Запрещенное и отреченное чтение для крысоватых женщин и хомяковатых мужчин среднего возраста

Здесь солнца луч не светит им, здесь их терзает голод, здесь тропы
терниев полны и вечен лютый холод. Февральским вечерком читаю
книжку «Отреченное чтение в России XVII-XVIII”, М.: изд-во
“Индрик”, тираж 2000 экземпляров. Впереди ночь и ничего не
поделать, придется спать, хотя иногда засыпать неприятно –
слишком уж это похоже на смерть.

А смерть на что похожа? Смерть похожа на редьку в заднице. “Стою я
не басловеся, поиду не перекрестеся не из дверей в двери, не
из ворот в ворота, в восточную сторону. В восточной стороне
бежит огненая река, в той огненой реке стоит столб и лежит
серой камень. На етом столбе и на етом сером камне сидят деды
семедесети леды. Я к вам, деды, подойду поближе, посадикоте
такому-то ретечку. Мы стары стали, не садим рети, есть у
нас Фетька, сидит в клетке, садит редку, садит и полевает,
хорошо она ету росадушку знает. Я подхожу, Фетька, сотоница,
красная девица. Я была у дедушок сотон, дак они велели вам
посадить такому-то ретечку в серце, в лекие, в печень и в мякое
место в сраку. Велили посадит сырую, сухую, цветистую,
плодистую и червянистую коронестую комуху и копуху. Велили
посадить и полевать, етой расадушки не забывать, чтоб ета
росадушка росла и отрожалась не по дням, а по часам не день, не
ночь, не сутки прочь. И чтобы ета ретечка росла и отрожалас не
по дням, а по часам. И залоште ету ретечку ключам и отдайте
ети ключи дедушкам сотонам, чтобы ету ретечку без Анны не
отшобтать, не отболтать. Не бойся, мое шоптание, не отпыху, не
одыху, не чурочек, не палочек, не речек, не буйнова ветру.
Слову лихому голову назад загну, язык ис тимени вытяну. Буте
мои слова крепки”.



П. Коверзенев. Святочные гадания. Испуганные гадальщицы.

Протоиерей Георгий Флоровский писал о живучести языческих
предрассудков, уходящих от яркого дневного света в подполье, и
образующих там потаенную жизнь и ночную культуру. И вся славянская
мягкость тянется туда, в кружение помыслов, мечтаний и
страстей. В душе клубится неверность и непостоянство, стремление
к перепутьям и перекресткам. Днем мужик живет степенно, сам
степенный такой, чай степенно пьет, степенно бьет жену и
деток плеткой, степенно ходит за морфином на базар. А ночью –
прыгает голый по сугробам с капустой в бороде и выпученными
глазами. Или и чего похуже можно от него ждать.

Умели же люди в прежние времена назвать книгу! Вот название одного
потаенного лечебника XVIII века – «Книга Лекарственник,
нарицают философия. Глаголют книги греческих философ премудрых, и
изисканая и испытаная велемудренаго и велелепнаго и борзаго
царя Китовраса, и ночью полузверь и получеловек, от него же
мудрецы и философи навыкше травы знати и составы знати, и
составы зелейных водок, и мастей чюдных и драгоценных, паче
золота и сребра и камениев драгоценных, некие прилагаем и
помощи себе приимем не злато и не серебро, но точию приимем
телесное исцеление. Первое сказание известно от царя Китовраса
царю Соломону, и царь Соломон списах сие вещи и послах царю
Лукоперу Индейскому, от них же философи навыкше». Прекрасное
название и про философию весьма к месту ввернули,
чувствуется нечто тяжеловесно-хайдеггеровское с выходом на просеку
бытия, чтобы нарвать там себе чюдных и драгоценных трав для
зелейных водок и снадобий. Не понятно только чего ж Китоврас
так оборзел. На кого хвост пружинит!

