Мадемуазель, я вами уязвлен

 
 
 
 
 
 
 
А КОФЕ ЧЁРНОЮ ДЫРОЮ
 
а кофе чёрною дырою
в трубу бокала смотрит в глаз...
я не покину нынче вас
мне, душенька моя, сурово...
 
 
 
 
И ВОТ УЖЕ БАНДЕРИЛЬЕРО
 
и вот уже бандерильеро
пришли меня увеселять...
 
а жив и весел, лишь не достаёт тебя
с восторгом жду твою заветную мулету...
 
 
 
 
БРЕДУ ПО ПРОДУКТОВОМУ
 
бреду по продуктовому огромнейшему залу...
 
– Там мышь!
 
бреду не торопясь, украдкой ржу...
 
 
 
 
В НОРВЕГИИ ВЕСНА...
 
в Норвегии весна...
 
сидим с котом, прижавшись
кушаем грильяж...
 
 
 
 
В КАСАБЛАНКЕ
 
стоим, почти ликуем, в Касабланке...
 
дождит...
 
 
 
 
Я ВДОЛЬ МИУССКОГО
 
я вдоль Миусского
бреду через метель
и кожей чувствую
полночного трамвая
в его дикой стае
осмысленную
смерть
 
 
 
 
С КОРВЕТА ВСМАТРИВАЮСЬ В ЗВЁЗДЫ
 
с корвета всматриваюсь в звёзды
нас угораздило на мель
там, где чешуйками апрель
вонзается под кожу осторожно
 
 
 
 
ВАЛЬДШНЕП...
 
вальдшнеп...
 
с подветренной неслышно подползаем...
 
хвостами
гладя
зыбкий
снег
 
 
 
 
СТЕМНЕЛО
 
вдруг снизу слышу тихое: камрад!
смотрю: там заговорщицкие мыши...
 
 
 
 
НА ШЛОССПЛАТЦ С КЁНИГШТРАССЕ...
 
на Шлоссплатц с Кёнигштрассе...
бегу, дышу...
глупцы! за рыжим не угнаться!
 
 
 
 
НЕ В ЯЛТЕ
 
не в Ялте
 
сухо
 
доски
 
гвозди
 
 
 
 
Я В ХЕЛЬСИНКИ
 
я в Хельсинки
и Хельсинки во мне
 
стоим
зимуем
 
 
 
 
ПАРИЖ
 
изрядно пьяные с ликующим клошаром
благословляем мир
у Малого моста
 
 
 
 
НАШ ШЛЮП АТАКОВАЛИ ФЛИБУСТЬЕРЫ!..
 
наш шлюп атаковали флибустьеры!..
 
ночь, звёзды, и слегка штормит...
 
у них фрегат, у них весомые потери...
 
у нас задор пылающих ланит...
 
 
 
 
И МЫ ВОШЛИ В БЕРЛИН...
 
и мы вошли в Берлин...
 
семнадцать молодых поджарых крыс...
 
на Шпрее
к нам прибилась такса...
 
 
 
 
ДАВАЙ ПО СОТКЕ КАЛЬВАДОСА
 
давай по сотке кальвадоса
и в ночь...
 
 
 
 
ДАВАЙ НАСТУПИМ НА ФЕВРАЛЬ...
 
давай наступим на февраль...
мы же исконные
нам можно
 
 
 
 
А ЗАВТРА ПРИЕДЕТ ПАПА!
 
а завтра приедет папа!
и рыбных котлет привезёт!
бойтесь теперь вурдалаки!
прячься честной народ!
 
 
 
 
ВОТ И БРЕДУ ПО СТАНЦИИ МЕТРО
 
вот и бреду по станции метро
пусть я и грустная
но – такса!
 
 
 
 
ВОТ И ФЕВРАЛЬ
 
вот и февраль...
 
хоть бы и не просыпаться вовсе
лежать и в пустоте руками шарить
мне тогда ещё, в шестьдесят первом, Гагарин
саичку
за испуг
 
и пусть всем нам приснится правильный камень
самый-самый правильный камень
и мы все подойдём к нему
и его прочитаем
поглядывая
как с онемевших крыльев наших
сочится
ослепительный пух...
 
 
GREENWICH VILLAGE. NEW YORK. 1972
 
Greenwich Village. New York. 1972
 
Москва. Суббота. 11:30. Роддом № 27
 
Было очень страшно, но пегий кот оглянулся...
 
 
 
 
И КРИЧИТ МНЕ ВДРУГ ИЗ ОТКРЫТОЙ КОЛЯСКИ ДЕВОЧКА
 
и кричит мне вдруг из открытой коляски девочка
ну совершенно какая-то уж даже очень крошечная:
Вот она я! Вот она я! Вот она я!
 
 
 
 
В КРЕМОНУ
 
и еще затемно, с телеги соскочив, в Кремону...
 
 
 
 
В БУЭНОС-АЙРЕСЕ
 
в Буэнос-Айресе, в толпе, тихонько плачем
с собачкой офигенный потеряли мячик
средь этих бесконечных аргентинских ног
 
 
 
 
СТОИМ ВО ФРУНТ
 
стоим во фрунт
 
скорей всего из пулемёта...
 
уж слишком много нас
 
 
 
 
СИЖУ, КАК ПОЛАГАЕТСЯ, В КЛОЗЕТЕ
 
сижу, как полагается, в клозете...
и нас неслабо так штормит...
 
сейчас я соберусь – и всех в вишневые конфеты!
вот только б не ослабнуть до рассвета...
вот только б чуточку живым
остаться
 
 
 
 
В ТРАНШЕЕ ЗАСЫПАЯ ПОД ВЕРДЕНОМ
 
в траншее засыпая под Верденом
смотрю внимательно на труп Верлена
отличный пулемётчик...
и слегка поэт...
 
 
 
 
МЕНЯ В АТАКЕ БОЕВЫМ НОЖОМ
 
меня в атаке боевым ножом...
 
всё честно
 
 
 
 
ВОТ И НАСТАЛ РАССВЕТ
 
вот и настал рассвет
в снег окунул катану
пусть отдохнет
 
 
 
 
ИХ СЕМЕРО
 
их семеро
им нужен я...
 
смотрю на звёзды...
 
стилет я выхвачу, когда они решат, что поздно...
 
 
 
 
ПРОСНУЛСЯ
 
Проснулся... Утро, Мичиган...
 
Медведя нет.
 
 
 
 
НА ГРАНИЦЕ
 
на границе
где-то у самой кромки
где двери не запираются
где с холодными
теплые воды встречаются
со старым смешливым волком
лакаем
из красивого блюдца
остывшего
сладкого
чая
 
 
 
 
НАС СОРОК ДНЕЙ В ВЕНЕЦИИ В ПОРТУ
 
нас сорок дней в Венеции в порту
на судне продержали
мы ж терпеливо ром глотали
и вспоминали про чуму
 
 
 
 
ДОЖДЯМИ НАС ВСТРЕЧАЛ ХАНОЙ
 
дождями нас встречал Ханой...
хотелось крепко выпить
и лечь на дно
 
вот только не за нас оно...
дышите жабрами, ребят
уверенней, уверенней дышите
 
 
 
 
МАДЕМУАЗЕЛЬ, Я ВАМИ УЯЗВЛЕН
 
мадемуазель, я вами уязвлен
не то чтобы, конечно, опрокинут вами...
 
не то, чтобы, конечно...
 
 
 
 
ВОТ ДРУГ МОЙ ДАНТЕ АЛИГЬЕРИ
 
вот друг мой Данте Алигьери
так не считал
 
тогда
 
в Равенне
 
 
НАС БЫЛО ВОСЕМЬСОТ СПАРТАНЦЕВ
 
нас было восемьсот спартанцев
 
стоим...
 
