Мутазилиты - основатели философского рационализма в исламе

I. Краткая история и причины возникновения мутазилизма

Мутазилизм возник в период правления династии Омейядов, однако его развитие произошло в период правления Аббасидов. Согласно историческим данным, основателем мутазилизма считается Васил ибн Ата, который был учеником известного богослова Хасана аль-Басри. Однако, позднее они разделились во мнениях по проблеме больших грехов. В этом вопросе Васил ибн Ата не согласился с Хасаном аль-Басри и заявил, что по его мнению мусульманин, совершивший большие грехи, не является праведником и занимает промежуточное положение между верой и неверием (аль-манзиляту байналь манзилятайн). После этого отошел от Хасана Басри и основал свою школу. По этой причине его школа была названа мутазилитской (т. е. «обособившейся»). Но есть и другие версии происхождения этого названия. В частности, некоторые утверждали, что это течение возникло в кругу сторонников Али ибн Абу Талиба и «обособление» приверженцев этой школы произошло по причине их богобоязненности и искренней веры. Они также считали, что их воззрения относятся к еще более древним временам, и что большинство представителей Ахль аль-Бейта (семьи Пророка) всегда разделяли их убеждения. Эти утверждения частично соответствуют действительности. В качестве примера можно привести Алида Зейда ибн Али, восставшего против тирании Омейядов. Он был близок с Василом ибн Атой и во многом разделял его убеждения.

Возникновение мутазилизма было обусловлено развитием мусульманского общества и становлением Ислама мировой религией. Выйдя на мировую арену мусульмане, столкнувшись с центрами мировой цивилизации и мысли, были вынуждены заняться систематизацией и философским осмыслением постулатов религии. Становилось также необходимым дать рациональные ответы на различные проблемы и вопросы. Наконец, мусульманское вероучение пока не разработавшее свою философскую базу, стало объектом ожесточенной критики со стороны представителей различных религиозных и философских школ. В этих условиях мусульманам становилось необходимым начать работу по апологетике своего вероучения, защиты ее от нападок оппонентов. Все эти задачи начали выполнять мутазилиты, которые подходя к различным проблемам с позиций философского рационализма сумели разработать свои фундаментальные идеологические положения и вступить в успешную полемику с христианами, иудеями, зороастрийцами. Параллельно мутазилиты, на идеологическом уровне боролись и с различными мистическими группами внутри исламской общины, которые верили в боговоплощения, переселения душ, антропоморфизм. Своим рациональным подходом к проблемам веры они, на протяжении длительного времени, противостояли всем этим группам.

Политической активности мутазилиты, при первых Омейядах, почти не проявляли. Они целиком были заняты научной и философской деятельностью. Но в конце их правления они подверглись репрессиям со стороны халифа Хишама за поддержку Алида Зейда ибн Али,который поднял восстание в Ираке в 121/739 году. Эти репрессии привели к активизации мутазилизма в политической жизни Халифата. В 126/744 году ими впервые был осуществлен дворцовый переворот и они привели к власти халифа Йазида ибн аль-Валида, который, правда, не смог удержаться у власти. Таким образом, мутазилитам удалось сделать то, чего не сумели сделать шииты и хариджиты на протяжении десятилетий активнейшей борьбы за власть.

С приходом к власти Аббасидских халифов позиции мутазилизма еще более упрочились. Их потенциал стал использоваться новыми властями, как против охвативших государство ересей, так и для укрепления своей власти. При халифе аль-Мамуне мутазилизм стал официальной доктриной в Халифате. Но с этого момента мутазилитские лидеры столкнулись с ожесточенным сопротивлением со стороны суннитских ортодоксов, которые выражали свое несогласие с целым рядом положений мутазилизма, включая проблему несотворенности Корана. Столкнувшись с таким сопротивлением мутазилитские лидеры решили использовать свое влияние при дворе правящей династии и начали репрессии против представителей ортодоксии, которые получили название «михна». Халиф аль-Мамун (198/813–218/833) насильно заставлял мусульманских правоведов признать Коран сотворенным. Однако значительная часть ортодоксальных деятелей даже под страхом смерти отказалась признавать этот мутазилитский догмат. В числе пострадавших от репрессий оказался выдающийся мусульманский правовед Ахмад ибн Ханбаль. Такое положение сохранялось и в период правления халифа аль-Мутасима (218/833–227/842), аль-Васика (227/842–232/847), и только при халифе аль-Мутаваккиле (232/847–247/861) правящая династия отказалась от мутазилитских идей и положила конец репрессиям.

После этого, мутазилитское учение и философия постепенно начала склоняться с своему закату и спустя несколько веков мутазилизм прекратил свое существование в качестве целостного учения. В то же время, мутазилизм не был единым учением и в нем имелось несколько направлений. Среди мутазилитских сект Аш-Шахрастани называл василитов, хузайлитов, наззамитов, хабититов, бишритов, муаммаритов, мурдаритов, сумамитов, хишамитов, хаййатитов и т. д.

