Из книги «Анекдоты и всматривания»

Филадельфийская Церковь

Некий турист посещает Филадельфию, город, где живут его родственники.

Напротив музея Родена он чувствует волнение. Его беспокоит
внутреннее ощущение повторяемости бытия. Широкое пространство от
маленького музейного псевдохрама и дорожек с гравием до дальних
белых домов плюс запах начальной весны, влажный и
прохладный, – где-то рядом речка – вызывают в памяти другой мир,
время, континент. Он чувствует, что может умереть, пишет
завещание и зашивает в подкладку пиджака.

Через месяц он возвращается домой – идёт в церковь – дома уже
начинается весна – с запозданием – тот же влажный прохладный
воздух.

Вечером, дома, он читает книгу Л. Тихомирова «Апокалиптическое
учение о семи церквах», том о «Филадельфийской церкви».

Через месяц ему попадаются в руки записки С. Фуделя. Он находит
воспоминания об о. Серафиме (Батюгове), который тоже говорил о
«Филадельфийской церкви». У него возникает ощущение повтора –
снова весна.

Он уходит из семьи и работает в провинции церковным сторожем. Весной
он идёт к колодцу – набрать воды, его удивляет, что тающий
снег пахнет так же, как садик у музея Родена.

По следам Борхеса

В 1840 г. египетский паша Мухаммед Али попытался захватить власть в
Турции. Россия помогла Османской империи, что отметил Н.
Данилевский в книге “Россия и Европа”.

В 1962 г. американский боксёр Касиус Клей, взявший псевдоним
Мухаммед Али, отказывается воевать за свободу Вьетнама. Его лишают
звания чемпиона мира по боксу. Таким образом, Мухаммед-III
терпит поражение от коммунистического Вьетнама, которому
помогает коммунистическая Россия.

Следует признать, что гены хранят память о проигрышах: Мухаммед Али
подсознательно боится России.

В двойном облике Мухаммеда проступают черты Мухаммеда-I, говорить о
котором нам не позволяет пример Рушди. Последнего, кстати,
прячет Англия, помогавшая туркам в борьбе с пашёй Мухаммедом
Али.

Следовательно, союзничество России и Англии в двух Мировых войнах –
всего лишь отражение общей лингвистической антипатии: в
англоязычной стране Мухаммед-III оказывается за решёткой,
Мухаммед-II терпит урон от России, а оскорбитель Мухамеда-I
прячется в Англии.

Круг замыкается.

По следам структуралистов

«Deus conservat omnia» – гласит фамильный девиз гр. Шереметьевых.

Флигель дворца Шереметьевых, более известный под названием Дом на
Фонтанке, – тот самый дом, в котором жила А. А. Ахматова. Один
из эпиграфов знаменитой «Поэмы без героя» – «Бог сохраняет
всё».

В первой книжке «Ахматовского сборника» Лев Лосев, русский
поэт-эмигрант, указывая на этот факт, высказывает предположение о
том, что одна из неназванных героинь поэмы есть Параша
Жемчугова, вначале крепостная актриса, а затем супруга гр.
Шереметьева.

Параша умирает в расцвете лет.

Рядом с ней, умершая для мира, т.е. безумная (или юродивая в русской
транскрипции), соседствует Crazy Jane другого эмигранта –
Йетса (Yets´a).

В стихотворении « Crazy Jane on God» мы внезапно узнаём английский
перевод фамильного девиза Шереметьевых – «All things remain
in God». Эта фраза становится рефреном стихотворения.

Сумасшедшая вспоминает своего возлюбленного –Wild´a Jack´a (Дикого
Джека). Jack уходит от Jane (антитеза двойной зависимости
Параши). Параша уходит из жизни. Ахматова сохраняет
латино-английско-ирландский девиз, прививая его русской почве.

Утверждение приобретает объём – три языковые оси подпирают Древо
Жизни. В лесу пахнет Ясперсом.

Далее, по ходу статьи, Л.Лосев ищет в «Поэме без героя» анаграммы.

Рассмотрим и мы первые буквы четырежды использованной мысли: графом,
сумасшедшей, лауреатом Нобелевской премии, русской
поэтессой: Deus conservat omnia – All things remain on God ~ D C O – A T R O G.

Переставим буквы, получим: COD ART GO (код искусства следует) ~ БОГ
СОХРАНЯЕТ ВСЁ
.

Продолжение следует.

X
Загрузка