Игорь Болычев. «Разговоры с собой»

 

 

Поговорим о поэзии... о её верных служителях — клириках от лирики.

Клирики от лирики. Почти каламбур, но...

Литературная студия «Кипарисовый ларец», пожалуй, не менее результативна — в процентном соотношении, чем легендарный «Луч» Игоря Волгина. Обе студии действуют по одному адресу: Тверской бульвар д. 25, Литературный институт.

Информация из сети:

«Литературная студия МГУ «Луч» основана в 1968 г. Игорь Волгин — её бессменный руководитель. Сейчас занятия студии проводятся совместно с занятиями творческого семинара Литинститута, по вторникам (через неделю) в течение учебного года».

«Литературная студия «Кипарисовый ларец» существует с апреля 1982 года (первоначально при МФТИ). Создана Ольгой Ивановной Татариновой — прозаиком, поэтом и переводчиком, представительницей литературного андеграунда. Почти двенадцать лет, с конца 2007 г., студией «Кипарисовый ларец» руководит Игорь Болычев. За четверть века студия вырастила несколько поколений воспитанников, многие из которых стали известными писателями и поэтами, становились лауреатами различных литературных конкурсов, включая проводящиеся и поныне «Новые имена», «Волшебное слово», «Илья-премия», «Сады Лицея», «Так начинают жить стихом» и др. «Кипарисовый ларец» не только помогает начинающим литераторам, но и выполняет образовательные задачи, а также является дискуссионным литературным клубом».

Оба руководителя — известные самобытные поэты, харизматики, занимающиеся одним большим делом — Поэзией в её самом высоком значении.

Если Игоря Волгина страна знает, в первую очередь, по телевизионным передачам, то Игоря Болычева она знает по разговорам, которые странным образом превратили его в полумифическое существо, весьма далёкое от оригинала. Строка Александра Сергеевича Пушкина «Слух обо мне пройдёт по всей Руси великой...» — очень даже уместна в данном случае. Игорь Болычев стал героем эпоса, люди из уст в уста передают какую-то информацию о нём, спорят... сочиняют стихи, рассказы, анекдоты.

27 февраля 2019 г. в Литинституте прошла презентация книги Игоря Болычева «Разговоры с собой». 

 

«...Мы становимся горькою памятью черных ветвей, 
Узким серым кольцом в этом влажном стволе поколений...»

 

Меня радует факт, что останется от нашего времени поэтический документ, запечатлевший его (это странное время) в очень разных стихах (и по стилю, и по громкости), и донесёт до потомков очень простую мысль: «Мы были». Да, время странное и безымянное, ещё не названное, но мы в нём живём, думаем, любим, страдаем... свет из нашего мира дойдёт до потомков очищенным от скверны, преломлённым линзой души поэта.

 

«...Та же музыка в сферах и тот же сияющий свет...»

 

«Разговоры с собой» Игоря Болычева — очень честная книга. Ты будто присутствуешь при разговоре человека с самим собой, слышишь его мысли. Его слова прозрачны, как осень, с её ясностью и осознанием смертности. «...и вновь ошеломлен...», «...привычно примостясь / В этом ощущении полета...». Привычно примостясь в ощущении полёта... привычно... Привычный мировой порядок. Наверное, только в идеальном мире поэта может быть порядок, только там. Тот порядок, в котором всё гармонично, даже смерть матери при родах. Всё обусловлено заданностью формы при создании этого мира. Так должно быть. Поэт осуществляет связь с природой и ещё чем-то там... задающим форму. И это тоже из правильного мирового порядка. Кто-то должен стоять двумя ногами в разных мирах и осуществлять связь «с чем-то там» и понимать нечто сокрытое от суетного взгляда, сакральное.

 

«...Вот так, ведя за чаем разговор
в кругу чужой семьи с самим собою,
ты узнаешь, что значит этот вздор,
который называется судьбою...»

 

Внезапный переход из обыденности в мир символов и прозрений во время привычного разговора с собой в кругу чужой семьи. Не в гостях. В кругу чужой семьи. Есть в этом скрытая боль. Увы, поэт всегда чужак, может быть даже в кругу своей семьи.

 

«...вдруг ловишь клен в окне случайным взглядом
и понимаешь, как устроен мир...

 

и

 

и смутный строй созвездий и веков
вдруг застывает в явственный и резкий
узор из мелких пестреньких цветков
на ситцевой кухонной занавеске...»

 

Такие стихи не раскрываются с первого прочтения. Да, можно скользнуть по ним взглядом, подивиться чистоте созвучий, и, не зацепившись за изъян — такой привычный в стихах современников, пойти дальше. А потом думать, вспоминать и возвращаться к ним как к источнику чистой сияющей воды.

 

«Пруд пожарный деревенский
Отражает облака...»

 

Неспешная жизнь, есть время плыть среди облаков, деревенский пруд пожарный отражает, именно отражает, не принимает в себя человека у сосны. Не принимает. И лишь изношенное полотно «телевизора»* — экрана! именно телевизора, транслирующего нечто из жизни облаков... Много дыр в этом телевизоре и он отражает два мира, ведёт трансляцию на двух (только ли на двух?) каналах одновременно.

___________

* Небольшая рыболовная сетка, «экран».

 

Стихотворение будто прошелестело ветром, и было выловлено дырявым полотном... вопрос без вопроса. А в следующем стихотворении — ответ без вопроса: «...Кто-то скажет, что это гордыня, чтобы времени наперекор...», «...Ветер дует. И солнце светит. / Ветка времени обнажена. / Кто-то скажет. Никто не ответит. / Тишина...».

«Ожидание-неожидание», предощущение события. Состояние как перед грозой или как перед пожаром, тихо, даже ветер отражается прудом, не отбрасывая волн на его поверхность. Ожидание Годо? Ожидание Спасителя. Так, наверное, Пётр стоял у реки в ожидании и к нему пришёл Господь, ведь Он приходит к тому, кто его ждёт. Он придёт, пройдут века и к человеку у пруда придёт Спаситель и скажет слова, которые тот ждёт. Это обязательно случится. Не может не случиться.

 

«...Облака плывут по небу.
Человек стоит у пруда.
Деревенский пруд пожарный
отражает облака».

 

По вопросам приобретения книги можно обратиться в магазин «Фаланстер» http://falanster.su/contacts/ .

X
Загрузка