Философские арабески. Итоги 20-го века и 20-ти веков

 
    
 
 
 
 
 
«Телеграмма
 
Ложь. Подлость. Озверенье.
Кровь. Страх.
Мрак. Холод. Заверенья.
Стыд. Крах.
План. Винтики. Проценты.
Хлев. Блуд.
Речь. Бред. Аплодисменты.
Бог. Шут.
Смрад. Атом. Неизбежность.
Гон. Бег.
Сброд. Гогот. Безнадежность.
Наш век.»
    (Геннадий Красников, 1990 г.)

 

 

1. Собака

 

Популяция домашних собак в мире огромна. Наверняка пара миллиардов людей мечтает о собачьей жизни и собачьей смерти. Таков итог ХХ века. Собака сегодня — не просто друг человека. Собака — чудо цивилизации. Собака никогда не предаст, не возразит, не обидит, не откажет, не прикажет, не потребует.

Собака всегда теплая, пушистая, добрая, верная, отзывчивая, доверчивая, послушная, понятливая, безотказная.

Собака радует, смешит, играет.

Собака — опиум для народа.

Собака — это вздох угнетенной твари.

Собака — это звучит гордо

 

2. Человек

 

Прославь в веках свою свободу —
Уйми и гром, и свет, и снег,
Смири реку — сломи природу! —
Себя убей — себе в угоду! —
Ты, всемогущий человек...
    (Василий Казанцев, 1979 г.)
 

Ступеньки эволюции:

  • Говорящее орудие
  • Человек-машина
  • Робот

Человек — самая дешевая запчасть социального конвейера.

«Человек — самая большая скотина в мире».
      (Василий Осипович Ключевский, великий русский историк XIX век).

Человек... А что Человек? Человек — ничто. Человек «ничтожается» (Достоевский). Человек уничтожился. «Ищу Человека!».

 

У моря пустынного, моря полночного
Юноша грустный стоит.
В груди тревога, сомненьем полна
                               Голова,
И мрачно волнам говорит он:
«О, разрешите мне, волны,
Загадку жизни —
Древнюю, полную муки загадку;
Уж много мудрило над нею голов —
Голов в колпаках с иероглифами,
Голов в чалмах и черных, с перьями,
                               Шапках,
Голов в париках, и тысячи тысяч
                               Других,
Голов человеческих, жалких,
                               Бессильных...
Скажите мне волны, что есть
Человек?
Откуда пришел он? Куда пойдет?
И кто там над нами на звездах живет?
Волны журчат своим вечным журчаньем:
Веет ветер; бегут облака;
Блещут звезды безучастно холодные;
И дурак ожидает ответа!

    (Г. Гейне)

 

Человек закрыт забралом
и стеклянным колпаком
Чтоб ничто не проникало
в душу, в сердце
Как сверлом
Взгляд опущен, взор не сущен...
Что в душе своей несем?

 

Человек — разновидность аэробных хемобактерий. Перерабатывают естественные минералы любой природы в техногенные минералы. Жизненный цикл заканчивается тотальным отравлением техногенными минералами, т.е. продуктами собственной жизнедеятельности, что характерно для всех типов хемобактерий.

Специфические особенности: наделены Разумом, Волей, Чувствами и Душой...

 

         Господи!
«Ничего ты, видно, бесполезней
и глупей не мог изобрести,
чтобы мы всю жизнь спешили к бездне,
да еще толкались на пути...»

    (Геннадий Красников, 1990 г.)

 

3. Человечество

 

 

«Понятие это молодо, но ему принадлежит будущее».
      (Штернберг Л. Человечество //
      Энциклопедический словарь. —
      Т.XXXVIII-A (76). — Издательство
      Ф.А.Брокгауза и И.А. Эфрона. — Спб.:1903. — С. 486–488).

 

Безмозглое многоголовое чудище
Изощренный коллективный самоубийца
Разновидность раковой опухоли
Раковый цветок биосферы

 

 

4. Культура

 

«Я снова бич, опять подальше еду.
Культуры мусор где-то позади.
Опять меня несет по белу свету,
И свежий холодок сосет в груди.

