Искушение Бубякина. Драматическая комедия в 2-х действиях

Драматическая комедия в 2-х действиях

Действующие лица:

Лёша Бубякин – редактор небольшой газеты. 35 лет

Юля – жена Лёши Бубякина

Серёжа – друг и заместитель Лёши Бубякина

Марго – молодая девица

Чёрт – обычной человеческой наружности. Без рогов, копыт и прочей
атрибутики

Танцовщица – спутница Чёрта

Дядюшка – дядюшка Лёши Бубякина

Котёночек – подружка Лёши Бубякина

Муж Котёночка

Хозяин гостиницы

События происходят в небольшом приморском городке.
</p>

Первое действие

Комната в небогатой квартире. В центре задней стены – дверь в
прихожую. Слева от неё – свадебная фотография Лёши с Юлей и картина
с изображением моря. Под картиной – кровать, выдвинутая вперёд
настолько, чтобы с неё был виден правый дальний угол комнаты.
Справа от двери – двустворчатый шкаф дверцами к зрителям. От него
до правой стены – не меньше метра. На правой стене – зашторенные
окно и дверь на балкон. У окна – кресло и журнальный столик с
телефоном. В центре сцены – стол с тремя стульями. На нём – бутылка
минеральной воды и большая чашка. Слева – выход в соседнюю комнату.

(От автора: шкаф, окно и дверь на балкон работают только
во втором действии. Я поместил их в первое, чтобы облегчить перестановку.
)

Картина 1

(Лёша один)

Лёша в халате с компрессом на голове лежит на кровати.
Встал, кряхтя, дошаркал до стола, выпил воды, опёрся руками о
стол и вздохнул
.

Лёша. Эк меня прихватило. Будто по голове молотками
бьют. От боли даже в глазах рябит. (Пытается нащупать
у себя пульс.)
У-у… Пульса уже нет. Странно. Сердце бьётся
– аж к горлу подпрыгивает, а пульса нет. (Снова щупает
пульс.)
А, вот он где. Ишь, разогнался. Такой частый,
что не успеваю считать. Может, я умираю?.. Рановато вроде, но
видно, каждому свой час отмерян. Вон Никешкин – светлая ему память
– тот помоложе меня был. Ходил-ходил, всегда такой бодренький…
И доходился. Печально, но ничего не попишешь. В вопросах бытия
согласия не спрашивают. (Смотрит на висящую на стене свадебную
фотографию.)
Интересно, Юлька расстроится, когда я умру?
Ну прыгать–то от радости она, наверное, не будет. Всё же обижаю
её не сильно. Но и огорчаться особо не станет. Ей же и квартира
эта отойдёт, и моя газета. Квартирка, правда, не из шикарных,
да и газета – далеко не «Нью-Йорк Таймс», но всё же какое-никакое
наследство. А наследство – пусть плохонькое – всегда лучше, чем
самые хорошие воспоминания… Кстати, о воспоминаниях. (Достаёт
из-за картины с изображением моря несколько исписанных листов.)

Не знаю, зачем написал эту статью. Видно, блажь нашла. Всыпал
здесь мэру по первое число. За то, что городскую казну со своим
личным счётом путает. Печатать эту крамолу, конечно же, не собирался:
у мэра всё схвачено. Только пикнешь – моментально пикалку оторвут.
А вот написать – написал. Вроде как для очистки совести. (Прячет
статью за картину.)
Пусть лежит. Может, найдут когда,
и вспомнят обо мне. Дескать, был такой журналист – Алексей Бубякин.
Статьи писал смелые… Интересно, кого Юлька поставит вместо меня
главным редактором? Скорее всего, моего заместителя, Серёжу. Он
толковый. Знает, где гавкнуть, а где лизнуть…

Звонит телефон.

Лёша (говорит оп телефону) Алло. А,
это ты, Серёжа... Да вроде пока жив... Врача? Юлька пыталась вызвать,
но в поликлинике не работает телефон. Она пошла их за это строить.
Заодно и врача вызовет. Если не забудет... Ладно, приезжай. (Положил
трубку.)
Хороший у меня заместитель. Заботливый. Юлька
его, наверное, вместо меня не только главным редактором, но и
мужем назначит. Ну и ладно. Пусть живут и радуются. Пусть будут
счастливы, чёрт бы их всех побрал!

Звучит гром. Погас и снова включился свет. Посреди комнаты
стоит Чёрт.

Картина 2

<i>(Лёша и Чёрт, потом Танцовщица)

Чёрт (радостно)Раб Божий Алексей Бубякин?

