Речная песня

Эзра Паунд

Шамшад Абдуллаев. Струение.

Эта лодка из дерева шато и края ее отделаны магнолией
С музыкантами — флейты усыпаны драгоценностями и свирели из золота
Эта лодка заполнена до краев и богаты вином тысячи чаш
Мы везем с собой поющих девушек
Плывя по течению
И еще не хватает флагштока с желтым аистом для восторга
За белыми чайками скользит армада наша
И песня Кутсу
Висит вместе с солнцем и луной.
Разбиты на террасы земли дворца Кинг Со
Но бесплодны пока холмы его
Но опускаю кисточку на эту лодку я
Заставляя вибрировать пять вершин
И наслажденье в этих словах
Наслажденье голубых островов
(И покинет все это слава Только если воды реки Хан потекут вспять на север)
И в унынии я в Императорских садах ожидая позволения писать
И смотрю я на пруд дракона
Цвета плакучей ивы вода
Несколько бликов неба на нем
И слышу пять всплесков на нем
От голоса соловьев бесцельно поющих
Западный ветер приносит зеленый цвет на острова травы на Е Шу
Пурпурные дома и малиновые полны весенней мягкости
В южной части пруда кончики ив наполовину голубы и голубей чем
Клубок их веток ниже над прудом
Напротив будто из дворцовой парчи
Лозы винограда в сотни метров длиной свисают вдоль
Покрытых резьбой перил
И высоко над ивами чудесные птицы поют друг другу и слушают
Плача—«Кван, Куан...»—ради утреннего ветерка
А ветер сам себя вяжет в узел голубоватых облаков и странствий
Над тысячей ворот над тысячей дверей звуки весенней песни
И император сейчас в Ко
Пять облаков плывут в высоте ярко-белые в пурпурном небе
Солдаты императора выступают из золотого дворца
И их латы блестят
В покрытой драгоценными камнями карете выезжает император
Осмотреть свои цветы
Он направляется в Хори взглянуть на аистов хлопающих крыльями
На ветру
Он возвращается мимо скалы Си чтобы услышать новые мелодии
Соловьев
Которые смешиваются со звуками флейт
И голоса соловьев в музыке двадцати свирелей

Могила в Акр Каар

Я твоя душа, Nikoptis. Я все видел
Эти пять тысяч лет: и твои мертвые глаза
Недвижимые, не отвечающие на мой порыв,
И твое тело, излучающее свет, как будто я прыгаю сквозь огонь,
Но не сжигающий меня и не опаливший ни один лепесток вокруг.
Смотри, лучи листьев травы тянутся к твоей подушке
И целуют тебя мириадами травяных язычков:
Но не ты меня.
Зачитаны все сокровища исписанных стен,
И выношены мои мысли среди этих знаков,
И нет теперь ничего нового нигде.
Я спокоен. Смотри. Я ушел от печати судьбы, назначенной мне.
Как бы тебе не проснуться и не просить вина.
Все твои одеянья я разглаживал на тебе.
О, как ты безумен! Как мог я забыть!
- Спокойную реку многие дни назад,
Реку? Как молод ты был.
И три души прошли над тобой —
И пришел я.
И взлетел над тобой, и прогнал их всех,
Я был близок тебе и знал пути твои.
Коснулся ли я твоих веток и кончиков твоих пальцев,
Летая над тобой и вокруг твоих холмов?
Как мог я войти в тебя?
И разве я не был тобой и Тобой?
И ни одно солнце не приходит ко мне,
И пьяная тьма разрывает меня,
И ни один луч не взблеснет надо мной,
И ты молчишь день за днем.
О! Я мог бы заставить себя уйти, несмотря на все эти знаки
И волшебную власть над этой дверью.
Я прошел бы сквозь зеленые стекла полей...
Но пока все спокойно:
Я никуда не иду.
Последние публикации: 

X
Загрузка