Комментарий | 1

Перигорские трюфеля

 

Относительно Парижа городок наш — тмутаракань дремучая, но если брать соседнюю Дыряевку, — столичный мегаполис.
Клуб «Цунами» не имел никакого отношения ни к аномальным явлениям, ни к любителям виндсерфинга, ни даже к рыбалке. Посещали клуб разного рода-калибра сумасшедшие.
Буйных, правда, было мало, хотя, говорят, и такие наведывались. Но как-то они не задерживались. А тихие прибивались, оседали и становились завсегдатаями.
В общем, в клубе этом всегда было шумно и полно народу.
— Деточка, деточка, слезь со стула, Сам идет.
Это Мадам Брошкина призывала к порядку Раечку-отличницу, которая в свои тридцать восемь носила чулки разного цвета и заплетала торчащие в стороны косички.
На очередное заседание явились Угрюмый историк, Занудный подковырка, Рая-отличница, Козырев, Мадам Брошкина, Ожидатель пришельцев, Разговариватель с Пушкиным, Критик, Героиня Булгакова…
Я тоже затесалась среди публики. Меня пригласил Угрюмый историк. Он намекнул, что в клубе «Цунами» сегодня будет очень интересно. А то, что мой знакомый со странностями, я как-то и не замечала.
Сам прихрамывал на левую ногу. Один глаз его был заклеен. Он был высок, сутул, говорил вкрадчиво. «С такими типажами иначе и нельзя», — подумала я.
Все ждали некоего гения, Магистра научных знаний и открывателя новых законов цивилизации. Магистр задерживался. Сам внимательно осмотрел присутствующих.
— Ну что, друзья, какие будут предложения? Магистр позвонил, что будет через десять минут. Может, кто-нибудь хочет заполнить паузу, высказаться? Добро пожаловать!
Козырев нервно закукарекал.
— Я! — сорвался с места Разговариватель с Пушкиным.
Это был высокий сухой старичок. Легкий и подвижный. Он вскочил на стул.
— Итак, я представлюсь. Кто меня не знает — Савелий Петрович Чадов. Я по очень узкой специальности — психо-хирург. Но это все в прошлом. А сейчас один секрет… антипритягатель земли… это чем я буду любезен народу. Мы с Александром Сергеевичем часто встречаемся. И когда он мне пересказал свое стихотворение, оно там, в памяти осталось, в магнитных полях тяготения. Весь Пушкин там. Потому что душа — это процессор. Поверьте мне, психо-хирургу. Так вот, что же Александр Сергеевич мне высказал? «Савелий, чем народу ты любезен?» А я говорю: «Александр Сергеевич, вы простите сукина сына, мой антипритягатель земли…»
В этот момент дверь широко распахнулась и в комнату вкатился маленький человечек в коричневом замшевом пиджаке и с длинными моцартовскими волосами.
Сам почтительно приподнялся и кивнул вошедшему. Занудный подковырка, как муху, радостно смахнул прежнего оратора со стула.
Магистр разложил на столе пачки бумаг.
— Так, мои дорогие оппоненты…
— Почему сразу оппоненты? — буркнул Критик. — Вы еще ничего не сказали. Может, мы — за.
— А потому! То, что я открыл, перевернет мир! Мне уготована слава Архимеда, а может, и нобелевская премия. Мое открытие очень просто. Проще не бывает. Я связал несвязуемое — новый и колючий. Видите, там даже есть готовое «ай». Потому что колко.
— Что за бред? — Критик даже отвернулся.
— А и не бред, а и не бред! — Магистр обиделся. — Вы не хотите думать, молодой человек, а критикуете сразу. А вы подумайте! Но это что! Я расшифровываю миссию стран и великих людей. Вот увидите, ко мне скоро в очередь будут послы записываться.
— Мы с вами не спорим, — хрипло сказала Мадам Брошкина. — Мы с вами конгениальны. Что это у  вас там поразложено?
— Это — сертификаты. Научный мир меня уже признаёт. Это — все подлинники.
Публика потянулась к столу осмотреть печати, но Магистр, все еще обиженный, вжался в стул и на всех смотрел исподлобья.
Козырев удивленно кукарекнул.
Отличница осталась на своем месте. Она сидела, положив руки одна поверх другой.
А Героиня Булгакова была бледна и в черном.
Все снова расселись.
— Итак, возьмем, например, Чили. Расшифровываю: Чувственно и любвеобильно, истерично, — произнес Магистр.
Критик хмыкнул.
— А Россия? — привстал с места Занудный подковырка.
— Разин —он Сенька, Сам и я.
Сам зарделся. Магистр выпрямился.
— Ну, чушь! Ну, несусветная! — это подал голос Ожидатель пришельцев. Он был толст, кудряв и невысок. 
— Пожалуй, вас я не включу в команду переселенцев. На днях сигнал запеленговали с Венеры.
— А я с вами и не полечу, — Магистр зыркнул на толстяка.
Героиня Булгакова в черном побледнела еще сильнее.
Козырев кукарекнул. Отличница села ровнее.
— Козырев, а по-русски? — не выдержал критик.
Козырев уточнил:
— Разина уважаю. Россия — что она без Сеньки Разина? Без его челнов? Нищета,  голытьба, голь перекатная, голодуха.
— Кстати, не пора ли и нам перейти к столу? — подал голос Историк, — пепел истории ворошить не будем, а подкрепиться не мешало бы.
Сам поднялся, хлопнул в ладоши. Вот те на, а меня не предупреждали, что будет застолье. Мой сосед шепнул:
— Не дергайся. Еда за счет клуба.
После сытного и неожиданно вкусного обеда как-то все быстро разбежались. Последней чинно поднялась и уплыла Героиня Булгакова. Ее щеки чуть покраснели. Что очень гармонировало с черным.
Свернув за угол здания, я почти столкнулась с мадам Брошкиной. Она приветливо улыбнулась:
 — А-а-а, вы новенькая? Вас каким ветром к нам занесло? Да не тушуйтесь, мы такие же сумасшедшие, как вы Мэри Поппинс.
На мой немой вопрос она ответила:
— А кому не хочется подыграть хорошему, а главное, богатому человеку, за такой насыщенный, изысканный и неповторимый обед? Перигорские черные трюфеля вам нигде не подадут бесплатно!
— Так вы?.. — ахнула я.
— О да, мы все нормальные вполне.
Она окликнула Козырева, уже собравшегося переходить дорогу:
— Ваня, иди сюда! Знакомьтесь: Иван Ильич — главный менеджер в салоне «Ноутбуки».
Иван Ильич засмеялся:
— Вы знаете, я так вошел в роль — на эмоциональном, физическом и  интеллектуальном уровнях — что на днях на даче в селе как закукарекал от радости, так все куры из соседнего двора сбежались, а петух чуть с забора не упал, бедняга.
— Кстати, амплуа Мэри Поппинс вам подойдет, — моя собеседница оценивающе взглянула на меня. — Но можно и инженю. Иначе трюфелей вам не видать.
 
Когда все разошлись, Сам тоже поднялся. Выглянул на улицу. Вот и за ним приехали. Машина скорой помощи сейчас снова увезет его туда, где в тихих покоях он будет вспоминать и радоваться, что сбылась мечта его жизни. Он собрал столько гениев в своем клубе!
Последние публикации: 
Звонок (24/03/2017)
Билет (21/03/2017)
Мост (21/02/2012)
Зойки (12/02/2012)

Оправданная ирония

"А кому не хочется подыграть хорошему, а главное, богатому человеку, за такой насыщенный, изысканный и неповторимый обед? Перигорские черные трюфеля вам нигде не подадут бесплатно!"

Знакомо. Порой многие разрекламированные презентации и пр. собирают аудитории не за счет содержательной стороны мероприятия, а  напрямую "за счет " кошельков их богатых устроителей.

Верно. Уже и фактические клубы завсегдатаев подобных "шумих" сформировались. Там объявят гениальным все, что угодно, лишь бы поесть этих самых "перигорских черных трюфелей".

Оправданная ирония у автора. Легкий юмор.

Работа понравилась.

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS