Питер Гэбриэл и New Blood Orchestra в 3D

 

 В течение двух вечеров, 23 и 24 марта 2011 года, Питер Гэбриэл представил в Лондоне (Hammersmith Apollo) свою новую программу “Peter Gabriel: New Blood”. На этот раз в роли “свежей крови” выступил оркестр из 46 человек, который не так давно уже работал с Гэбриэлом над альбомом “Scratch My Back” (2010), куда вошли кавер-версии песен самых разных артистов – от совсем уже немолодых Лу Рида и Дэвида Боуи до недавних обладателей “Грэмми” Arcade Fire и бывшей когда-то нашей соотечественницей Регины Спектор.

Выход пластинки “Scratch My Back” прервал почти десятилетнее затянувшееся молчание Питера Гэбриэла, который, надо признаться, никогда не славился ударными темпами работы: так, почти за тридцать пять лет сольной карьеры им было выпущено всего 9 студийных релизов, причем о сколь-нибудь плотной периодичности выхода пластинок можно говорить лишь применительно к начальному ее этапу; в дальнейшем же перерыв в работе над альбомами лишь возрастал.

 

Сам Питер Гэбриэл так комментирует сложившуюся ситуацию: “Это нанесло ущерб моей карьере с коммерческой точки зрения, но у меня интересная жизнь, а когда тебе 61 год, это то, к чему надо стремиться в первую очередь”.

В свое время именно это нежелание идти по пути коммерческого успеха и явилось ключевым решением для выхода из состава Genesis: “Коллектив, созданный нами, чтобы служить нашей музыке, одержал над нами верх и заточил в тюрьму собственного успеха”.

Что интересно и спустя много лет Гэбриэл придерживается той же самой точки зрения, говоря о возможном воссоединении Genesis: “У меня совсем другие планы, и, кроме того, я не хочу терять той легкости, которая так сейчас мне нравится”.

И если на “Scratch My Back” были только чужие песни, то пластинка “New Blood” (2011) полностью состоит из вещей Питера Гэбриэла, сыгранных оркестром, которые были выбраны из небольшого по объему каталога певца, причем с явным преобладанием песен из “So” (1986) и “IV” (1982), которые занимают половину пластинки. При записи альбома была поставлена цель: “с помощью оркестра разрушить каноны и что-то изменить в знакомом звучании”.

Синтезом двух последних студийных пластинок и является в некотором роде “Peter Gabriel: New Blood”, записанный к тому же в набирающем все большую популярность формате 3D. При этом необходимо учитывать, что кавер-версий на концерте было сыграно всего четыре (удача улыбнулась Полу Саймону, Регине Спектор, The Magnetic Fields и Лу Риду), а основу сет-листа двух вечеров в Лондоне составили собственные песни Гэбриэля, при чем и те, которые не вошли в студийную пластинку “New Blood”. Особенно интересная история вышла с треком “Solsbury Hill”, которой был включен в альбом только по настоятельным просьбам поклонников певца.

Концерты с симфоническим оркестром давно стали одной из самых заезженных тем в поп-музыке. Еще в конце 60-х годов таким любопытным, в то время, сотрудничеством отметились Deep Purple и Royal Philharmonic Orchestra, а уже в более поздние времена интерес к такого рода мероприятиям пробудила Metallica, которая в 1999 году сыграла в Сан-Франциско с одноименным  оркестром.

Именно успех этого совместного выступления привел к тому, что совершенно разные группы во всем мире принялись окучивать ниву “серьезной музыки”, однако, почти никто в этом не преуспел, так как музыка, созданная для трех-четырех инструментов, плохо вписывалась в новые рамки. Было непонятно: зачем целый оркестр играет то же самое, что может исполнить и одна рок-группа? Как правило, подобные мероприятия группы проводили в целях потакания собственному неуёмному тщеславию, а также для выбивания дополнительных денег из поклонников, т.к. не надо придумывать что-то новое: достаточно лишь пригласить оркестр с тем, чтобы вместе сыграть набор известных песен. Относительный успех Metallica и объясняется тем, что эта группа, как никакая другая, близко стоит к трактовкам произведений, принятым в классической музыке. 