Все позади — уютная квартира,
Асфальт, театр и стриженый газон,
Условности и предрассудки мира,
Одежки-клейма званий и имен.

А впереди — чистилище природы,
По детски бескорыстная тайга,
Нетронутые дымом небосводы,
У пойм зеленых — сочные луга...»

(Валерий Степанович Шигорин, 1982 г.) 

 

Погруженность в суету есть «Непогруженность-в-Бытие», есть «недобытие». Как вернуть в Бытие тех, кто находится в состоянии «небытие-в-Бытии», т. е. ведь человек-то есть, он о чем-то думает, общается, ест, куда-то и зачем-то ходит и зачем-то куда-то возвращается. И все это время — на автомате. А ведь «на автомате» и детей рожают (зачем?), потом воспитывают (как?) и учат (чему?), и хирургические операции делают (пардон, тампон забыли в животе...).

Дело не в Человеке, вернее не только и не столько в нем, а в Культуре в целом. Допустим, я нашел Смысл Бытия и выбрал адекватный ему Способ Бытия. Но они оказались несовместимыми с Социальным Бытием. И что тогда делать? «И надо быть или монахом, иль принять мир таким, как есть». Валерий Степанович Шигорин тысячу раз прав, но эта правота далась ему ценой жизни. А проблема остается. Это вечная коллизия между личностью и социумом. Индивидуальное Бытие не может полностью совпадать, быть тождественным социальному бытию, хотя бы потому, что это бытие двух разных «объектов». Но и социальное, и индивидуальное бытие рушиться, если Смысл Бытия их «разнонаправлен». (Векторное описание бытия весьма абстрактно, но наглядно [?]). Отсюда делаю вывод, что индивидуальный способ бытия, направленный на реализацию (воплощение, достижение) индивидуального Смысла Бытия всегда требует от человека напряжения духовных и физических сил. И чем больше «расходятся» социальный и индивидуальный векторы — тем больше усилий требуется от человека («Жить в обществе, и быть свободным от общества — нельзя», К. Маркс, помните?). Гораздо сложнее и хуже ситуация, когда отсутствует культурная заданность, или Социальный Смысл Бытия. Это говорит только об одном — нет культуры. Но что представляет собой социум без культуры. Пожалуй — это социальный газ (есть ведь термин «электронный газ»). Со временем он «развеется». Как безжизненный труп, который вроде бы еще есть, и сохраняет некоторое время облик Живого Человека, но мы-то уже знаем, что исход его уже предрешен — он разложиться, сгниет, и химические компоненты его включатся в биогеохимический круговорот. Так и социум без культуры (жизни) — «сгниет», разложится, а элементы-люди включатся в новый этносоциогенез. Конечно, не все, а только те, кто не включится в биогеохимический круговорот («Кергуду бумбарбия. ШЮТКА!». Черный юмор из кинофильма «Кавказская пленница»).

Чтобы жить Человеку и Обществу — нужна Культура. Постоянно плыть человеку против течения можно, если хватает сил плыть быстрее течения, а если нет — тогда:

  1. или абсурд (Vчел. — Vобщ. меньше 0);
  2. или разбиться и утонуть (что-то вроде того, чтобы плыть против течения в водопаде);
  3. или научиться плавать и лавировать, а там — куда вынесет течение. Выбирай! «Хорошо прожил тот, кто хорошо спрятался» (Эпикур).

Но что такое Культура? Культура начинается с запрета (А. В. Гулыга). Культура — это табу, это насилие, но насилие завуалированное. Человек по своей природе поддается (и требует) Воспитания. Воспитанный человек — культурный человек. Он не всегда делает как должно, но знает, хотя бы подсознательно, как должно — всегда. А вот у нас сейчас культура выродилась в антикультуру: все знают как выгодно, но никто не хочет задуматься над тем, как правильно. Современная культура ответов не дает: утерян в современных условиях (глобальные проблемы, глобальное (тотальное) общество, асоциальный социум, анонимные коммуникации, псевдогуманизм, «синтетические ценности» (Ю. Бондарев) и локальные цели бытия) смысл добра и зла, способность их различать, утрачены верх и низ культуры.

