Посланник новой веры (О Григории Распутине)

 

 (Начало)

    
 
                       ***
Много вопросов и разных спорных суждений вызывает почти что ключевая тема: как Распутин оказался при Дворе? Есть версия, что воодушевлённые  его пророчествами его ввели в круги, близкие к царскому Двору епископы Гермоген и Феофан. Есть и другая версия  – ко Двору ввели его свойственники царицы – Великие Княжны Анастасия и Милица (так называемые «черногорки», дочери правителя Черногории князя, а впоследствии короля Николая Немеша, которые были замужем за Великими Князьями Петром Николаевичем и Николаем Николаевичем). Они были убеждёнными «распутинками». И, разумеется, фрейлина императрицы А. Вырубова, о которой ходило и до сих пор ходит множество сплетен, была самой ярой поклонницей Григория Распутина.
Здесь уместно привести показания следственной комиссии последнего царского министра внутренних дел А.Д. Протопопова. По настоянию следователя  он даёт разные характеристики тем или иным деятелям царского режима, бывшим в той или иной степени его коллегами. Вот что сказано о Распутине: «РАСПУТИН – связь власти с миром.  Доверенный толкователь происходящих движений, ценитель людей. Большое влияние на царя, громадное на царицу. По словам царицы, он выучил её верить и молиться Богу; ставил на поклоны, внушал ей спокойствие и сон. (…) Моё убеждение, что Распутин имел гипнотическую силу. Мозг у него был проницательный, совсем только не образованный, – и в обществе людей мало знакомых он держал себя будто ненормальный человек, при знакомых же это у него не проявлялось. Любил вино и был, несомненно, эротоман. Был ли он хлыст? Не знаю, но сектантское в нём было, – подчас его манеры напоминали сектантского начётчика. Только более властного». (А.Д. Протопопов «Показания чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства». Цит по кн. «Гибель монархии», М. 2000, с. 360).
                      ***
Во многих своих признаниях, дневниковых записях, письмах император Николай неоднократно писал: меня окружают трусы, лжецы и предатели. То же самое он написал в дневнике после отречения от престола. Судя по всему, именно так и было. Но Распутин как раз таковым не был, он оставался верным царю до конца.
Говоря о его (Распутина) роли, мы должны следовать историческому ходу событий в совокупности с мнением самых известных и замечательных деятелей серебряного века. У Распутина были свои принципиальные враги и недоброжелатели. Среди них на первом месте о. Илиодор  (Сергей Труфанов), который сначала восторгался Распутиным, а потом подготовил одно из покушений на него.
Многие выдающиеся писатели и мыслители той эпохи оставили различные заметки о сущности образа Распутина. Николай Гумилёв посвятил ему знаменитое стихотворение «Мужик», в котором есть такие строки:
 
В гордую нашу столицу                                                                           
Входит он – Боже, спаси! –
Обворожает Царицу
Необозримой Руси. (…) 
В диком краю и убогом
Много таких мужиков.
Слышен по вашим дорогам
Радостный гул их шагов.
 
Можно сказать, что Гумилёв предчувствовал начало революции. Именно как революции «дионисийской», революции разгула и экстаза. Это стихотворение вызвало  восторг у Марины Цветаевой. Впоследствии, как известно, Гумилёв через свою новую подругу Ларису Рейснер предложил Л. Троцкому свою руку и шпагу для похода на Индию, а Марина Цветаева из-за восхвалений по адресу Маяковского потеряла авторитет в эмигрантских кругах. Но это лишь подтверждает нашу мысль о дионисийской «музыке революции».
Исследователь русского сектантства и позднее видный функционер большевистского правительства В.Д. Бонч-Бруевич несколько раз встречался с Распутиным и немало написал о нём. Среди прочего он зафиксировал такие слова «старца»: «Для народушка жить нужно, о нём помыслить» (с. 351).
 