Однако в случае с “Peter Gabriel: New Blood” мы имеем дело с несколько иной точкой зрения.

Главным образом потому, что Питер Гэбриэл принял решение совсем отказаться от гитар и ударных, что было продиктовано их совершенной ненужностью, ведь оркестр в 46 человек может с легкостью заменить эти инструменты, которые только усиливают элементы хаоса при совместном выступлении.

Более того, решение Гэбриэла выступать с оркестром ни в коем случае не является продолжением той модной линии, о которой говорилось выше, так как у песен этого артиста весьма сложная структура, позволяющая искать совершенно новые ходы и неожиданные интерпретации, что затруднительно сделать при упрощенной структуре песен большинства коллективов.

Отдельно стоит сказать о формате 3D, который сейчас многим кажется панацеей от всех болезней. Однако, это вовсе не так.

Как и в другом знаковом фильме этого года, снятого в 3D, “Пине” Вима Вендерса, сам новый формат выглядит далеко не так убедительно, как хотелось бы его адептам и почти ничего не добавляет к эстетической ценности фильма. Более того, в начале “Peter Gabriel: New Blood” на экране откровенно темно и в сумеречных красных очертаниях нелегко различить музыкантов оркестра; эта проблема существует на протяжении всего фильма, что видимо объясняется самим строением стекол в 3D-очках, которые и без того затеняют плохо освещенные участки экрана. Однако в отличие от “Пины” фильм снят на гораздо более низком художественном уровне в плане использования возможностей 3D: они почти не используются. Можно припомнить лишь плывущие слова и ноты вкупе с небольшим анимационным мультфильмом в “Wallflower”; кроме того, в середине первого отделения Гэбриэл очень красиво отражает свет, падающий на зеркальце, подобно эффекту “солнечного зайчика”, в сторону публики и соответственно зрителей, сидящих в зале кинотеатра. Этим почти и ограничивается весь арсенал применения 3D-эффектов; только в финале песни “Solsbury Hill” экран разбивается на четыре, а потом на три части, даря возможность зрителям взглянуть на сцену сквозь набор цветных стекол. Это собственно и все: негусто более чем за 100 минут экранного времени.

Сама запись концерта с большим оркестром предполагает некоторую помпезность при исполнении песен и перегруженность их сложными аранжировками, однако этого нельзя сказать в отношении “Peter Gabriel: New Blood”: большинство песен звучит легко и просто, не скатываясь к формальной изощренности, которой часто грешат подобные записи.

Питер Гэбриэл находится в отличной физической форме и напоминает то ли старшего брата Майкла Стайпа, благодаря своей внешности и манере кокетливо держать микрофон, тем более что он самый, что ни на есть, архаичный, т.е. со шнуром, то ли Дэвида Боуи времен “Ziggy Stardust” из-за оркестровых аранжировок, близких по духу глэм-року 70-х годов. Явно выделяются “The Drop”, на которой зал, взирающий до того с трепетом на все происходящее, как будто и в самом деле играют Девятую симфонию Бетховена,  разражается аплодисментами ближе к концу песни, явно давая понять, что хотя здесь и играет оркестр, тем не менее само действо скорее походит на умную поп-музыку, и уже упомянутая выше “Solsbury Hill”, в финале которой Гэбриэл, подобно шоумену Боно, хватает висячую камеру и направляет ее сначала на себя, а после на благодарных зрителей, вовсю танцующих в проходах; завершает же концерт тишайший эмбиент “The Nest that Sailed the Sky”.

 Если подводить итог всему вышесказанному, то стоит обратить внимание на то, что полноценно работать с форматом 3D, режиссеры еще не научились. Особенно это можно говорить про режиссеров арт-кино, которые, стараясь не отставать от времени, спешно перестраиваются на новые рельсы, но пока получаются какие-то половинчатые решения, не устраивающие зрителей и критиков из-за небольшой эстетической ценности. Собственно говоря, подобный концерт мог быть снят и в старом привычном формате, он от этого ничуть бы ни потерял. Но, а так: получилось, что получилось.

X
Загрузка