Война для чайников

…каждая война начинается одинаково – с очередей. Ведомый
генетическим кодом, которые заложили в тебя поколения предков, на
собственной шкуре ощутивших железную поступь цивилизации, ты
закупаешь мешками соль, муку, спички, свечки и мыло, причем
покупка стирального порошка восприннимается как кощунство, а
возможность сделать запасы шоколада мозг отметает сразу.

Следуя инстинкту лемминга я пристроилась к хвосту очереди и начала в
уме составлять список девайсов, без которых квест, под
названием война пережить сложно.

Описание любой очереди толкает вас на употребление банального
эпитета, подчеркивающего ее гусеничноподобный вид. Рука так и
тянется написать : очередь вилась как гусеница.

Сербская очередь не ввергает бумагомарателя в подобное искушение.
Сербская очередь похожа на прихотливо растекающуюся лаву,
которая то здесь, то там вскипает горячими пузырями вспыхывающей
и тут же затихающей ссоры.

Стоять в такой очереди, впадая в тупой очередничный транс, сложно.
Сербская очередь, а в особенности сербская женская очередь по
ярости обсуждения и по обилию затрагиваемых тем, похлеще
любой среднестатистической больничной палаты в отделении
гинекологии где-нибудь в российской глубинке .

Томясь в закипающем борще житейских историй, запутавшись
окончательно в спагетти отношений, я повторяла как мантру:соль,спички,
мыло … соль,спички, мыло …, соль,спички, мыло … ,соль,
спички, керосин…

– Какой, к черту керосин? – спросил вдруг неожиданно проснувшийся
мозг и нервно почесался, отлавливая тревожную блоху интуиции.
– Что за хрень?!!

.. эту фразу мозг уже проорал почти вслух, а тело послушно
шлепнулось на пол, причем глаза, еще не соображающие, что происходит,
отметили, что пол не очень чистый.

…и только после этого послышался сухой треск и из банок с огурцами
потекла вонючая кровь маринада.

А вот крика – не было. Около полсекунды назад трекочущие, щебечущие,
тарахтевшие женщины даже не вздохнули.

Только слышны были сухие и четкие , пахнущие порохом и одеколоном,
мужские голоса. Сербские, но от этого еще более страшные.

Я украдкой подняла глаза и встретилась с яркими, синими как синяки и
безумными как апперкот глазами «френкиевца».

В шеголеватых почти кавбойских шляпах и в опьянении, как
алкогольном, так и наркотическом, эти «спасители» и «защитники»
сербского народа вели себя как римские легионеры в персидском
городе. Наткнуться на френкиевца было стопроцентной приметой
того, что сегоднящий день лучше было бы пропустить.

– Что, тетки? – сказал безумноглазый. Испугались? Шутка! Я по верхам
стрелял..ну, пошутили мы.. А че? Не смешно?!

Полсотни жен Лота забыли о том, что млекопитающим нужно для
поддержания жизнедеятельности дышать.

– Не смешно?! – начал он заходится в истерике и глаза его стали
совсем темными как гнилые сливы, а нервная струйка слюны начала
стекать по подбородку.

– Да, ладно тебе – хмуро бросил его напарник и подхватив ящик с
сливовицей они покинули магазин.

..на полке, лежали сморщенные тела выброшенных из аквариума банки, огурцов.

Я двинулась к прилавку.

– Соль, спички, мыло …шепнул мозг.

– Ракия. – сказала я и, подумав, добавила. – Бутылок пять!

– Две – сказала, рыбьи глядя на меня, оглушенная стрессом продавщица. – Две!

И напомнила: И те не имею права продавать – сухой закон!

… запомните, основная консольная команда для обновления ресурсов
звучит так: водка, а потом уже идут, соль, спички,
стратегический запас авиационного керосина и корм для любимой канарейки.

X
Загрузка