За заговоры, магию и колдовство людей на Руси преследовали и сурово
наказывали: били плетьми, посылали на веки вечные на
каторгу, вырывали ноздри, сжигали на спине «волшебные письма», да и
самих чародеев иногда сжигали для острастки прочим магам и
колдунам. Так сожгли в 1702 году Дионисия Грека, в 1720 –
Минку Буслаева и его товарищей, в 1736 – симбирского колдуна
Якова Ярова (предка Владимира Ильича Ленина). Чародеи
пытались оправдаться неразумием, дескать, «держал зглупа»
запрещенную литературу, но никакие отмазки им, конечно, не помогали.
Если даже колдовство не действовало, то начинающий волшебник
чувствовал себя приобщенным к сонму «великих посвященных» и
ему это было приятно. В следственных материалах по делу
Дионисия Грека читаем: « По тем письмам Отца и Сына и Святаго
Духа отрицался и крест под пятою носил и призывал в помощь
Сатану и бесов, да те письма над питьем чол и для блудного
дела девкам пить давал и сам пил». Всему этому безобразию
Дионисия Грека научил Дионисий Кобыла. Чтобы убедиться в
действенности колдовства, они пошли к бобылю Семену Черному с
намереньем склонить к блуду двух его дочерей, напоив их
наговоренным вином. Девки со старцами «блудно дело творить не
пожелали». Раздосадованный Дионисий Грек даже «бранил матерны»
Дионисия Кобылу, «что он по тем письмам имя Божие хулит и Диавола
призывает, но по тому его призыву ничего не делаетца». А
Дионисий Кобыла оправдывался и приводил примеры, когда заговор
сработал и девки на блуд согласились.

Среди отреченного чтения помимо разного рода «Чаровников»,
«Лунников», сочинений «О звезде Цыгирь» и прочего, много просто
физиогномических, естественно-научных мудрых народных наблюдений.
Вот, например. «Который человек спит, а руки круг скрдца –
тот богобоязнен». «А который человек спит, а у пупа на брюхи
рука, а другая рука под поясом – тот драться мастер». «У
которого человека в портках рука, той блудник».« У которого
человека тайной уд велик – той вял бывает». «У которого
человека из носа в рот возгрю тянет и плюет часто, тот яровит и
плоды сводит в выблядках и ладу не бывает». «Которая жена сама
себя подрачивает по гузну, тоя блядива и лоном торгует, с
волосом желта и кудри – и сия бывает на говори гадка, и не
буди ей верен». «Которой человек крысоват носом – в том несть
добра и неразсудителен». « Которой человек лицем мал, очми
простор, смиется морщится – подобен курицы, не плоди с
таковым речей, да не обругаешь себе». « У которого человека
колесисты ноздри, сам сутул, волосом черн, гортанию простор –
собаковат сей бывает». «А коя жена идет деревней, а глядит по
окнам – тоя блядовата бывает». «Разумнаго мужа жены не видают
люди бьючи, безумной муж жену при людях бьет, а без людей
дрочит. Бей жену до детей, а детей до гостей». «Коя жена
подслеповата и губаста, а губы что оттянуты, - тоя яровита, и
блядива, и собаковата, и мужа ревнует к чужим женам».

А вере и верности у чародеев свое понимание. Например, когда
терялась корова, предлагалось писать лешему такое прошение. «
Бумага к лесовику. Пишу царю лесному, царице лесной с малыми
детями. Уведомляю я вас,что у раба Божьего (такого-то)
потерялась корова (обозначить приметы). Ежели найдется у вас, то
пошлите, не мешкая ни часу, ни единой минуты, ни единой секунды.
А как по-моему не сделаете, буду молиться на вас святому
великомученнику Божью Егорию и царице Александре». А в
прошении великомученнику Егорию и царице Александре, должно быть,
нужно было угрожать, что, если что не так, то буду, мол,
молиться на вас лешему. Особенно поразило вот это – «молиться на
вас». Молиться на вас, пить против вас и сохранить о вас на
веки вечные самы злые воспоминания...

X
Загрузка