То, что в традиционной культуре впитывается с молоком матери, сегодня требует рационального объяснения. Мы, потеснившие Веру в угоду Разуму, сами загнали себя в угол и поставили себя перед вопросом (или вопрос перед собой): «Почему нельзя, если можно?». Почему культура запрещает, если физика разрешает. Почему моральные запреты лишены физического смысла, но имеют социальный смысл. Мораль невыводима и несводима к физике, хотя моральная деградация ведет к социальной, биологической, а потом и химической деградации (биогеохимический круговорот). Мораль не следует из индивидуального опыта, а коллективный опыт — непереводим на рациональный язык, он требует осмысления и выразителя в лице непререкаемого авторитета, культурного героя, Бога. Но все же, как сегодня объяснить ребенку:

  1. Почему нельзя воровать, если физически я могу взять чужое (хотя каждый свое не отдаст)?
  2. Зачем и «почему я должен» слушать старших?
  3. Почему нельзя, если я хочу и могу (смотреть телевизор, например)?
  4. «Кому я должен» учить уроки?

 

***

В основе культуры лежат запрет и жертвенность — табу, данное свыше, и самоограничение, направленное к высшему смыслу. На этом стоят все религии и культуры: от племенных культов до христианства и ислама, от племен до суперцивилизаций. Современный духовный дискомфорт пытаются сгладить несчетные количества протестантских проповедников, и, конечно же, ортодоксальные церкви. Да толку мало. Бизнес хороший, но дух тут ни при чем. Видать, не только «не вливают... вина молодого в мехи ветхие», но и старое вино в новые мехи тоже не наливают. Необходим новый механизм культуры, который стимулировал бы каждого человека на строительство своего духовного дома, служил бы иммунной защитой против духовной радиации, создавал бы силовое поле культуры, которое консолидирует общество и дает человеку жизненные ориентиры, адекватные современному миру.

Устойчивость вещества обеспечивается ядерными силами, природа которых остается туманной. Устойчивость общества обеспечивают духовные силы, в основе которых лежит Любовь. И только она может противостоять духовному распаду, духовной трансмутации Человека и общества в биомассу.

 

***

Мир стоит на пороге больших перемен. Это уже понятно всем. Главным инициатором и источником этих перемен выступает европейская цивилизация. Толкая весь мир на путь технического прогресса, Европа заставляет весь мир вооружаться. Если военная техника является оружием против человека, то техника по сути своей является оружием против природы в целом. Культ творчества обернулся тотальной агрессией. Как всегда взглянуть со стороны, отрефлексировать — некому. А если и найдется «гадкий утенок» — известно, как с ним надо поступать. Остается удивляться, как в Европе до сих пор сохраняется и пульсирует философская мысль. Да и не только в Европе. И Китай времен Цин Ши Хуана, и античность (Сократ, Диоген, Анаксагор, Аристотель), и средневековая Европа (Боэций, Роджер Бэкон, Томазо Кампанелла, Томас Мор, Джордано Бруно...) — не баловали философов. Последние 200–300 лет — не исключение. Их либо утрируют, либо третируют. Унижают при жизни. Искажают по смерти. Их подвергают остракизму (Спиноза, Вольтер, Герцен, Декарт, Локк, Бердяев, Булгаков, Трубецкой, Лосский, Фромм...), гноят в тюрьмах (Новиков, Флоренский, Карсавин, Лосев, Вольтер...). Не лучше судьба философов с лирой в руках: Пушкин и Лермонтов, Эдгар По и Генрих Гейне, Рубцов и Кедрин. Отношение современников к Ламарку, Торо, Толстому Л., Канту, Гегелю — противоречивое, а потомков — восторженно-наплевательское. Культура, которая столь методично уничтожает свой разум с неизбежностью уничтожит и саму себя.