                       ***
Теперь перейдём к разным суждениям Распутина на политические темы. Как известно, 1911 -13 годы были временем так называемых «балканских войн», когда шли конфликты между некоторыми славянско-православными государствами и мусульманскими образованиями. Следовала цепь террористических актов. В правительственных кругах Великобритании шла речь о так называемой «балканизации» Европы. Так исподволь подготавливалась Первая мировая война.
 Нетрудно заметить, что такого рода «балканизация» проводится и сейчас по отношению к территории России.
О балканских войнах Распутин выразился так («Петербургская газета», октябрь 1912 г., Беседа с Распутиным корреспондента  газеты): «Ведь вот, родной, ты-то, к примеру сказать, пойми! Была война там, на Балканах этих. Ну, и встали тут писатели в газетах, значит, кричать: быть войне, быть войне! И нам, значит, воевать надо… И призывали к войне, и разжигали огонь… А вот я спросил бы их, – с особенной экспрессией подчеркнул Распутин, –  спросил бы писателей: «Господа! Ну, для чего вы это делаете? Ну, нешто это хорошо? Надо укрощать страсти, будь то раздор какой, аль целая война, а не разжигать злобу и вражду”».
Такова была позиция Распутина во время балканских войн, которые через год переросли в Первую мировую войну, погубившую русское государство. К этому вопросу мы сейчас и перейдём.
Надо начать с того, что в это время усилиями так называемой либеральной печати Распутину была создана крайне отрицательная репутация. Он сам так говорил об этом в одной из своих бесед, опубликованных в тогдашней печати: «Чего от меня хотят? Неужели не хотят понять, что я – маленькая мушка и что мне ничего ни от кого не надо.
…Мне очень тяжело, что меня не оставляют в покое… все обо мне говорят… словно о большой персоне.
… Неужели не о чем больше писать и говорить, как обо мне… Я никого не трогаю… Да и трогать не могу, так как не имею силы… Дался я им… Видишь, какой интересный…
Каждый шаг мой обсуждают… всё перевирают… Видно, кому-то очень нужно меня во что бы то ни стало таскать по свету и зубоскалить…».
Совершенно ясно, что Распутин прекрасно понимал, что он оказался в центре многочисленных политических страстей. Он перестал быть человеком-Распутиным, а превратился в некий образ и даже легенду, символ деградации царской власти. Образ Распутина быстро стал мифическим, обнаруживая черты прямого религиозного символа  – символа новой и далеко не ортодоксальной веры. Россия шла к уничтожению христианской религии. Так и получилось.
 