Лёша (кивая) Раб Божий Алексей Бубя...
Вы что – с ума сошли? И вообще, как вы сюда попали? Что, дверь
была открыта?

Чёрт. Дверь была открыта.

Лёша. Наверное, Юлька забыла закрыть.

Чёрт. Наверное, Юлька забыла закрыть.

Лёша. Вы из поликлиники?

Чёрт. Откуда? Из поликлиники? Из такой уж – доложу
вам – поликлиники, что обхохотаться можно... Изумительная метафора.
Сразу видно, что вы мастер слова. Очень за вас рад.

Лёша (в сторону). Странный врач. (Чёрту)
Как вы можете радоваться, если я почти при смерти?

Чёрт. Не страшно. Талант – он и в Аду талант. (Рассмеялся,
потом резко оборвал смех.)
Шутка. К сожалению, вы – не
из моих пациентов.

Лёша. Пусть не из ваших. Раз уж пришли – так посмотрели
бы меня.

Чёрт (Крайне огорчённо) Да чего там
смотреть? И так всё ясно. Безвременно, ох как безвременно... (Смахивает
слезу.)
Ай-ай-ай, каких людей теряем...

Лёша. Теряем? Прежде чем делать такие заявления – хоть
бы послушали меня.

Чёрт. Охотно, коль у вас есть что рассказать. Надеюсь,
это будет анекдот или фривольная история.

Лёша. Вот вы всё шутите – я понимаю, это тоже терапия.
А у меня давление...

Чёрт. Обычные дела. Сейчас в потустороннем мире взвешивают
ваши грехи. Вот вам и кажется как будто что-то давит.

Лёша. Что значит «взвешивают грехи»?!

Чёрт. Это значит, что отпущенное вам время истекает.
Жизнь близится к концу. Но вы не огорчайтесь: так у всех бывает.

Лёша. Назначьте мне лечение!

Чёрт. Какое? от судьбы?!

Лёша. Лечение!

Чёрт. Ладно, только успокойтесь. Считайте, что вам
назначено лечение. Теперь мы можем спокойно поговорить?

Лёша. А рецепт?!

Чёрт. Надеетесь, что вас спасёт бумажка с надписью
на мёртвом языке?

Лёша. Рецепт!!!

Чёрт. А вы забавный. (Хлопнул в ладоши.) Подать
сюда рецепты!

Входит Танцовщица. Она в костюме для исполнения танца живота.
Её лицо скрывает лёгкая паранджа. Танцовщица приносит поднос.
На нём разложены рецепты и игральные кости (2-3 кубика). Поставив
перед Лёшей поднос, Танцовщица исполняет танец живота и грациозно
удаляется.

Лёша (глядя на поднос) . Это в каком
же смысле?

Чёрт. Здесь разложены и снадобья, и яды. Их поровну.
Бросайте кости и тяните выпавший рецепт.

Лёша. Наверное, у вас много работы?

Чёрт. Много – не то слово. Работы – просто тьма. И
днём, и ночью, без выходных и перерывов...

Лёша. Давно не отдыхали?

Чёрт. От Сотворенья Мира.

Лёша. Всё ясно. Вы переутомились. Езжайте-ка домой,
немного отдохните. И – мой вам дружеский совет – оденьте поприличней
вашу медсестру.

Чёрт. Оно, конечно, отдохнуть неплохо. Пожалуй, так
и поступлю. Только вот закончу с вами...

Лёша. Да плюньте на меня. Мне уже легче. И головная
боль прошла…

Чёрт. Так это ненадолго. Как только я уйду – к вам
ваша головная боль немедленно вернётся. Хоть вы и прячете её за
морем. (Кивает на картину с изображением моря).
Вот за этим морем.

Лёша. Откуда это вам известно? Кто вы?

Чёрт. Пока для вас я – мимолётное видение. И благодарный
зритель в этой вот (кивает на поднос) игре.

Лёша. Ну и зачем мне рисковать? Ведь может выпасть яд.

Чёрт. Вы ничего не потеряете. Я, видимо, не уточнил,
что вы умрёте именно сегодня. Так предначертано. Не надо только
делать круглые глаза. Вы это поняли ещё перед моим приходом. Понять-то
поняли, а вот принять не захотели.

Лёша. Вы правы. Кто б вы ни были – вы правы.

Чёрт. Тогда бросайте кости.

Лёша. Какой же смысл в игре, если я сегодня всё равно...
того. Что с ядом, что без яда – конец один.

