Правда

Текст содержит ненормативную лексику

Жил-был я. Звали меня, предположим, Дима. Это, кстати, совсем не
хуже, чем Гриша, Леша или Паша. И только совсем чуть-чуть
похуже, чем Саша. Но не суть. И пошел я эдаким Димой сейчас к
метро. Так просто пошел. Потому что мне холодно на работе –
пиздец! Затем и пошел. Дай, думаю, пойду-схожу, может, согреет
меня путешествие этим самым Димой? И пошел. А на улице, на
улице же замок заиндевел! То есть, он заиндевел с нашей, с
человеческой стороны, с подвздошной, с внутренней. И так я на
кнопочку эту электромагнитную нажимаю, и эдак, а в
результате – пшик, хер там, не срослось. Пришлось мне на него дышать,
а хули делать? Зажигалка же, разумеется, как посмотрела на
такие блядские дела, сразу закончилась. Дышал я туда,
ломился, стучался, даже иногда кричал от горя, но дверь таки
открылась. И – бац! – солнце прямо на меня накинулось, светит
прямо в глаза прищуренные, между ног внизу путается, на машинах
ледяных искрит. Благо, у нас офис – машин до хуя кругом
стоит, мерзнет. Вышел я, выдохнул паром огромным «Слава Богу!»
и отправился. Иду, думаю: «Вот я, например, Дима, как Дима
Смирнов (где он сейчас?). Диме что надо? Диме надо идти,
будто в ванную комнату идешь: широко, споро и немного виновато,
отвернувшись немного. Так все Димы ходят!». Вот я так и
пошел. Только дошел до Рижской, а мне кричат: «Димон!
Димо-о-он!». Ну, так я и обернулся. А там дворник стоит у пешеходного
подземного перехода. Стоит не просто так, а с обширным
левосторонним бланжем – будто ему его же лопатой вот-вот, только
что, и досталось. Ди-и-и-мо-о-о-он!!! – орет мне, – дай
покурить!

Я, разумеется, никому ничего не дал. Потому что если этому засранцу
надо, то он подойдет сам и Сашей меня назовет, как с детства
меня все называют.

Так он и подошел. Оказался Мишей. Что, говорит, Дим, а я ведь сразу
заприметил, что ты Дима! Идешь такой быстрый, виноватый,
рожу воротишь ото всех, будто в баню к голубым. Дай, братец,
закурить! Ну, дал я ему, разумеется, говорю: а тебя-то как
звать? Мишей, – отвечает, – по-другому не слышал ещё.

Ладно. Ничего. И вот мне Миша историю-то и рассказал вот такую:

«Я сам из Георгиевска, знаешь такой городок? А-а-а, ну так, тем
более, что теща рядом живет, тогда точно знаешь! Сам бывал? Нет?
А где? В Зеленокумске? Не, ну, похоже, в принципе, только у
нас лучше гораздо! Чем? А вино? А как же? Георгиевское же!
Не пил? Пил? Ага, ну раз пил – можешь понять. Так вот, У
меня со школы друг был – Димон – ну, пиздец! Ну, вылитый ты!
Так же всё ходил, особенно если до автовокзала: пойдет таким
вот озабоченным, красивым, шо пиздец: все девки его! А у нас,
знаешь, какие девки в Георгиевске? Э-э-э! Хоть глаза выколи
нахуй – так хочется наших девок! Вот мы все их и хотели, а
Димон, будто урод какой, не знаю, до автовокзала дойдет,
расписание прочитает, и обратно… А вокруг по всем заборам сопли
девичьи висят, ага! Да не очень-то и на этого Баскова
похож: ну, так, есть два глаза, и все в одну сторону смотрят – и
то дело! А девки георгиевские, ну просто потекли. И вот
ходил этот Дима раз, два, три, а потом я уже ему говорю: ты либо
выеби хоть одну, либо дома сиди! А то и у нас нет, и у тебя
в штанах гостей не будет! Тот Димон, – слышь, дай ещё
покурить, – тот Димон только на хуй меня послал и всё. Ну, мы с
пацанами посовещались, ну ты ж и сука! Решили его немного
того, ну, это, в ебало ему дать. Зуб-два выбить, чтоб он
красоту утратил непомерную, чтоб с нами сравнялся немного. Ну, и
что? Ну, подловили у автостанции, въебали, высадил ему Стёпа
передние зубы, всё у человека хорошо будто бы стало.... А
только он ходит на вокзал и ходит, ходит, сука, и ходит. И все
девки, как одна, по нему, по беззубому-то слезы плачут и
клитора себе расчесывают! Ну, что ж ты делать будешь, а?
Решили с пацанами ноги ему сломать, чтоб, сука, не ходил. Ну,
подловили ж его, Стёпа держал, а я автомобильным насосом (он у
меня как раз с собой был – я с завода домой нёс) ему по
ногам хуячил. Так, не сильно, чтоб не до трухи кости. Потом
отнесли его тёте Вале. Тёть Валь, тут вашего Димку трактор сбил!
Ну, и сдали, короче… А только на другой день смотрим: идет
Дима на станцию. Идет, будто ему хуем по лбу стукнуло, а не
ноги переломаны! Идет себе и идет! Чу! Мы с пацанами –
вдогонку! А девки ж все стоят, из дворов повыбежали, в калитках
стоят и сопли по нём роняют! Догнали его кто с чем был: у
кого лопата, у кого колун, а у кого и дрын. Санька Шестак – тот
вообще рессору притащил от Беларуси: тятька домой принёс с
базы. Ну, не суть. Идем к нему, стой, кричим, сука! Как это
так ты ходишь!? Мы ж тебе, блядь, лодыжки на обеих ногах в
труху перемололи, как это ты, блядь, ещё и теперь наших девок
корячишь!?

– А я, – Димон говорит, – ангел. У меня и костей поэтому нет. Совсем.

Мы аж рты пораскрывали.

– Так, – говорю, – хорошо, а что ж ты на автовокзал всё ходишь и
ходишь, ходишь и ходишь??

– Уехать хочу, – говорит, – уехать…».

Вот я это всё послушал и пошел обратно на работу. Оставил ему
десятку – он попросил, и пошел. Как Дима. Быстро пошел, с
интересом. И ни от кого не отворачивался: нехуя! Пусть сами в глаза
смотрят, если кому надо. Так и шел Димой до работы. Правда,
ни одной девушки так и не встретил. Так и не Дима я, по
большому-то счету, не Дима, а Саша. А это – это совсем другая
история… Такие вот дела.

Последние публикации: 
Бывало, гроза (07/06/2006)
Про сумку (29/09/2005)
Про Мишку (13/09/2005)
Рассказ (28/02/2005)
Укусила собака (01/02/2005)
Визит Бога (22/09/2004)
В Зеленокумске (19/09/2004)

X
Загрузка