Комментарий | 0

Улица, голоса

 
 
 Спешу по Ростовской набережной, подхожу: можно пройти на территорию? Нет, обойдите, пожалуйста, здесь нельзя.
Даю крюк. Мимо идёт мужик, щурится по-чеширски и на ходу пытается соорудить себе самокрутку. Останавливаю, уточняю.
– Пройдите, там дальше ступеньки, и по ним. Надоело стоять, никто не хочет в тени стоять, все на солнце вылезают, – улыбается и уходит.
Спешу, поднимаюсь. Один человек в форме, второй человек в форме.
– Здесь можно пройти?
– Пожалуйста.
Вежливость.
По земле змеятся провода, шныряют телевизионщики. Там слово на заморском, здесь неродная речь. Английский корреспондент, отдавив ногу невысокой блондинке с огромным зеркальным фотоаппаратом, грустно улыбается и пожимает плечами. Мальчик, минуту назад споривший с кареглазым бородачом о геноциде русского народа в Чечне, внезапно обращается к народу: видел здесь кто-нибудь испанское телевидение? Невдалеке аккуратный японец готовится к прямому включению, оператор обращается к нему на ридной мове, японец, судя по всему, прекрасно его понимает.
– Вы были в Балаклаве? Вы не были в Балаклаве. А те напялили – и привет.
Здание, возле здания – заграждения:
– Дайте проехать автозакам!
– Уйдите с проезжей части.
– Старый, ты чё, не понял? По мегафону сказали – уйди с дороги!
– Уважаемые граждане, убедительная просьба покинуть проезжую часть.
Вежливость, вежливость.
По рации слышно: «Зачистить», людей оттесняют на газоны и тротуары, устанавливают новые заграждения. Молодой человек, опершись на заграждения и иронически глядя на серые кители и береты:
– Новые «Окна РОСТА», дизайн от Патриарха Кирилла.
Девушка пытается обойти квадратного человека в форме.
– Девушка, здесь нельзя.
– Увидите, чем это обернётся: начнётся революция, и тогда…
Её перебивают шагах в двадцати: бу, у-уу, толпа неразборчиво бурлит и ёжится. То тут, то там: долой! свободу!
– Проституткам – 15 лет тюрьмы! – трясёт кулачком хрипатый седой мужичок.
– Свободу, свободу, – немедленно отвечает толпа.
– 14 лет проституткам, – не унимается мужичок.
Смеются:
– Гляди, скостил один год.
Из ничего выплывает старуха в засаленном домашнем халате и косынке на голове.
– Люди добрые, помогите, кто чем может, двух сыновей убили в Чечне, обоим по 18 лет. Вчера написала Путину, но кому есть дело до стариков. Помогите, кто чем может.
Два месяца назад ту же старуху видели в районе Таганки, она ловко обходила зевак и телевизионщиков, жаловалась на то, что слепая, совсем слепая, и сокрушалась о бездействии властей. Корреспонденты «Новой» записывают её телефон и обещают помочь.
 
 
То тут, то там:
– Я устал… Пошли отсюда.
Отвечают:
– Нельзя.
–Почему?
– Мы ждём приговор.
– Ты прав.
На РБК пытаются оценить численность, сходятся на пятистах. По школьной привычке прикидываю: пятьсот – это, считай, 15 классов. Хорошо, 17. Не до конца забитый школьный двор. Смотрю вокруг: толпа обтекает телевизионные фургоны, газоны, клумбу, мост Богдана Хмельницкого и палатки с прессой и хот-догами. Стоят вдоль дороги, стоят на дороге – там, где не перекрыли.
– Жиды, проклятые жиды. Вот вы говорите – 17-й год. И таки знаете, по чьей вине? – это появляется осколок казачьей армии: папахи, кокарды, имперские шевроны, их быстро облепляет взволнованная общественность и городские сумасшедшие (про евреев – они, окаянные). Красавец-казак, как две капли воды похожий на императора Николая, вежливо спорит со словоохотливой круглой тёткой.
Реплики, реплики.
«Коалиция за нравственность», – говорит один плакат. «Путин – источник опасности», – перебивает другой. Футболка на толстяке спокойно размышляет: «Pussть сидят». Майка на бритоголовом огрызается: «За Пусь».
В нескольких шагах от казаков стоят и ослепительно улыбаются лесбиянки.
– Кстати, а как лысая певица?
– Какая из них?
– Ну, огонька вам!
– Счастливого пути.
Кинокритик Д. смотрит по сторонам, потом извлекает книгу и постепенно рассеивается.
Писатель Г. растерянно закладывает руки за голову, шевелит бровями, брови превращаются в мохнатую чёрную гусеницу.
Где-то затягивают песню и что-то жгут.
И когда в шесть на кривых ногах появляется новость и расползается по толпе, кто-то начинает скандировать, кто-то разочарованно чертыхается, кто-то, нехорошо ухмыляясь, тушит бычок и поворачивает к метро, а кто-то даже не удивлён.
 
17 августа 2012 г.
Последние публикации: 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS