Рейтинг публикаций

«Пустошь» Т.С. Элиота — Илья Имазин (03/12/2019)
...прочитав «Пустошь», невозможно не измениться, остаться тем же, каким был до: если ты все тот же, значит встреча с поэмой еще не случилась. «Пустошь» стала инициацией и для всей англоязычной поэзии, которая тоже не могла оставаться прежней и оказалась вовлечена в процесс трансформации после выхода этой знаковой вещи. Главное детище раннего творчества Элиота сделалось самостоятельным, относительно автономным от автора субъектом глобального литературного процесса и породило свою характерную герменевтику.
На весах Иова или на ногах Эдипа (1) — Сергей Ишков (13/09/2011)
...обращение к рассказу Леонида Николаевича Андреева (1871-1919) «Жизнь Василия Фивейского» я считаю особенно злободневным, так как он посвящен кризисным и переломным явлениям в российском общественном самосознании и «кризис» в нем рассматривается, прежде всего, как явление в сфере духа.
Собиратель в пространстве — Константин Мамаев (23/05/2018)
Физиология слова трудно подается исследованию, вовсе не поддается суду, и нелегко – просто обнаружению.
Про ЭТИ (стихи?) — Константин Мамаев (30/07/2018)

На библейское
Где ты был, когда я полагал основания творения?
Он отвечает даосским:
Я был таков и есмь до своего рождения.
Ремейк, фанфикшн, мэшап: литература эпохи повторения — Константин Фрумкин (24/10/2018)
Ремейк очень «культурный» жанр – он боится забыть свои истоки, он как некий столбовой дворянин ведет учет своих предков – и в силу этого он больше напоминает симптом вырождающейся культуры: истинный творец, если не является подлинно оригинальным, должен быть хотя бы невежественным.
"...И с середины пишутся стихи" — Светлана Крюкова (25/04/2019)
…мои мысли занимает одна интересная строка из стихотворения «Мальчишкой в серой кепочке остаться», а именно: «...и с середины пишутся стихи». Она и неожиданная, и естественная в одно и то же время, как постулат, не требующий доказательств.
Там, где в пространстве затерялось время (Опыт прочтения стихотворения А. Фета «Никогда») — Павел Кричевский (02/07/2019)
Стихотворение, как мифологический змей Урборос, вцепилось себе в хвост, и, кажется, окончательно омертвевает, но вещество поэзии, напротив, сдержать невозможно.
Записи по поводу творчества Вячеслава Овсянникова — Александр В. Медведев (01/03/2019)
Литература − фиксированное слово, передающее чувство. Есть рыхлые, мало проклеенные бумаги, сразу впитывают краску, её потом не смыть, и есть едкие краски, их ничем не перекрыть – такими материалами надо работать сразу, без помарок и без поправок, а ла прима. Текст должен так выглядеть, будто слово − анилин по рыхлой бумаге, письмо на раз. У Овсянникова такое письмо.
Ирония (Из "Странных сближений") — Георгий Хазагеров (12/11/2019)
Ирония – это всегда этос, «характер», а метафора может лежать сугубо в зоне логоса.
Мул без узды — Константин Мамаев (06/11/2019)
...В осколках слов есть своя полуправда. Полуозначенность. Ей не пристало имя недоговоренности, но пристало имя папируса: недописьма. Тогда втягивается в пространство игры сама мера понятности. Мы спутаны в означающем. Пред текстами Мазепы я чувствую себя глухонемым Шампольоном.
Поломка смерти. О книге Марии Степановой — Юрий Рыдкин (15/05/2020)
…мы обнаруживаем/ощущаем в тексте не скрытые поэтические смыслы и даже не их идеологизированные миражи, а скрытые поэтические пустоты, то есть само несуществующее тело свободной Поэзии, которая, как и Бог, требует для себя апофатической легитимации. Кажется, что текстопорождение здесь производится с опорой на «цепь отрицаний» Михаила Эпштейна…
Инженер Достоевский, или Авраам и пространство (герменевтика пространства как взламывание текста) — Александр Закуренко (10/08/2020)
Достоевский ощущал, что пространство рая инаково по отношению к реальному пространству и должно описываться в других категориях мерности, протяженности, временности. Наше пространство-время так же отличается от Божественного, как человек этого мира от Христа.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS