Я не умру

 

 
 
 
 
 
И ВОТ ЖИЗНЬ МОЯ КАРДИНАЛЬНЫМ ОБРАЗОМ НЕОЖИДАННО ИЗМЕНИЛАСЬ
 
и вот жизнь моя кардинальным образом неожиданно изменилась
меня взяли работать сытым довольным котом в продуктовый
здесь все замечательное, яркое, на полочках праздничное такое
 
 
 
 
 
НО ТЫ ВЕДЬ ЗНАЕШЬ СКОЛЬКО ВРЕМЕНИ ДЛИТСЯ ТА ВЕЧНОСТЬ
 
но ты ведь знаешь сколько времени длится та вечность
что замерла на кончиках сентябрьских тополиных листьев
и я собираю ее казалось бы абсолютно небрежно
мне нужно успеть до зимы в дрожащих руках утаить ее
 
 
 
 
ПО СУЩЁВКЕ
 
и снова, и снова, и снова, и снова, и снова эти Скорые помощи по Сущёвке
и я с вами, мои хорошие...
 
даже, когда чай пью
Христу о вас жалуюсь
 
осторожно
 
 
 
 
 
ВОТ И РАЗВЕРНУЛИСЬ ВСЕ ЛЮСТРЫ
 
вот и развернулись все люстры
смотрят
всегда знал, что они способны и не только на такое
себе и отсутствующим здесь до краев наливаю
и наблюдаю
за всеми
тихонько
 
 
 
 
 
В НОЧЬ ГЛЯЖУ
 
в ночь гляжу
метели много
щурюсь в снег
волк у порога
нежно
нюхает
луну
 
 
 
 
 
 
ДЕКАБРЬ
 
декабрь
 
произношу
на кончике языка сладко цепляется
будто мышь чихнула
 
и расходимся неторопливо
по своим делам
зачем тревожить
 
главное что вслух мы никогда уже не рассмеемся
договорились же
 
мышь обернулась
и не следует своему обещанию
 
 
 
 
 
НУ ВОТ И ПРИШЛИ НАКОНЕЦ
 
ну вот и пришли наконец
не разуваемся
проходим в дальнюю
 
в дальней все давно собрались уже
пьяны и оттого пока всё еще не пугаются...
 
и я так скажу: предельно весело
пахло
миндальное
 
 
 
 
 
ТАМ ЗВЕРУШКИ ЧЁРЕНЬКИЕ
 
там зверушки чёренькие
подошли втроём, принюхиваются
лежу на спине, щурюсь на них
медленно пальцем обвожу носы
сухие и тёплые
 
 
 
 
 
ЗАЧЕМ ТЫ ТАК
 
зачем ты так
из накренившейся кареты
сорок четвертый леденец...
 
вот был бы я им...
 
не смерть
конечно
 
смешно так в яблоки
и замереть...
 
я – не прохлада!
нет!
 
я просто в мусорке копаюсь
 
декабрь
он не начинаясь
здесь
 
 
 
 
 
 
ПОТОЛОК ПРОСТО
 
потолок просто
и слышу
как подо мною рельсы
безразличны
 
вот бы и мне так
 
интересно
куда этот поезд
 
хотя какая разница
 
ему суждено разбиться
было
 
но я исправил
 
 
 
 
 
ВЯЛЫЙ СНЕГ
 
и что же мне с тобою делать вялый снег
сегодня
 
она придет не очень поздно
 
и не погубит
всех
 
 
 
 
 
Я БЕЛУЮ ДАВЛЮ НА ГРУНТ ХОЛСТА
 
я белую давлю на грунт холста
 
звонок... насторожился... жду...
 
ушли
 
твои печали меня жгли
и мой неосторожный ад
из очень дорогой парчи
 
в бреду
я поправляю поправляю поправляю на груди
свой смертный
милосердный
маскарад
 
 
 
 
СИЖУ И НЕНАВЯЗЧИВО СКРЕБУСЬ
 
сижу и ненавязчиво скребусь
из замечательной коробки
обувной
 
идут за мной
их неуверенная поступь
их голоса, их мысли, их покой
 
я им всё яростней скребусь
из замечательной своей коробки
обувной
 
но только осторожные
меня
находят
 
 
 
 
 
ПЕРЕД СНОМ
 
шепчу ей аккуратно: Гретхен
пожалуйста, отдайте нож
 
в глазах печаль
рука дрожит
не отдаёт
 
волнистый попугайчик настороженно из клетки
через раскрытое окно на злую ночь
чего-то шепчет
 
 
 
 
 
СТРЕЛЯЛИ ОДИНОЧНЫМИ
 
стреляли одиночными... прицельно... чтоб наверняка
 
бегу
 
снег к телу жмётся
дыханьем грею, ведь когда ему ещё придётся
смеюсь и кашляю
 
упал
 
 
 
 
 
ИДЁМ НА «МЭРИ РОУЗ» С АДМИРАЛОМ КЭРЬЮ
 
идём на «Мэри Роуз» с адмиралом Кэрью
уж ночь
и наши настороженные тени
допив глинтвейн, стремятся прочь
но мы их
чутко
держим
 
 
 
 
 
Я НИЧЕГО НЕ ВИЖУ СКВОЗЬ ЯНТАРНЫЙ СНЕГ
 
я ничего не вижу сквозь янтарный снег
и что это в конце концов за цвет
такой
 
я вынимаю девятьсот одиннадцатый кольт
который поименно знает всех
 
 
 
 
 
НЬЮ-ЙОРК
 
а мыши все теснее жались
 
сгребаю
 
ржем
 
Нью-Йорк. Центральный парк. Ноябрь.
 
 
 
 
 
МЕНЯ ЗДЕСЬ НЕТ
 
меня здесь нет
я сверху
где второй этаж
левее от подъездного навязчивого с сердцем
при четырех крылах
зверька
 
я в зимних тапках
у морозного
окна
 
я слеп
 
 
 
 
 
ДАЛЕКИЙ ВЕТЕР
 
далекий ветер
запах
не одеколона...
 
смотрю на стерхов
тех, что справа...
стонут
 
я поднимаю меч на тех, что слева...
 
они готовы
улыбаются
молчат
 
 
 
 
 
НА ТЕМЗЕ
 
Сижу.
 
И пью.
 
Биг-Бен...
 
Считаю.
 
 
 
 
 
СОБАКА БЕЛЫМИ ЗРАЧКАМИ
 
собака белыми зрачками
глядит
 
срываю
еще крепкий лист
 
от края
и до края
 
 
 
 
 
ДВЕНАДЦАТЬ ЛУН
 
и все двенадцать лун
спешат ко мне на праздник
им мало неба... добавляю, чтобы до поры им не встречаться
 
есть еще время... заношу колун
 
 
 
 
АНТВЕРПЕН ВСТРЕТИЛ ПРОЛИВНЫМ ДОЖДЕМ
 
Антверпен встретил проливным дождем...
по Фландрии бреду
вдоль Шельды
 
растаяли в кармане карамельки...
 
я не умру