Дневник неписателя. Был ли мальчик?

Недавно "мама" русского экстрадного юмора Регина Дубовицкая пустила
на сцену "Аншлага" загадочного мальчика откуда-то из Нижегородской,
кажется, губернии. Замысле понятен: надо зажигать новые звезды,
потому что это кому надо.

Мальчик смело выскочил на сцену и стал всячески пародировать Регину
Дубовицкую.

– Убьет! – испугался я за мальчика, и хотел уже было звонить О2,
но неожиданно для всех Дубовицкая мальчика совсем не убила, а,
наоборот, подарила ему коробку конфет.

– Какая она добрая! – подумал я. – Это что-то!

И вспомнил моих любимых "Соборян" Н.С.Лескова. Тот сюжетец,
в котором карла одной старорежимной барыни с Императором Государем
Александром Павловичем в оранжерее встретился. Барыня привезла
карлу в Петербург и взяла с собой на дворцовый бал. Карлу поставили
под пальмой в оранжерее, а тут – на тебе! – мимо идет сам Царь!

– Они посмотрели на меня и изволят князю Голицыну говорить по-французски: "Ах, какой миниатюрный экземпляр! чей, любопытствую, это такой?"
Князь Голицын, вижу, в затруднительности ответить; а я, как французскую
речь могу понимать, сам отвечаю: "Госпожи Плодомасовой, Ваше Императорское Величество". Государь обратился ко мне и изволят меня спрашивать:
"Какой вы нации?" "Верноподданный, говорю, Вашего Императорского Величества." Император и рассмеялись. "Bravo, – изволили пошутить, bravo, mon petit sujet fidele" ("браво, мой маленький верноподданный" – П. Б.), – и ручкой этак меня за голову к себе и пожали.

Правда, у Императора вышел с карлой конфуз.

– Ручкой-то своею, знаете, взяли обняли, а здесь... неприметно
для них пуговичкой обшлага нос-то мне совсем чувствительно больно
придавили.

– А ты же ведь ничего... не закричал? – спрашивают карлу.

– Нет-с, что вы батюшка, что вы? Как же можно от ласк Государя
кричать? Я-с... только они выпустили меня, я поцеловал их ручку...
что счастлив и удостоин чести, и только и всего моего разговора
с Их Величеством было. А после, разумеется, как сняли меня из-под
пальмы и повезли в карете домой, так вот тут уж я все плакал.

– Отчего же после-то всего плакать?

– Да как же отчего? Мало ли отчего-с? От умиления чувств плачешь...

Наш народ, однако ж, "Аншлаг" любит и будет любить, несмотря ни
на что. Даже когда Дубовицкая однажды рассыплется прямо на сцене
на составные части, и из нее повыскакивают разные пружинки и колесики,
– народ будет хохотать до оранжевых кругов в глазах, так это ему
покажется клёво и смешно.

Вообще-то загадка Регины Дубовицкой – одна из серьезнейших! Кто-то
рассказывал мне, что видел афишу "Аншлага" в каком-то волжском
городе, Саратове что ли. Аршинными буквами там было написано РЕГИНА
ДУБОВИЦКАЯ; с меленькими буквами перечислены разные там петросяны,
шифрины, винокуры и проч.

Что это? Как? Почему? У меня есть своя версия, которую и предлагаю.
Просто у Регины Дубовицкой есть магические куклы всех наших хохмачей.
В случае неповиновения оригиналов она колет булавкой их куклы,
от чего оригиналам бывает очень больно. Иначе чем еще объяснить
такое влияние этой женщины? Я понимаю, что моя версия – не бог
весть какая, но предложите другую. А вот на вручении ежегодных
премий «Нового мира» никаких мальчиков не было и в помине. Все
премии получили трижды заслуженные и сто раз лауреаты. Цитирую
по "Известиям":

Кстати, вот новость: теперь журнальные премии получают и сотрудники
редакции: «Новый мир»Чухонцеву, «Знамя» – Наталье Ивановой.

Предыдущие публикации:

X
Загрузка