Культура невозможна без запрета, но запрет должен быть культурным, т. е. жизнеутверждающим, а не разрушающим. Мы назвали лишь малую часть имен. Безусловно, все они неравнозначны и неравноценны с точки зрения истории философии и вообще культуры. И хотя сказано: «Не судите, да не судимы будете» — мы не можем не давать оценку, не анализировать, не судить. Но речь о другом: мы должны судить не с целью обосновать приговор, а с целью найти Истину и в конце концов — рецепт выживания.

Европейская цивилизация свершила свой путь. Его вехами стали два абсурда: абсурд Тертуллиана и абсурд Камю. В первом случае верую, ибо абсурдно, и жизнь полна смысла. Во втором — существую, ибо абсурдно, и жизнь полна бессмыслицы. Логика развития европейской культуры, а может быть и культуры вообще, возможно представить в виде схемы, которая, безусловно, одномерна и неполна, но все же, на наш взгляд, имеет смысл. 1. Вера и жертвенность рождают культуру; 2. Сомнение и скепсис требуют ревизии веры и реформы жизни. Замена Бога как абсолютной ценности на Человека порождает Гуманизм и Антропоцентризм. Творчество обретает статус атрибута Человека и выступает мерилом его качества, его ценности. 3. Атеизм не верит в Сердце, но верит в Разум. Отрицает жертвенность человека, отрицает метафизику. Разум и наука сделают всех людей счастливыми (читай — сытыми). Мир приносится в жертву человеку. 4.Нигилизм. Все ценности отвергнуты, все жизненные ориентиры — утрачены. Жизнь есть борьба за выживание, сила и Разум — главные аргументы и орудия. Бог мертв, а Человек деморализован и дегуманизирован. 5. Абсурд. «Ни вехи, ни веры. И нету пути». Экзистенциальный вакуум. 6. Аксиология. Поиск новых ценностей, смысла, культуры. Признание кризиса и поиск путей выхода из него. Или короче:

1.Вера.2. Скепсис. 3. Атеизм. 4. Нигилизм. 5. Абсурд. 6. Аксиология.

Любая культура призвана обеспечить выживание и функционирование социума путем гармонизации отношений между человеком, обществом и природой. Для этого она должна выполнять следующие главные функции: 1) стабилизирующую; 2) регулирующую; 3) продуктивную; 4) репродуктивную. Понимание культуры как специфического способа бытия социального уровня организации материи является исключительно трудной, привлекательной и судьбоносной философской проблемой. Это подтверждается наличием множества взглядов, мнений, концепций. Мы хотим проанализировать два подхода в понимании культуры и рассмотреть некоторые следствия из этого. Речь идет о понимании культуры как Продукта, с одной стороны, и культуры как Проекта, с другой. Эти два подхода могут характеризовать начало и конец развития общества, внутреннюю временную структуру социального жизненного времени. В начале культуры, естественно, должен быть Проект. В конце ее развития получается Продукт, с которым в настоящее время чаще всего и отождествляется понимание культуры: накопленные духовные, художественные и материальные ценности. Но когда есть Проект, еще нет Продукта, а когда есть Продукт, уже нет Проекта.

Из такого понимания культуры следует два, как нам представляется, вывода. Первое — то, что любая культура не может быть «внетелесной», без ценностей, норм, артефактов. Назовем это «телом культуры». Тогда новый Проект неизбежно накладывается на старое «тело культуры». Новое вырастает из старого. Это банально, но так. Старое неизбежно сопротивляется. В сущности, это нормальная коллизия нового и старого в ходе исторического процесса. Но в эпохи крутой ломки, резкой смены парадигмы социального развития это приводит к трагедиям миллионов людей. В момент зарождения Проекта можно сказать, что культуры нет, ибо старая рухнула, а новая — не возникла. Но в то же время в точке начала отсчета, точке нулевого Бытия культуры в потенции существует все Бытие культуры, ибо еще все — будущее, все — впереди. В конечной точке развития культуры ее Проект исчерпан, он материализовался в тело, Продукт культуры. Но Продукт есть факт, данность. У него нет будущего. В этой точке культура мертва в расцвете. Мы привыкли называть эту стадию развития общества цивилизацией.