II. Положения веры в мутазилизме

Основу убеждений мутазилитов составляли пять основ веры.

1. Вера в единого Бога (Товхид)

Основу убеждений мутазилитов составляла вера в единство Бога. Имам Ашари в «Малакате», в разделе о мутазилитах, приводил данные об их доктрине единобожия следующим образом: «Несомненно, Аллах един и нет Ему равных. Он все слышит и видит. Он не является телом и не является личностью. Нет у Него ни цвета, ни запаха, ни длины, ни ширины, ни частей, ни органов. Он не рассыпается и не собирается, не двигается. Нет у Него ни правой стороны, ни левой, ни зада, ни переда, ни верха, ни низа. Он никуда не входит, ни к чему не приближается и не отдаляется. Ничто Его не объемлет. Нет у него подобия в сотворенном Им мире. Для Него не применимы понятия расстояний и пространств. Бога невозможно чем-то ограничить. Он не является ни отцом, ни сыном. Он не подвержен чувствам. Бог извечен, существовал до всего сотворенного Им мира. Он также неуничтожим и останется после крушения мира. Бог может все и он является всезнающим. Он живой, но не видимый. Он является «бытием», но не в том значении, в каком это может представить человек. Аллах всезнающий, всемогущий и живой. Однако эти качества не являются подобием человеческих. Только Он не имеет начала. В Его владениях у Него нет заместителей и соучастников. Сотворение чего-либо для Него не является ни легким и ни трудным делом. Он вечен, непреходящ. У Него нет детей и жен».

Исходя из этих определений, мутазилиты, в отличие от суннитских ортодоксов, считали, что увидеть Аллаха в день страшного суда невозможно, так как для этого Он должен предстать в определенном теле и занимать некое пространство.

Согласно мутазилитской доктрине единобожия, Божественные атрибуты и качества являются составной частью сущности Аллаха. Признание же предвечных атрибутов и качеств Аллаха, по их мнению, вело к множественности предвечных субстанций. Однако в Коране и Сунне имеется достаточно много данных о наличии тех или иных атрибутивных качеств Аллаха. Для того, чтобы снять это противоречие, мутазилиты стали иносказательно трактовать их в соответствии с положениями своего учения. Например, атрибутивное Божественное качество речи (Калам) они считали полностью сотворенным Богом и не присущим Ему самому. А коранический аят «...а Аллах заговорил с Мусой разговором...» (Коран, 4: 164), они трактовали в смысле того, что Аллах сотворил все на свете, в том числе и речь. Речь же Он вложил в дерево, которое говорило с Мусой. Таким образом с Мусой говорил не Аллах, а дерево, которое донесло до него Божественное повеление. Таким образом, они отрицали Божественные атрибуты и качества. Аш-Шахрастани в своем известном сочинении «Китаб ал-Милал ва-н-н-Нихал» (главе «Мутазилиты») писал, что Васил ибн Ата говорил: «Кто признал идею предвечного качества, тот уже признал двух богов».

В противоречие с мутазилитским товхидом вступал тезис о несотворенности Корана, который последовательно отстаивали ортодоксальные сунниты. Мутазилиты отрицали атрибутивное качество речи (Калам) у Аллаха и считали Коран сотворенным (махлуг). Доктрину о несотворенности Корана они считали отступлением от единобожия, так как признание Корана предвечным (Кадим) вело к множественности предвечных субстанций.

2. Вера в Божественную справедливость (Адль)

Масуди в «Мурудж аз-Захабе» писал, что согласно убеждениям мутазилитов, Аллах не любит порчу. Поэтому не Он сотворяет поступки людей. Люди сами совершают те или иные поступки силой, которую им дает Бог, который сам по себе одобряет разрешенное и порицает запретное. Также Аллах не возлагает на человека того, чего он не сумел бы вынести. Естественно, что если бы Ему было бы угодно, Он бы принудил людей к совершению только добра, но в этом случае терялся бы смысл земной жизни, земных испытаний. Поэтому Бог этого не делает.

Этими положениями о Божественной справедливости, мутазилиты противостояли сторонникам абсолютной Божественной предопределенности — джабритам, которые утверждали, что человек не является творцом своих поступков и, что все они предопределены Богом. Мутазилиты полагали, что если бы все поступки человека были бы заранее предопределены Богом, то не было бы никакого смысла в последующем воздаянии за те или иные поступки. Более того, Бог оказался бы несправедливым, так как карал бы за поступки, которые люди не совершали.

