Митра

как Бог даст! – и я вижу ее перед собой... Маленькую... седую...
сорок килограммов сербского упрямства...

...как Бог даст! – отвечает она на все мои слова, призывающие
покинуть уже опустевшую Приштину, воняющую «на страх, пот и
испорченное мясо».

...Она пережила бомбежки Сараево... пережила бомбежки Приштины...

Она – Митра Релич. Босанская сербка, у которой отняли ее право жить
там, где родились ее деды...Теперь эта страна принадлежит
новому народу – бошнякам.

Косовская сербка, у которой отняли право жить и на Косово, где нашла
она убежище после босанского пекла.. И Косово отдали –
косоварам.

... нет, Ира... я сербка... пусть убивают здесь. Не все ли равно...
сербов все имеют право убивать безнаказанно... Никуда я не
поеду... На Косово умру...

В здании, построенном на сто семей, остались трое – Митра, Дара
Еврич – поэтесса и сербский пес с детскими глазами – Чеда.
Думаете, у собак нет национальности? Нет, Чеда был именно
сербский пес... Албанцы мелкую живность, называемую братьями нашими
меньшими – не любят... Маленькие албанчата развлекаются
так, что режут кошкам глотки или разбивают щенкам черепа
камнями (тренируются?...) Чеда потерялся во время сербского исхода
и... нашел Митру. Или – она его нашла.... Истерически
захлебывается Чеда в лае, как только зачует албанца или
иностранца... сербам же радуется... и русских причисляет к сербам...
не трогает даже русских солдат... хоть тоже они в сапогах и
с автоматами. Умный Чеда... бедный Чеда….

Декабрь 1999... Холод... Нет света... Я приехала в Приштину... Они,
все трое, давно забыли вкус молока и хлеба...нет мяса,
овощей, фруктов... Вон он, магазин, на углу – но туда идти –
риск....более серьезный, чем выход космонавта в безвоздушное
пространство...

... сигареты... Ира, ты привезла сигареты?... и батарейки?...
тяжелее всего без курева и информации. Вставляю батарейки в радио.

– На Косово ситуация стабильная – раздается уверенный голос Бернара Кушнера.

– Шкия... сука... открой! – стук в железную дверь подъезда... свист
камня... вульгарный гогот.

... не бойся, Ира... это они так... развлекаются...... у меня
сигнальная ракета есть... ирландцы дали... они здесь недалеко...
Если что... – они спасут...

...Эй, мужчины... военные, профессионалы-специалисты, а что лучше,
чем мешки с песком защищает от пули?... Не знаете?!....
Книги...штабеля книг... Отдает литературщиной, но... в томе
Толстого «Война и мир» символически застряла пуля на сцене
убийства Пети Ростова....

Потом сидим... пьем ракию, закутавшись в одеяла... Холодно...

...Посмотри, Ира... показывают мне портрет... Пожимаю плечами, не
понимая улыбок..... Канонический, знакомый каждому сербу, лик
святого Савы. ...переверни, переверни – слышу.
Переворачиваю... Канонический, знакомый каждому сербу лик... маршала
Тито. Предприимчивый партийный бонза, университетский начальник,
покидая Приштину, выбросил портрет на свалке.... Смеемся...
Боже как нам смешно... Дара, Митра, я... Улыбается и
Чеда... понимающе... Большая сука, ваш начальник…

...18 марта 2004 года британцы, «сохраняя безопасность» сербов,
вывели Мирту и Дару силой из квартиры, запретив понести с собой
даже зубную щетку... Чеда получил сапогом по ребрам...и.. о
дальнейшей судьбе его – неизвестно. Митра верит, что есть
сербский собачий рай... Потом они, с еще горсткой оставшихся
сербов из Приштины, три дня сидели в палатке, куда их загнали
британцы... не дозволяя им даже в туалет выйти...
Священника Мирослава, требующего воды для двух женщин с грудными
детьми, избили... разбили мобильный телефон... Старая добрая
демократическая Англия... Сейчас Митра в Митровице... Косовской
Митровице... городе-тезке.... последнем городе на Косово,
где еще пока живут сербы...

... пока живут...пока надеются...

Пока…

X
Загрузка