 
 
 
И ВОТ МИМО ПРОХОДЯТ
 
и вот мимо проходят
лица моего касаются чем-то несмышленым...
а я сижу
трогаю бороду
и прижимаюсь к ним...
им холодно
им скучно неимоверно
и страшно от этого
и они идут...
зачем-то
 
 
 
 
ЛЕЖУ, ВИТИЙСТВУЕТ ШРАПНЕЛЬ...
 
лежу, витийствует шрапнель...
сдуваю снег
с неимоверно гладкой шерстки...
нас скоро замешают в горстку
таких же неживых людей...
 
 
 
 
БОРДО. СИЖУ НА ПАРАПЕТЕ
 
Бордо. Сижу на парапете.
Портвейн в пальто. И мысли эти
ласкают жалкое нутро.
 
 
 
 
ПОСАДИТЕ МЕНЯ В ТО МЕСТО, ГДЕ У НИХ БЕСПЛАТНЫЕ ОРЕШКИ...
 
посадите меня в то место, где у них бесплатные орешки...
потом подойдите ко мне, улыбнитесь, и скажите:
я угощаю!
 
 
 
 
С БЕТХОВЕНОМ В ПРЯТКИ...
 
с Бетховеном в прятки...
 
та ещё забава
 
 
 
 
НИКУДА НЕ ХОЧУ
 
никуда не хочу
в Бразилии, так в Бразилии...
 
– коньяку!
 
 
 
 
СПРЯТАЛСЯ В КРОШЕЧНОЙ КАФЕШКЕ В ОГАЙО, В RIO GRANDE
 
спрятался в крошечной кафешке в Огайо, в Rio Grande
знобит...
тычу наугад в винную карту...
chateau
рубиново-красный...
 
и мне бы
отдышаться...
 
 
 
 
В КЕСАРИИ КАППАДОКИЙСКОЙ
 
в Кесарии Каппадокийской
разыскал архиепископа Василия...
 
стоим, улыбаемся
 
 
 
 
СКУЧНОЕ
 
если бы я был бабушкой, мне бы шел уже 99-ый год...
 
пожалуй, выпью...
сентиментален
 
– Капитан, берем ли её на борт?
 
Сомневаюсь, сомневаюсь, сомневаюсь...
 
 

 

 

 

ИЗ ЯЛТЫ НА ТРАМВАЙЧИКЕ В АЛУПКУ
 
из Ялты на трамвайчике в Алупку
 
нарисовал
смотрю
 
вполне читаемо...
я ровно через час уйду
 
нет, не уйду
 
светает...
всё ещё смотрю:
из Ялты на трамвайчике в Алупку
 
 
 
 
СИЖУ НА ЛЕКЦИИ
сижу на лекции
смотрю на мел
 
 
ОТЧЕТЛИВО СЛЫШУ ДЫХАНИЕ ДВУХ БЕРЕТТ...
отчетливо слышу дыхание двух беретт...
да и хозяин у них простужен...
странно...
почему же
он так неосторожен...
ладно, тогда и я не буду
ни сегодня, ни завтра, ни когда он там придет еще...
 
 
 
 
ЧЕТВЕРТЫЙ ДЕНЬ СМОТРЮ НА ИСКРЕННИЕ ФЬОРДЫ
 
четвертый день смотрю на искренние фьорды
смотрю на то, чему совсем не должно быть
а должен быть зимой провинциальный город
в котором снег идет ко мне из темноты
 
 
 
 
НАЦАРАПАЙ
 
нацарапай
перочинным ножом
в глухом переулке
на сырых кирпичах
сокровенное имя мое...
 
и сразу же
уходи
 
 
 
 
Я ПРЯЧУСЬ В СУМРАКЕ ТВОЁМ, СТОКГОЛЬМ
 
я прячусь в сумраке твоём, Стокгольм
в том, о котором даже ты не знаешь...
в плаще расстёгнутом, под невесомой шалью
с твоим рассветом старый швед меня найдёт
 

X
Загрузка