                 ***
Особое место занимает вопрос о влиянии Распутина на начало и ход Первой мировой войны. Я сделаю здесь отступление от общей темы, но оно мне кажется очень важным для понимания всего, так называемого «распутинского дела». Некий английский историк У. Фуллер, «признанный специалист по российской военной истории» (так его характеризуют издатели журнала «НЛО»), а к тому же, добавим от себя, завзятый русофоб, в своей книге «Внутренний враг: шпиономания и закат императорской России» М. 2009, не моргнув глазом, утверждает о целях Первой мировой войны: «В случае всех остальных стран-участниц, за исключением Германии, цели эти (Цели начала войны – Г.М.) были связаны  с национальным выживанием, либо с ключевыми вопросами национальной безопасности» (с. 140). Современный читатель может быть  просто потрясён: отсюда как бы следует, что раскинувшаяся на полмира Британская империя и лишь немного уступавшая ей по территории и могуществу Россия якобы только и делали, что тряслись от ужаса за своё «выживание» перед никчёмной по ресурсам и населению (в сравнении с ними, конечно) Германией. Большей чепухи придумать трудно.
Свою книгу У. Фуллер проницательно назвал «внутренний враг», но не сказал главного, кто этот внутренний враг. А ответ очевиден, –  это те самые пресловутые масонские заговорщики, которые сокрушили и Великобританию, и Россию, и Германию одним ударом, – ударом «изнутри». У. Фуллер стремится доказать, что царская Россия, стараясь изобличить внутреннего врага, была почти что предтечей в организации показательных процессов при советской власти. Но он как бы «позабыл», что такого рода процессы шли по обе стороны линии фронта. 
Это отступление необходимо для того, чтобы яснее понять роль Распутина в хотя бы предполагаемой возможности найти выход из того кризиса, в который попала Россия в результате балканских войн 1911 – 1914 гг. Европейские страны готовились к войне. Она была почти что неизбежна. Смог ли бы Распутин повлиять на ход истории? Едва ли.
Большое количество лиц, приближённых к царской семье стремились так или иначе «остановить» Распутина, но все эти попытки оказывались безуспешными, потому что он имел колоссальную моральную власть над царской семьёй, умея приостанавливать болезнь наследника Алексея. Об этом мы писать не будем, поскольку этой теме посвящены сотни разнообразных исследований. Распутина ненавидела вся придворная среда. Мало-помалу начали создаваться планы его физического устранения – убийства. Один из них принадлежал ялтинскому градоначальнику Думбадзе. Были и другие «проекты». Немного подробнее надо рассказать о самом значительном покушении на Распутина, осуществлённом в 1914 году.
29 июня на Распутина было действительно совершено покушение, настолько серьёзное, что некоторое время он находился на грани жизни и смерти, а некоторые петербургские газеты даже сообщали о его смерти.
Случилось это так. Приведём хронологию покушения по материалам печати того времени.
 
                            Покушение на Гр. Распутина.  
 
                                                                                     (По телеграфу из Петербурга)
 
                                  Подробности покушения.
 
 «Пет. К.» телеграфирует из с. Покровского: На основании первых следственных шагов удалось выяснить следующее:
Григорий Распутин с сыном вышел из дому и направился в почтово-телеграфную контору. Убийца, всё время следившая за ним, подошла к нему и попросила милостыню.
Воспользовавшись удобным моментом, она солдатским тесаком в 12 вершк. длины ударила Распутина в полость живота. Григорий Распутин упал.
Попытки неизвестной повторить удар не удались, и она попыталась бежать.
Сын Распутина Дмитрий погнался за ней, вышиб из её рук тесак и потом при помощи подбежавших на помощь крестьян связал её и направил в волость.
После этого Дмитрий Распутин с криком: «тятеньку закололи», бросился к сельскому фельдшеру. До приезда врачей этот фельдшер оказал первую помощь раненому.
Выяснилось, что ударив Распутина кинжалом,  Гусева извлекла пузырёк с какой-то жидкостью и пыталась выпить, но некоторыми из толпы пузырёк был выбит из её рук и растоптан. (…)
                                _________
 
                          Хиония Гусева.
 
Покушавшаяся на жизнь Распутина, наконец, назвала себя.
Она оказалась сызранской крестьянкой Хионией Кузьминичной Гусевой.
Проживала она в Царицыне. При дальнейшем дознании она рассказала, что всё время пребывания Распутина в Ялте, 3-го марта, она была там и с этого времени беспрестанно следила за  ним: вместе с ним она приезжала и в Петербург.
«Пет. К.» сообщает следующие подробности о Хионии Гусевой.  Это – крестьянка Симбирской губернии, Сызранского уезда Хиония Кузьминична Гусева. В последний раз она значится в полицейских списках г. Петербурга в декабре 1911 года: место её последней прописки – ночлежный дом Макокина, на Обводном канале. (…)
Средства у Гусевой были, по местным понятиям, большие, т.е. за ночлег она платила аккуратно, всегда была одета чисто и, как мы узнали, не нищенствовала. (…)
В начале 1912 года у Гусевой украли паспорт, и её забрали как беспаспортную.
С тех пор знавшие её потеряли из вида. (…)
                        ___________
 
                      Допрос Х. Гусевой.
 