Чёрт. Согласен. Конец один. Но если выпадает яд – то
к этому концу меняется дорога. Мы с вами можем посмеяться над
судьбой. Над вашей.

Лёша. За что же мне над ней смеяться? Жил вроде ничего...

Чёрт. Вот именно, что ничего.

Лёша. Ну-ка поясните.

Чёрт. Скажу по-дружески, а потому и перейду на «ты».
Ты просто-напросто себе цены не знаешь. И слишком мало размышляешь
о своём месте в мироздании. Вернее, о том месте, что ты должен
был бы занимать. Но – увы – не занял.

Лёша. И что это за место?

Чёрт. Я прочёл все твои статьи.

Лёша. Я тоже.

Чёрт. Видишь ли, собственную гениальность очень сложно
оценить. Она со стороны виднее. Ну у кого ещё найдёшь порхающую
лёгкость фраз, бездонные глубины размышлений? Что, может быть,
у Тяпкина?

Лёша. Тяпкин – ремесленник и бездарь.

Чёрт. Или у Лютикова?

Лёша. Тот даже не ремесленник, а просто бездарь.

Чёрт. Вот видишь, в этой творческой пустыни один оазис
– это ты.

Лёша. Всё это так, но я писал-то, в основном, о мелочах.

Чёрт. Так потому что в малом ты можешь разглядеть великое.
Вспомни свою заметку про каток. Ну тот, что третий год врастает
в землю.

Лёша. О нём писали все, кому не лень.

Чёрт. Все писали про ржавеющий каток. А ты – о том,
как застывает время.

Лёша. Застывает время? Солидно. Продолжайте.

Чёрт. В общем, Лёша, ты не просто великий журналист,
а выдающийся художник слова.

Лёша. Тонко подмечено.

Чёрт. А как за гениальность тебя судьба вознаградила?
Где твоя яхта? Крупный счёт в банке? Где, в конце концов, джакузи?
Нет ровным счётом ничего!

Лёша. Не страшно. Зато меня читают.

Чёрт. И что же толку? Где слава, где поклонницы, завистливые
взгляды? Заслуженные тобою блага несправедливо отданы другим.
Тебе же талант досталась только головная боль. Так отомсти судьбе
за это. (Насильно вложил кубики в Лёшину руку.)
Бросай, а то ещё чего-нибудь скажу.

Лёша. Ну-ка ну-ка...

Чёрт. К последнему приюту тебя не на лафете повезут.
И салютов в твою честь не будет. Даже из рогатки... Мало? Слушай
дальше. Твоя супруга, не истоптав и пары башмаков... Да что там
башмаки – даже не помыв посуду после поминок, с твоим же лучшим
другом...

Лёша. С Серёжей? Предадутся блуду?

Чёрт. Хуже. Они перевернут квартиру...

Лёша. В порыве страсти?

Чёрт. В поисках твоих заначек. И, не обнаружив ни копейки,
они...

Лёша. Предадутся блуду?

Чёрт. Ты можешь хоть минуту не думать о разврате? С
тобой поступят гораздо хуже. Тебя недобрым словом помянут.

Лёша. Вот напугал. Они меня, небось, уже не раз ругали.
И ничего.

Чёрт. Так это в этом мире ничего, а в том... (замолчал,
подбирая слова)

Лёша. И что же в том?

Чёрт. Вообще-то сложно объяснить... Считай, что так:
как только здесь тебя ругнут – там сразу же схлопочешь раскалённую
стрелу. И обязательно в чувствительное место... Ага, притих? Задумался?
А я продолжу...

Лёша. О чём теперь?

Чёрт. О твоём всемирно-историческом значении. К твоему
памятнику, Лёша, не зарастёт народная тропа. И знаешь почему?
Да потому что никакой тропы не будет!.. И хватит надо мною издеваться!
(Ударил Лёшу по руке, и тот выронил кубики.)

Чёрт. Молодец. (Посмотрел на кубики.) Выпала
четвёрка.

Лёша (Потянулся к рецепту)Что там
за рецепт?

Чёрт. Отведаешь – тогда узнаешь. (Хлопнул в
ладоши.)
Рецепт номер четыре!

Входит Танцовщица с кубком. Лёша попятился. Танцовщица
идёт к нему. Отступая, Лёша споткнулся и пополз от неё.

Чёрт (Леше). Куда? Не надо уползать!
(Ставит Лёшу на ноги и подтаскивает к протягивающей кубок
Танцовщице.)