В соответствии с доктриной Божественной справедливости, мутазилитские идеологи считали, что Аллах должен творить только наилучшее. Из двух наилучших вариантов Он должен выбрать самый наилучший. При этом они утверждали, что если понятия хорошего и плохого ясны разуму человека, то это тем более должно быть очевидно и для Аллаха. Поэтому творение наилучшего и отход от плохого является важнейшим качеством Бога, который никогда не отвергнет хорошего и обязательно сотворит его. Таким образом, мутазилиты верили, что Аллах может сотворить только хорошее. Это является Его обязанностью. Творение же плохого является для Аллаха невозможным.

Это положение мутазилитской философии было отвергнуто суннитской ортодоксией потому, что во-первых, они не считали разум человека настолько совершенным, чтобы его доводы были тождественны доводам Откровения, а во вторых, по утверждениям суннитских ортодоксов, Бог не может быть принуждаем к чему бы то ни было и обладает абсолютной волей.

3. Обещание и угроза (аль-ваад ва аль-ваид)

Мутазилиты верили, что все обещанное Богом обязательно сбывается. Бог воздает добром за совершение богоугодных поступков и карает за совершение греха. Наряду с этим, Аллах также выполнит свое обещание простить всех раскаявшихся людей. Поэтому все люди, совершающие богоугодные поступки, будут вознаграждены, а совершающие дурные поступки и грехи будут обязательно наказаны. Причем без покаяния большие грехи (кабира) прощены не будут. Это утверждение также противоречило позиции ортодоксального суннитского Ислама, согласно которому Бог простит всех тех, кого пожелает. Он может простить и без покаяния. А все мусульмане, в конечном итоге, будут прощены.

Мутазилитская доктрина «обещания и угрозы» противостояла утверждениям мурджиитов, которые утверждали, что главным является наличие веры. По их мнению, если есть вера, то совершение того или иного, пусть даже дурного поступка, не является поводом для наказания человека Богом.

4. Вера в промежуточное положение между верой и неверием (аль-манзиляту байн аль-манзилятайн).

Четвертым постулатом веры мутазилитов является вера в промежуточное состояние между верой и неверием.

Аш-Шахрастани в «Китаб ал-Милал ва-н-н-Нихале» (главе «Мутазилиты») писал: «Вера представляет собой совокупность свойств добра. Когда они соединены, человек называется верующим, и это похвальное звание. Нечестивый не соединяет в себе свойств добра и не заслуживает похвального звания, вследствие чего его не называют верующим. Но он не является также безусловно неверующим, потому что с ним остаются слова исповедания веры и все прочие добрые дела, — нет основания отвергать их. Однако, если он ушел из этого мира с тяжелым грехом, без раскаяния, то он будет в числе вечно пребывающих в аду, поскольку в загробной жизни есть только две категории людей: одна категория — раю, другая в аду. Но тяжесть наказания будет ему приуменьшена, и его ступень будет выше ступени неверующих».

Однако вера в промежуточное состояние противоречила воззрениям ортодоксальных мусульман-суннитов. Поэтому мутазилиты говорили, что с теми, кто не верует в это состояние надлежит обращаться как с мусульманами в этом мире, поскольку всегда есть надежда, что эти люди поймут это и раскаются.

5. Призыв к совершению добра и воздержание от дурного (амри биль маруф ва нахй аниль мункар)

Мутазилиты верили в то, что необходимо совершать хорошие дела и призывать окружающих к этому, а также в необходимость воздержания от совершения дурных поступков и недопущения этого со стороны других людей.

III. Приоритетность доводов разума в мутазилитской философии

Для доказательств своих убеждений мутазилиты разработали целую методологическую базу. В первую очередь они ссылались на очевидные и недвусмысленные доводы из Откровения (нассы). Однако, наряду с этим, они широко применяли и доводы разума (акль) и логики (мантык). Более того, они фактически приравнивали их доводам Откровения.

Практически все положения исламского вероучения мутазилитами подвергались рациональному осмыслению и обоснованию. То, что противоречило доводам разума, ими отвергалось. Они утверждали, что суждение о том, является то или иное деяние плохим или хорошим можно выносить на основании здравого суждения, даже если по этому поводу нет прямых указаний Откровения.

Таким образом, мутазилизм стал первой в истории Ислама мировоззренческой школой, который попытался дать рациональное толкование различным аспектам Шариата. Процесс рационального осмысления положений религии стал носить название калама (арабс., — речь, слово). А философов-каламистов стали называть мутакаллимами. Мутакаллимы внесли огромный вклад в развитие не только мусульманской, но и мировой философии и заняли свое достойное место в ее истории.

Необходимо отметить, что положения калама разрабатывались не только мутазилитами, но и их оппонентами из лагеря ортодоксальных мусульман-суннитов, которые также понимали, что избежать процесса рационализации положений Шариата все равно не удастся. Дело в том, что в этом случае исламская религия, строящаяся только на положениях Откровения потеряла бы свою актуальность в условиях бурного интеллектуального, научного и общественного прогресса, который происходил в средневековом мусульманском обществе.