На допросе, который производился прибывшим из Тюменя в С. Покровское судебным следователем,  покушавшаяся заявила, что имела поручение от Илиодора Труфанова убить Распутина. В дальнейшем она сообщила, что отомстила Распутину за поругание игуменьи.
В первый момент допроса арестованная была в крайне нервном состоянии и только к вечеру она пришла в себя. Она заявила, что не раскаивается в совершённом преступлении и считает, что, убивая Распутина, она совершает благое дело для родины. (…)
Хиония Гусева резко заявила властям, что Распутин клеветник, насильник, растлитель женщин, и в пример привела монахиню женского Царицынского монастыря, которая находится в настоящее время в Жировицком монастыре у епископа Гермогена.
  Гусева продолжает уверять, что Распутин оклеветал Илиодора, и что последний поклялся задушить его. (…)  (Утро России, 1914, 1 июля, №150)
 
                        ___________
 
Сама Хиония Гусева чистосердечно призналась на следствии: «Я решила убить Григория Ефимовича Распутина, подражая святому пророку Илье, который заколол ножом 400 ложных пророков; и я, ревнуя о правде Христовой, решила над Распутиным сотворить Суд Божий с целью убийства …
Я считаю Григория Ефимовича Распутина ложным пророком и даже  Антихристом, потому что он в Синоде имел большую славу, благодаря Гермогену – епископу и батюшке Илиодору, а в действительности его пакостные дела указали, что он развратник и клеветник».
Любопытно, что Хионии Гусевой не нравилось, что Распутин «допускал излишние вольности в обращении с женщинами». И это её – судя по всему, сифилитичку в последней стадии (на всех фотографиях отчётливо виден её провалившийся нос) – «глубоко возмущало».
Остаётся неизвестным, подстрекал ли её Илиодор к убийству. Но то, что она делилась с ним своими намерениями, она не скрывала даже в своих показаниях на следствии. А сам Илиодор, несколько дней спустя после этого события, сумел сбежать в Норвегию (видно, было чего опасаться), где приступил к написанию своей книги о Распутине «Святой чёрт». Она была опубликована уже после революции.
Сам Илиодор о целях своего труда в одном из писем сказал так: «На основании документальных данных я, насколько мог, доказал, что Распутин – развратный мужик, пакостник, живёт с царицей Александрой и родил от неё наследника Алексея, и что Распутин – не официальный Русский император и Патриарх Российской церкви». Как мы видим, в такого рода заявлениях достигнут своеобразный мифотворческий максимум, в котором даже самая дикая ложь и клевета начинают приобретать черты правдоподобия. А вдруг это так и было, – скажет обыватель. А любой историк ответит ему: а откуда же Илиодор знает такие детали, кстати, и цесаревич родился прежде, чем Распутин появился при дворе. Но, как говорится, лиха беда начало, а дальше уже пошло само собой. (Об этом см. выше).
Существует легенда, что если бы Распутин не лежал тяжело раненым в канун войны, он сумел бы предотвратить вовлечение России во всемирную катастрофу, столь печально закончившуюся и для него самого, и для царской семьи и для всей страны.
Об этом, в частности, говорила так же Матрёна Распутина: «Государь присылал ему много телеграмм, прося у него совета и указывая, что министры уговаривают Его начать войну. Отец всемерно советовал Государю в своих ответных телеграммах "крепиться" и войны не объявлять. (…) Отец тогда говорил, что мы не можем воевать с Германией; что мы не готовы к войне с ней, что с ней, как с сильной державой, нужно дружить, а не воевать».
Оспаривать или подвергать сомнению эти слова,  мы не имеем основания, однако следует всё же заметить, что не Россия объявила войну Германии,  а как раз наоборот, хотя часть вины в развязывании катастрофического международного конфликта всё же лежит на России. Исторические факты свидетельствуют о том, что Россия предъявила ультиматум Австро-Венгрии о прекращении её конфликта с Сербией в течение 24 часов. Император Николай сказал: Сербию я не отдам. Здесь, как и во многих других случаях, так называемые «общеславянские» интересы были поставлены выше интересов русских. А, может быть, сербские княгини Анастасия и Милица тоже сыграли на этом поприще некую кровавую роль. Мы этого не знаем. Распутин чувствовал очень многое, но особенно потрясает его сохранившееся письмо царю, написанное буквально накануне войны, которое, безусловно, является подлинным, так как его лично видел и описал знаменитый колчаковский следователь Н.Д. Соколов, расследовавший дело об убийстве царской семьи. Вот это письмо:
«милой друг есче раз скажу грозна туча нат расеей беда горе много темно и просвету нету, слес  то море и меры нет а крови? что скажу?   слов нет, неописуоммый ужас. знаю все от тебя войны хотят и верная не зня что ради гибели. тяжко божье наказанье когда ум отымет тут начало конца. ты царь отец народа не попусти безумным торжествовать и погубить себя и народ вот германию победят а рассея? подумать так воистину не было от веку горшей страдальицы вся тонет в крови велика погибель  без конца печаль Григорий».
С началом войны и после своего выздоровления Распутин, предчувствуя страшный конец, как свой, так и общерусский, начал пить ещё больше. Вот что говорила об этом упомянутая Матрёна Распутина: «Пил он дома, но больше в ресторанах и у знакомых. Царская семья знала, что он пьёт, и осуждала его за это. Говорили ему об этом и мы. Всегда для всех у него был один ответ: "Не могу запить того, что будет после". Мысль его заключалась в том, что он ждал чего-то худого для родины в будущем и хотел потопить в вине горькое чувство от сознания нехорошего будущего».
 