Лёша. Нет!

Чёрт. Да.

Лёша. Пустите. Мне нужно в туалет...

Чёрт. Ай-ай-ай. Не стыдно? Ты же рождён героем.

Лёша. Кто – я?! Да я всю жизнь был трусом!

Чёрт. Это потому что ты ни разу не пробовал на вкус
отваги, безрассудной удали. Они пьянят... Да что тебе рассказывать
– возьми и сам попробуй. (Кивает на кубок.) И,
если выживешь, я научу, как правильно прожить последний день на
этом недостойном свете. Сам-то ты этого не знаешь. Отсюда головная
боль, терзания души и прочие напасти. А мой совет тебе поможет
умереть здоровым бодрым и счастливым. Пей.

Лёша взялся за кубок и замер.

Чёрт. Не бойся. На тебя же девушка смотрит. (Заглянул
под паранджу Танцовщицы.)
Красивая. Пей.

Лёша выпил.

Чёрт. Ну как? Понравился настой валерианы? (Положил
рецепт на стол.)
Это на память о нашей встрече. (Танцовщице.)
Спасибо.

Танцовщица уходит. Она уносит кубок, поднос и кубики.

Чёрт (Лёше). И тебе спасибо. За потеху.
Как голова?

Лёша. Какая там голова. Пообщавшись с вами, забудешь
обо всём.

Чёрт. Отлично. Для этого весь балаган и был затеян.
Теперь настало время дать совет. Он очень дружеский, поэтому я
перейду на «ты». Послушай и попытайся правильно понять. Хоть ты
и гений, но где-то в чём-то ты дурак...

Лёша. Спасибо, я догадывался.

Чёрт. ...и жизнь ты мог прожить гораздо лучше.

Лёша. Это в смысле денег?

Чёрт. Богатство – лишь инструмент для добывания из
жизни счастья и веселья.

Лёша. За ними я всегда гонялся. За весельем – бывало
– успевал. А счастья так ни разу не догнал.

Чёрт. Кто за ним гонится – поймает лишь химеру. Счастье
само приходит, но только к тем, кто знает его имя.

Лёша. И как его зовут?

Чёрт. Даю подсказку. Оно женского рода.

Лёша. Любовь?

Чёрт. Тебе для счастья достаточно одной любви?

Лёша. Наверное, всё же нет. Хоть я любви ни разу и
не видел.

Чёрт. Думай дальше... Ну брякни первое, что в голову
придёт. Хотя бы из того, что видел.

Лёша. Пожалуйста. Имя счастью – похоть?

Чёрт. Идиот.

Лёша. Так это ж мужской род.

Чёрт. Лёша, идиот – это ты. Имя счастью... Ну же!

Лёша. Сдаюсь.

Чёрт. Свобода. Вот имя счастья. Потрудись его понять.

Лёша. Я где-то видел этот полинявший лозунг. Вот только
что с ним делать – не пойму.

Чёрт. Сейчас объясню. (Очень доверительно.)
Пустыня станет райским садом, если в ней вырастут запретные плоды.

Лёша. Отсюда поподробнее.

Чёрт. Мне уже пора. (Идет к выходу.)

Лёша (Схватился за голову). Ой-ё...

Чёрт. Боль возвращается?

Лёша. Будто не видите.

Чёрт. Небось, обидно провести последний день в мучениях?

Лёша. Убирайтесь.

Чёрт. Хочешь, чтобы боль прошла?

Лёша. Ещё бы.

Чёрт. Тогда ни в чём себе не отказывай. (Уходит.)

Картина 3

(Лёша один)

Лёша (Глядя на дверь) Клоун!.. Шарлатан!..
(В зал.) Так, нужно успокоиться и решительно
себе сказать: я болен, у меня был бред. Обычная галлюцинация.
(Глядя на дверь.) Навязчивое видение!

Ложится на кровать и засыпает. Затемнение.

Картина 4

(Лёша и Юля)

Лёша спит. Щёлкает дверной замок. Входит Юля.

Юля. Лёшик, я уже пришла!

Лёша. Я сплю! (Накрывает голову подушкой.)

Юля плюхается на кровать, стягивает с Лёши подушку и смачно целует
его в компресс.

Юля. Лешунчик! Как твоя голова? Всё ещё болит?

Лёша. Болит, но вроде уже меньше.

Юля. Замечательно. Это тебе от чая с мятой полегчало.
Мята – она от всего помогает...

Лёша накрывает голову подушкой. Юлька стягивает с него
подушку.

Юля. Врач был?

Лёша. Нет.

Юля. Странно. Мне зав поликлиникой обещал срочно кого-нибудь
прислать. И даже сам собирался заглянуть... Ну, чтобы тебя посмотреть.
Такой обаятельный мужчина, дал свой телефон... (Вытащила
из сумочки бумажку.)
Так, это домашний... Ага, вот рабочий.
Позвоню-ка ему, напомню о вызове. (Идёт к телефону и замечает
на столе рецепт.)
Лёшенька, ну вот же рецепт. Значит,
врач приходил?

Лёша. Нет.

Юля. А рецепт? Откуда он взялся?

Лёша. Юленька, у меня голова болит, я ничего не помню...
Дай мне поспать!

Юля. Лешунчик, соберись. Если есть рецепт – значит,
его кто-то выписал?

Лёша. Возможно.

Юля. Умница. Идём дальше. Кто обычно выписывает рецепты?

Лёша. Все, кому не лень.

Юля. Сосредоточься.

Лёша. Я не знаю!

Юля. Рецепты выписывают врачи. Потому что им за это
платят деньги. Согласен?

Лёша. Я и не подозревал, что у меня такая умная жена.

Юля. Ты согласен или нет?!

Лёша. Согласен, Юленька. Дай мне спокойно умереть.

Юля. Подождёшь. Итак, тебе выписали рецепт. Сделать
это мог только врач. Значит, врач приходил?

Лёша захныкал. Юлька погладила его по голове.

Юля. Успокойся. Попробуем зайти с другой стороны. К
больным обычно приходит... Ну же!

Лёша (рыдая)Погибель.

Юля. Лёшенька, куда тебя несёт? К больным обычно приходит
врач. Значит, у тебя был кто?

Лёша. Кто?

Юля. Всё. Я вызываю психиатра. (Идет к телефону.)
Лёша. А, у меня был врач. (Улыбка отличника,
ответившего на очередную пятёрку.)

Юля. Ты уверен?

Лёша. Абсолютно.

Юля. Что он сказал?

Лёша (очень бойко) Сказал, что я болею.

Юля. Чем?

Лёша. Болезнью.

Юля (очень тщательно выговаривая слова)
Какой у тебя диагноз?

Лёша. Труднопроизносимый.

Юля. Что-то с нервами?

Лёша. Что-то с нервами... Ты дашь мне поспать?!

Юля. Конечно. (Пытается прочесть рецепт.)
«Тинктура Валерианае»… Не пойму, что тебе прописали.

Лёша. Настой валерианы. Теперь можно отдохнуть?

Юля. Вот теперь можно. (Вдруг вспомнив.)
А больничный? Где больничный?

Лёша. Юленька, я работаю в своей собственной газете.
И не кем-нибудь, а главным редактором. Кому я этот больничный
буду показывать? Самому себе?

Юля. Ах да. Ты же у меня важная птица. Правда, глядя
на нашу квартиру, этого не скажешь...

Лёша. Юля...

Юля. И глядя на моё платье, этого тоже не скажешь...

Лёша. Юля! Пиявок мне не прописывали.

Юля. Причём здесь пиявки?

Лёша. Не пей из меня кровь! Дай хоть немного поправиться...
Ну вот, теперь мне точно понадобится валерьянка.

Юля. Извини. Просто обидно быть пешеходом. Вот и сейчас
я должна тащиться в аптеку на своих двоих.

Лёша. Целых четыреста метров. Почти марафон.

Юля. Дело не в расстоянии. Все знакомые на машинах
разъезжают; твой заместитель – и тот с машиной. А я как дура хожу
по разбитым улицам на шпильках.

Лёша. Ходи как умная – в кроссовках. В них полгорода
ходит.

Юля. Мне в кроссовках нельзя. Я должна быть элегантной.
Положение обязывает. (Идёт к двери.)

Лёша. Ну не ходи. Скоро приедет Серёжа, он тебя и отвезёт.

Юля. Правильно. Твой заместитель меня возит; твой заместитель
со мной общается, твой заместитель меня...

Лёша. Ну-ка ну-ка, чего он тебя?!

Юля. Твой заместитель меня за человека считает.

Лёша. Это как?

Юля. Разговаривает со мной, может слово ласковое сказать...

Лёша. Ого?!

Юля. Да. В отличие от тебя, он всегда такой внимательный...

Лёша. Это потому что ты – моя жена.