Но культура не только Проект и Продукт. Она еще и Процесс по реализации Проекта в Продукт. Именно в ходе этого процесса и происходит напряжение творческих сил человека и общества в целом. Собственно говоря, Жизнь и есть напряжение творческих сил человека и общества в ходе реализации процесса превращения Проекта культуры в ее Продукт. С пониманием культуры как процесса связан второй вывод: поскольку жизненное время неоднородно, то с ходом времени жизни общества функции культуры меняются. В пределе мы имеем вырождение функций культуры в свою противоположность, а культуры в целом — в антикультуру. Это нетрудно проследить при анализе истории культуры. Но еще явственнее самоотрицание культуры наблюдается в господстве «массовой культуры» и сциентистско-технократического мышления. Опредмечиваясь в социальной жизни, то и другое превращается в инобытие культуры.

 

***

Мы живем в условиях выродившейся культуры. Культура выродилась в антикультуру. Культуре свойственна органическая целостность, замкнутость, о-предел-енность, обеспечивающих бытие субстрата культуры вне этого субстрата. Благодаря культуре как целостному силовому полю обеспечивается выделенность-включенность социального субстрата в метасоциальный и природный субстрат.

Антикультура характеризуется разорванностью бытия на всех иерархических уровнях социальной системы, у всех элементов-субстратов и проецирует эту разорванность на природу как метасистему.

Человек в условиях антикультуры теряет человеко-соразмерные ориентиры бытия. Потенциальная бесконечность культуры, замкнутая идеологически на духовную метасистему, превращается в актуальную бесконечность, которая воспринимается как дурная и компенсируется чисто психологически позитивно окрашенной идеей прогресса и обилием локальных целей, которые призваны заменить одну глобальную, метафизическую цель. В результате мы все погружаемся в суету и гонку престижа, лишенные смысла. И, как ни парадоксально, но чем больше этой суеты и бессмыслицы, тем легче жить, ибо некогда осмыслить эту бессмыслицу. Нужно успеть одно — заработать денег, а заработав — необходимо успеть другое: потратить на приобретение удовольствия в различных вариантах.

Культура, утратившая органическую целостность — антикультура, и она неизбежно распространяет свою экспансию на природу. Природа же, будучи в свою очередь также органически целостной, до определенной степени оказывает сопротивление, а потом может и сломаться. В этом сущность экологического кризиса.

Кристалл культуры должен выполнить 2 функции:

  1. положить предел разрастанию социального субстрата;
  2. структурировать социальный субстрат (создать социальный хронотоп).

Это ведет к полному пересмотру системы ценностей, главными вехами которой станут:

  1. Природа — не средство, а условие Жизни (она сама Жизнь);
  2. Человек (абстрактный) — не хозяин природы, а ее специфический элемент, осознающий метафизическую целостность, а значит и смысл Бытия своего и Природы и несущий за обоих как физическую, так и метафизическую ответственность;
  3. Человек (конкретный) — не безликий, атомизированный, абстрактный и, следовательно, имеющий равные права и обязанности член социума. Человек конкретный должен быть членом конкретного микросоциума и архитектоника прав и обязанностей неизбежно будет сложна, но главное — она полностью отрицает идею равенства и существенно изменяет понимание свободы. Человек остается (всегда) функцией, по-разному понимаемой:
  • Новый человек должен выполнять сакральную функцию в профанном мире, который соприкасается с сакральным бытием как с тайной;
  • Старый человек сегодня — функция социального конвейера, придаток экономической махины, выжимающей все соки и «выплевывающей», даже при материальном комфорте невозможно устранить духовный дискомфорт, т. е. бессмысленность.

(Окончание следует)

X
Загрузка