***
Как уже говорилось, критика в адрес Распутина происходила в основном  со стороны так называемых либералов. Вот что говорил, выступая в Думе П.М. Милюков, известный лидер думской Партии Народной Свободы. (Эту партию называли обычно кадетами, т.е. конституционными демократами.  Она ныне возродилась под тем же названием в образе новых кадетов образца 2010-х годов.) Вот что говорил  Милюков, полемизируя с тогдашней партией «жуликов и воров»: «Господа, сперва освободите государство от плена проходимцев, а иерархию (церковную – Г.М.) от плена государства и  Церковь от плена иерархии и тогда говорите о реформах» (с. 393). Милюков и его соратники ещё верили в то, что РПЦ ещё сохраняет огромное влияние на русский народ. Но это было не так. Достаточно вспомнить знаменитую мысль В. Белинского в письме Гоголю: «русский народ есть глубоко атеистический народ». От себя добавим: нет ни одной русской народной сказки, где поп был бы положительным героем, – это всегда объект насмешки. То же самое и во французских сказках Шарля Перро, немецких  братьев Гримм. Чувствовалось везде: трещат устои псевдохристианской религии: народ то ли вспоминает, то ли ищет новую веру, в которую «поповство» не укладывается.  (Разве Золушка могла бы стать принцессой, если бы её благословил официальный «поп» – священник римско-католической церкви?)
 
                                 ***                     
То, что «феномен Распутина» является не просто историческим, а глубоко мистическим актом ясно выразил в своей статье «Тёмное вино» Н.А. Бердяев. Эта статья спорная. Но некоторые выдержки из неё нужно привести: «В русской политической жизни, в русской государственности скрыто тёмное иррациональное начало, и оно опрокидывает все теории политического рационализма, оно не поддаётся никаким рациональным объяснениям. Действие этого иррационального начала создаёт непредвиденное и неожиданное в нашей политике, превращает нашу историю в фантастику, в неправдоподобный роман. (…)
В России есть трагическое столкновение культуры с тёмной стихией. В русской земле, в русском народе есть тёмная, в дурном смысле иррациональная, непросветлённая и неподдающаяся осветлению стихия. (…) В этой стихии есть тёмное вино, есть что-то пьянящее и оргийное, и кто отведал этого вина, тому трудно уйти из атмосферы, им создаваемой. Хлыстовство очень глубокое явление, и оно шире секты, носящей это наименование. Хлыстовство как начало стихийной оргийности, есть и в нашей церковной жизни. Всякая опьянённость первозданной стихией русской земли имеет хлыстовский уклон. Эта погружённость в стихию русской земли, эта опьяненность стихией, оргийное её переживание несовместимы ни с какой культурой ценностей, ни с каким самосознанием личности. Тут антагонизм непримиримый. Всякое идеализирование нередко у нас принимает форму упоённости русским бытом, теплом самой русской грязи и сопровождается враждой ко всякому восхождению. (…)
Подлинно есть в русском духе устремлённость к крайнему и предельному. А путь культуры – средний путь. (…)
Не изойдёт ли Россия в природно-народном дионисическом опьянении, в слишком позднем и потому гибельном для неё язычестве? (…)
Стихия эта давно уже не преобладает в народной жизни. Но она всё ещё способна выставлять своих самозванцев, которые придают нашей жизни тёмно-иррациональный характер, не просветлённый никаким светом».
Особенностью творчества Н. Бердяева является его пристрастие к логическому рационализму. Всё «иррациональное» он просто-напросто считал сатанинским явлением. Парадокс в том, что на его судьбе именно это «иррациональное» и сказалось самым, что ни на есть прямым образом. Поначалу ему казалась «распутинщина» иррациональной, потом большевистская власть, но почему-то и то, и другое мало-помалу завладевали миром. В 1915 году Бердяев ещё не мог предвидеть, какие иррациональные силы могут овладеть миром, а впереди были ещё и фашизм, и национал-социализм Гитлера, и многое другое, не говоря уже  о большевизме.  В те ещё дореволюционные годы ему казалось, что в «распутинщине» сосредоточилось всё зло мира, и если это явление можно как-то «поправить», то всё встанет на свои места. Но оказалось, что это только начало всемирной перестройки общественного и религиозного сознания. Впоследствии, уже будучи в эмиграции, он, в общем-то, пересмотрит свою позицию. В книге «Истоки и смысл русского коммунизма» именно «русский коммунизм» он станет рассматривать как воплощение сектантских и раскольнических черт русского духа и характера.  В ней уже нет ни слова о Распутине. Исторически эта концепция оказалась более плодотворной, а вопрос о роли Распутина отошёл на задний план.  И надолго.
В современную эпоху, вообще говоря, интересоваться фигурой Распутина и «распутинским мифом» у нас стали только после появления знаменитого фильма Элема Климова «Агония», где роль Г. Распутина блистательно сыграл А. Петренко.  Знать, время такое пришло. Циклический характер русской истории проявился в очередной раз.  Суть дела вот в чём: «дионисийство» и «оргиастичность», присущая образу этого человека, человека-легенды никуда не исчезли, просто они проявились наиболее ярко на новом витке исторической спирали, а в наших девяностых выявились ещё ярче, чем в начале ХХ века.
Это особенно очевидно при появлении таких интересных исследований о феномене Распутина, как книга И.В. Князькина (псевдоним: Доктор Князькин) «Большая книга о Распутине» (СПб, 2007 г.). Это капитальное исследование (более 600 стр.), с множеством иллюстраций посвящено одной из актуальнейших тем: был ли Распутин сексуальным гигантом. Автор этой книги, специалист в области гинекологии и андрологии начинает свою работу с почти детективного рассказа о том, как в его руках оказался ампутированный половой член Распутина. Не будем вдаваться в детали этой авантюрной истории, скажем только, что этот заспиртованный орган и поныне выставлен в качестве экспоната в музее эротики на Пушкарской 47 в Санкт- Петербурге. Его длина составляет… 24 см! В книге имеются фотографии этого члена и самого Князькина с линейкой в руках на его фоне.
Попутно там анализируется вопрос, не было ли убийство Распутина вызвано определёнными ревниво гомосексуальными пристрастиями князя Феликса Юсупова, который по некоторым данным мог быть своеобразной «женой» Распутина. К тому же все убийцы Распутина, кроме В.М. Пуришкевича, были гомосексуалистами, и не скрывали этого. Кто же мог ампутировать член «старца»? На этот вопрос в книге излагаются различные версии, но мы их обсуждать не будем. В конечном итоге он оказался у дочери Распутина Матрёны в США, откуда через целый ряд процедур и был выкуплен автором этой книги. Сам факт появления такого исследования уже говорит о том, что эротизм и дионисийство не ушли из русского национального сознания.
 
                         ***
А если серьёзно, то надо сказать, что  в отличие от еврейских вождей инородческой революции 1917 года Распутин попытался совершить свою маленькую «русскую» революцию – он был настоящим русским мужиком, осуществившим своё «вхождение во власть» и понимавшим, что царская власть, какой бы слабой, неудачной, плохой она ни была, – всё же лучше, чем грядущий оккупационный режим. Особенно, если вспомнить знаменитую фразу В.И. Ленина об итогах гражданской войны: «Россия завоёвана большевиками». Завоёвана именно «другим» народом, так называемым «интернационалом» (по определению цитируемого выше кн. Жевахова). В стране на многие годы воцарился оккупационный режим.  
«Революция или оставит на месте России «груду тлеющих костей» или будет её действительным перерождением и как бы новым, впервые полным и сознательным  воплощением народного духа. Для истинного свершения своего в указанном смысле она должна явить целостное и, следовательно, прежде всего религиозное самоопределение народа» (Из ст. «Революция и народное самоопределение», 1917 г.)
Новое религиозное самоопределение народа это и есть создание новой, национально определённой веры, одним из наглядных символов которой был русский дионисиец  Григорий Распутин.
Думаю, что убедительно о значении и роли Распутина высказался Н. Клюев в поэме «Песнь о великой матери». Клюев – сам еретик, раскольник и (подозреваемый) хлыст прекрасно понимал скрытый смысл русского религиозного сознания. В поэме от лица Распутина говорится:
"Я православный искони
И Богородицу люблю,
Как подколодную змею,
Что сердце мне сосёт всечасно!
С крутыми тучами, ненастный,
Мой бог обрядней, чем Христос
Под утиральником берёз,
Фольговый, ноженьки из воска!
Моя кремнистая полоска
Взборонена когтями..." "Что ты!
Не вспоминай кромешной злоты!
Пусть нивы Царского Села
Благоухают, как пчела,
Родя фиалки, росный мак..."
В этих словах  кратко суммирован в стихотворной форме религиозный символ Распутина, и написал это не кто-то посторонний, а его духовный единомышленник.
          В заключение вспомним одну небольшую деталь. Самый злобный противник Распутина Илиодор после октября 1917 года признал советскую власть, вернулся в Россию и даже обратился с письмом к Ленину (1921 г.), где писал: «Вести русскую массу к политической коммуне нужно через религиозную общину. Другим путём идти будет слишком болезненно».
          Судя по всему, Ленин и Сталин  последовали этому совету, но всё равно оказалось «слишком болезненно». Возможно, у них были разные представления о том, что такое «религиозная община». В 1922 году Илиодор в числе нежелательных лиц был выслан из страны и закончил свои дни в 1952 году в США, став баптистом. 
          Подводя итоги нашим рассуждениям о своеобразной мифологии образа Распутина, мы считаем, что этот человек представлял собой гигантский символ возможного религиозного обновления России, разумеется, не с православной точки зрения. Неправы и те, кто считает Распутина мошенником и аферистом, тёмными путями прокравшимся к царскому престолу, и те, кто считал его христианнейшим «святым старцем». Распутин – религиозный обновленец, апостол народной веры, которая очень  и очень далека от православия.
 
 
                                                                                                          20.10.2013                                                      Санкт-Петербург

                       

 

X
Загрузка