть в чём-то некий смысл!
 
 
 
 
 
Вода зимы
 
Вода текла, не размыкая
Круги столетней ветхой тьмы,
Тяжелоцветная, густая,
Несла предчувствие зимы.
 
Не потому что льдистой крошкой
Она туманила глаза,
Не потому что снежной мошкой
Летела наземь бирюза…
 
Не потому… А отчего же? –
Не догадаться, не понять.
Змеится лентою по коже
Воды смертельной благодать.
 
На звон небес благословляет,
На тот неповторимый звон,
Что небо тусклое роняет
Предзимней музыкой на сон.
 
И ноября тугие вены,
Водою полные густой,
Набрякли необыкновенно
Белёсой этой густотой.
 
Вода. Воде. Воды. Водою…
И снова кончились слова…
 
А за небесной синевою
Видна земная синева…
 
 
 
 
Облака, свиваясь в кокон…
 
Облака, свиваясь в кокон, то сжимались, то взрывались,
Хлопья снега источая из невидимых хлопушек.
Юркий день тоски бечёвку намотал на снежный палец,
А потом ударом резким вечер о закат расплющил.
 
И небесные герани, розы, флоксы, цикламены
Увядали, опадали, лепестки во мгле кружились.
Об колено разломила ночь дневные перемены,
Напрягая до предела тьмой сверкающие жилы.
 
Ничего, и – только ветер, ничего, и – только стужа.
Сосны прыгают в сугробах, ели хмурятся в снегах.
Скоро на снега прольётся утра огненная лужа.
Бьётся сердце чёрной чащи в гулкой темени кругах.
 
 
 
 
Огни
 
Осенних огней по России блужданье –
В осиновой дымке осенних огней.
И чуть ощутимое сна колыханье –
Того забытья, что и смерти верней.
 
И нет, и не будет ни чуда, ни рая
Забывшим себя в бесконечно других.
Осенняя дымка осеннего края…
Печали российской немые круги…
 
Озёрные дали. Болотные хлюпи.
Да неба осеннего радужный хлеб.
А кто это плачет слезами разлуки?..
Кто кутает плечи в туманистый плед?..
 
Осенних огней бесконечно круженье.
Осенних огней переменчивый блеск…
Корвета последних иллюзий крушенье.
И крики, и стоны, и палубы треск.
 
Крушенье в каком-то энмерном просторе
Я вижу как осени поздней огни.
В лесах и горах, на равнине и в море...
Усни, человек, постарайся, усни!
 
 
 
 
Так часто в доме бьются зеркала…
 
(сонет)
 
Так часто в доме бьются зеркала.
И солнечные зайчики играют
Осколками разбитого стекла,
Лучами разбегаются по краю
 
Осколков… Комната белым-бела.
И в ней, почти прозрачные, летают
Апрельские предвестники тепла,
Как будто птиц сияющие стаи.
 
А я сюда почти не захожу.
С меня довольно света, звона, блеска…
От ветра колыхнётся занавеска,
 
Повеет ландышем, дыханьем леса…
Я так привык не к жизни – к миражу! –
Что вне его не вижу интереса.
 
 
 
 
Аромат осенних дней…
 
Аромат осенних дней.
Стаи чёрных лебедей.
На мосту стоит маньяк,
Попиваючи коньяк.
 
Дети бегают, шумят.
Солнце разливает яд
Скоротечной желтизны.
Расцветают чьи-то сны.
 
Красно-жёлтое вокруг
Образует некий круг,
Где волшебное ничто
Пляшет в стареньком пальто.
 
Все пожары догорят.
Скорби выстроятся в ряд.
Так рождается зима.
Люди сходят так с ума…
 
 
 
 
Почему ты сегодня одна?..
 
Почему ты сегодня одна?
И ни смеха не слышно, ни плача…
Высока тишина, и больна
Ядовитым покоем удача.
 
Помнишь ветхое наше «тогда»? –
Как оно растворяло печали.
Но летейская злая вода
Залила синеглазые дали.
 
Не слышны больше их голоса.
Не видны озорные улыбки.
И блуждают пустые леса
По просторам, болотистым, зыбким…
 
Ну а ты всё молчишь и молчишь…
И глядишь непонятно куда-то.
И стекают и с неба и с крыш
Блики света, как слёзы заката.
 
И прошедшего не было! Нет!
И грядущего нет, и будет!
Мир в отчаянье грустно одет.
Город. Улицы. Тусклые люди…
 
Что хотели с тобой? Миражи?..
Поездов пересвисты скупые?..
Не молчи! Ну, хоть что-то скажи!
Времена все глухие, тупые.
 
Не услышат они ничего.
Ничего и нигде не изменят.
Почернеет души вещество,
Став дешевле и злата, и денег!
 
Да и нечего просто сказать –
Ни тебе и ни мне. А кому же?..
 
Ну, тогда посмотри мне в глаза,
Чтобы нам с тобой не было хуже.
Последние публикации: 

X
Загрузка