Однако, в то же время, мусульманские ортодоксальные философы разработали мировоззренческую систему, при которой положения калама гармонично сочетались с положениями Откровения. Такое компромиссное учение разработали величайшие мусульманские ортодоксально-суннитские мыслители — Абу аль-Хасан аль-Ашари и Абу Мансур аль-Матуриди. Мировоззренческие и философские основы ашаризма и матуридизма стали ведущими мировоззренческими направлениями ортодоксального суннитского Ислама начиная с периода средневековья и вплоть до современности.

Рационализм мутазилитов исходил из их хорошего знакомства с традициями античной и древнеримской философии. Философские методы античных мыслителей ими применялись для объяснения и рационального осмысления положений Шариата. Все те положения Откровения, которые вступали в противоречие с доводами разума мутазилитами подвергались аллегоризации и иносказаниям.

Однако, надо отметить, что методы философского рационализма многие из мутазилитов применяли настолько широко и неограниченно, что против них стали выступать религиозные ортодоксы, которые протестовали против этих методов. И действительно чрезмерная приоритетность доводов разума в мутазилитской философии имела свои слабые и неубедительные стороны, так как разум имеет свои недостатки и, в некоторых случаях, не способен адекватно осознать объективную реальность. Стремление вообще все объяснить своими умозаключениями привело мутазилитов к схоластике, подмене истинной науки и философии своими схоластическими рассуждениями, а порой и к откровенной демагогии. А это, в свою очередь, привело к догматизации мутазилитского учения. К моменту становления мутазилизма государственной идеологией Аббасидского халифата, это движение уже утеряло свои прогрессивные качества и превратилось в схоластико-догматическую систему, что и привело их лидеров к применению насилия в вопросах религии (в период «михны»).

Еще одним слабым звеном мутазилитской философии было то обстоятельство, что подвергая все на свете рациональному осмыслению, они часто пренебрегали положениями Откровения, либо же толковали его в соответствии с доводами своего разума. Это приводило к конфликту с ортодоксами-суннитами, которых мутазилиты подвергали самой ожесточенной и, часто, не всегда объективной критике. Например, мутазилитский идеолог Джахиз в сочинении «аль-Фусул аль-Мухтар» называл хадисоведов невежественной прослойкой людей, которые только следуют только устоявшейся традиции (т.е. таклиду) и отказываются осмыслить исламское наследие. По его словам отказ хадисоведов и законоведов от осмысления устоявшейся традиции противоречит Корану, который призывает осмысленно подходить к проблемам религии.

Подобная излишняя критичность и даже оскорбительное отношение к суннитским ортодоксам неизбежно приводило к конфликту и потере мутазилитами авторитета в массах народа, где были сильны позиции ортодоксии.

IV. Заключение

Таким образом, мутазилитское учение и мировоззрение оказало огромное влияние на выработку и развитие рационалистических тенденций в Исламе. В борьбе с каламистами ортодоксальные мусульмане были вынуждены вырабатывать рациональное обоснование своих постулатов и, таким образом, исламская религия, в целом, сделала значительный качественный скачок в условиях бурного развития периода средневековья. В первый период своей деятельности мутазилизм был несомненно прогрессивным движением, который не дал ортодоксальной религии закостенеть и заставил его деятелей подойти к проблемам религии с новых позиций. Многие положения мутазилитской философии были заимствованы ортодоксальными суннитскими улемами и стали использоваться в развитии мусульманской общественно-политической и философской мысли в последующие века.

Позднее, мутазилитские методы и мутазилитская рационалистическая философия, часто использовавшая методы своих античных предшественников, оказала воздействие на процесс пробуждения Европы от оков религиозного догматизма и застоя, и ее последующий прогресс. Как известно, европейцы заимствовали многие положения мусульманского калама, посредством Испании, Сицилии и в ходе Крестовых походов.

Несомненной заслугой мутазилитских каламистов была защита положений исламской религии и ответы на различные измышления в ее адрес со стороны христиан, иудеев, зороастрийцев и т.д. Они стали основателями мусульманской апологетики, которая формировалась на различных богословских диспутах, которые проходили во дворцах халифов. Кроме того, рационально мыслящие, блестяще образованные мутазилиты противостояли развитию и некоторых мистических учений внутри самого Ислама. В частности, они успешно на идеологическом уровне боролись с различными сектами, исповедующими такие учения, как боговоплощение, переселение душ и т.д.

Несмотря на то, что в ходе развития мутазилизма, в нем проявились и отрицательные тенденции, тем не менее, это учение заняло свое достойное место в истории Ислама, значительно обогатив его наследие. А мутазилитская философия достоянием всей мировой истории человеческой мысли.

X
Загрузка