Юля. Только помнит об этом почему-то только Серёжа...
Ладно, не буду его ждать – пойду пешком. Но учти: если на какой-нибудь
колдобине я сломаю каблук – придётся покупать мне новые туфли.

Лёша. Купим, Юленька. Всё купим... Шла бы ты за валерьянкой!

Юля. А я уже присмотрела туфли. Такие, лимонного цвета...

Лёша. Хо-ро-шо! Дверь можешь не закрывать.

Юля. Ой, знаешь, о чём я сейчас подумала?

Лёша. О своей душе?

Юля. Какая душа? Зачем душа?.. Нет, я подумала о том,
что, может быть, мы не будем ждать, когда сломается каблук, и
купим эти туфли сейчас.

Лёша. Сколько?

Юля. Умница. Я знала, что ты меня любишь. Зинка умрёт
от зависти...

Лёша. Сколько?

Юля. Ну, сами туфли – двести...

Лёша. Что значит «сами туфли»?

Юля. Так ведь к ним и колготки нужны новые... Ты не
представляешь, что будет с Зинкой...

Лёша. Юленька, у меня давление, голова не на месте...
Я спать хочу!

Юля. Что ты хочешь этим сказать?

Лёша. Меня не интересует, что будет с Зинкой!

Юля. А что тебя может интересовать?

Лёша. Одна-единственная вещь. Сколько тебе нужно дать
денег, чтобы ты, наконец, ушла?!

Юля. Ах, ты так ставишь вопрос? Тогда триста.

Лёша. Хорошо. Пусть будет триста. Бери деньги и уходи.
А я уже сплю.

Лёша ложится и накрывает голову подушкой. Юля берёт деньги,
стягивает с Лёши подушку, целует его и уходит.

Картина 5

(Лёша один)

Лёша (кричит вслед Юле) Рецепт забыла!
(Смотрит на рецепт.) Бумажка с надписью на мёртвом
языке... Неужто это было в самом деле? Дурацкая игра, я пил из
кубка... И странный врач сказал, что я живу последний день...
Судя по самочувствию – действительно последний... Да, мой посетитель
говорил: чтоб стало легче, я должен делать всё, что захочу...
Ну и чего же я хочу? (Задумался.) Вот досада.
Сегодня можно всё, а у меня ни одного желания... (Вздыхает.)
Не жизнь – одно расстройство. Эх, чем огорчаться – лучше уж посплю.
(Ложится. Звонит дверной звонок. Лёша впускает Котёночка.
Она пытается броситься ему на шею. Лёша выскальзывает из её объятий.

Картина 6

(Лёша и Котёночек)

Котёночек (надувшись) Мой павианчик
мне не рад?

Лёша (шёпотом) Котёночек, ты что?
У меня жена дома...

Котёночек. Твоя жена только что ушла. Я чуть не столкнулась
с ней на лестнице.

Лёша. Правда? А я и не заметил, что она ушла.

Котёночек. Теперь заметил?

Лёша. Угу.

Котёночек. Тогда чего мы стоим? (Подтаскивает
Лёшу к кровати.)

Лёша. Ты права, мне нужно прилечь. Вот только тебя
провожу... (Тянет Котёночка к выходу.)

Котёночек. Стоять! (Лёша замер. Котёночек снимает
с себя шляпку, бросает её на кровать и выжидающе смотрит на Лёшу.
Тот берёт с кровати шляпку и нахлобучивает её на Котёночка.)

Котёночек. В чём дело?

Лёша. Мы больше не увидимся.

Котёночек. Ты нашёл мне замену?

Лёша. Да.

Котёночек. Она лучше меня?

Лёша. Нет.

Котёночек. Ну хоть красивая?

Лёша. Очень. Такая, с косой.

Котёночек. С длинной?

Лёша. С острой.

Котёночек. Ты это всерьёз?

Лёша. Увы.

Котёночек. Жаль.

Лёша. Мне тоже.

Котёночек. Может, попрощаемся? (Кивает на кровать.)

Лёша. Извини, мне что-то нездорово.

Котёночек. Ах да... Как-то по-дурацки всё получилось.

Лёша. Сейчас или вообще?

Котёночек. Не знаю... Такое чувство, будто мы что-то
друг другу не сказали. (Пауза.)

Лёша. Мне было хорошо с тобой.

Котёночек. Врёшь?

Лёша. Вру.

Котёночек. Спасибо... Ты это... В общем, если что –
звони. (Уходит.)

Продолжение следует.

X
Загрузка