По краю тишины

 
 
 
 
 
 
 
 
 
«Учись у них...»
 
 
 
1.
 
 
К стволу припав, колени обхватив,
Я позабуду обо всём на свете.
В горизонталь поднимет ветви ветер,
Зелёный парус насвистит мотив.
Я поплыву по солнечной волне –
Когда-то уходила по солёной –
Свободной, безмятежною влюблённой,
А нынче столько тайн открыто мне!                      
Я стану слушать дерева рассказ –
Подземную, прикорневую сагу
О том, как трудно добывают влагу
Зелёным листьям, радующим глаз,
О ветрености их коротких дней,
О вальсах под луной и птичьем пенье,
О тайном наваждении ветвей
Объять любого благостною тенью,
О том, что не бунтуя, не скорбя,
Они впадут в полёт самозабвенно
Над всем, что отпылало, отзвенело...
Учитель мой, благодарю тебя!
 
 
                   
 
 
2.
 
Ах, это быль иль небыль –
Замри, смотри, внемли,
Как пробивает стебель
Могильный мрак земли!
И жаворонок вьётся
Над самой кромкой тьмы,
И плавятся на солнце
Сокровища зимы.
И суетны, напрасны
Дуэли – прав-не прав:
Повсюду мастер-классы
Деревьев, птиц, и трав.
 
 
 
 
           3.
 
                                                 Кто погружен в отделку
                                                  Кленового листа...
                                                               Б. Пастернак
 
 
 
В просветах пёстрых крон –небесный парашют –
Закинем головы в благословенной лени.
Кто б ни был ты – король, бродяга, шут –
Нам всем знакомы белые ступени
В густую синеву, в заоблачную высь –
Туда, где тихий свет и обретенье смысла...
Смотри, материки висят на коромысле
Весёлой радуги. Мгновенье жизни, длись!
Я не успел постичь – кто строит струны лир?
Кто в краски погружал сиреневые кисти?
 Зачем изрезал так небесный ювелир
Янтарь и малахит больших кленовых листьев?
                                                                
             
 
                         
       
                        4.
A мне легко над суетной тщетой
Подняться сквозь зелёную лазейку
Туда, где тишина, безоблачный покой,
И мир внизу – цветною бумазейкой.
Легко услышать стон и взрыв зерна,
Ушедшего в грядущее цветенье.
Кипит, гудит подземная война
За дивный свет надземного мгновенья.
Здесь всхлипы роз, зарёванных с утра,
Кaденции полётов стрекозиных
И колокол зелёного шатра
По убиенным травам, неповинным.
Ах, эти голоса – печаль, призыв, упрёк?!
Я здесь сама – нечаянная гостья –
Всё тщусь вложить в размерность строгих строк
Мольбу безмолвного многоголосья...
         
         
                 
                       
 
5.
 
Бесконечная тайнопись листьев,
Буквы бликов и строки дождей
Обнажают наличие истин,
Потаённых от взоров людей.
Нам неведом язык листопада,
Незнаком алфавит облаков,
Звёздной вязью ночная громада
Опечатала тайны веков.
Мы Фортуны земной партитуры
Не читаем с пюпитров травы –
До финала от увертюры
Все в плену суеты и молвы,
А кузнечик-солист упоённо,
И с любого листа наугад,
Темы судеб и нощно, и дённо
Нам играет с оркестром цикад.
 
       
  
                                      
 
6.
 
Шёпот, шелест листвы да на гребне волны
Шепелявую пену шипучую
Слышать в теме «Травы» партитур «Тишины»
Мне дозволено волею случая –
Догадаться о чём говорят семена,
Свой полёт завершившие странницы,
И легко различить серебро-стремена,
Несравненной, таинственной всадницы…
Лето мчится на крыльях весёлых стрекоз –
На тончайших, витражных и радужных…
И ответом на ваш затаённый вопрос –
Муравей со своею поклажею.
 
 
 
 
 
7.
 
А дерево в зелёные магниты
Уловит взгляд, бездомный, беспризорный,
Упрямый лоб заставит запрокинуть,
А там душа за облачной наживкой,
Потянется, теряя слепок формы,
И голоса обманчивые путы,
Ведомая блесной из блеска солнца,
Начнёт вплывать в сачок бескрайний неба,
Лелеемая бережной Рукою.
 
 
 
 
 
 
Из последних сновидений
 
 
1.
 
По лавандовому полю
В жёлтом сарафане,
То-то радость, из неволи
Шла под гулы с колоколен
В солнечном фонтане.
Лето ластилось, стелилось
Стёжками, тропою.
Отчего, скажи на милость,
Собралась, заторопилась
Следом за судьбою.
И какой такой звоночек –
Вздох из поднебесья,
Вдруг открыл тебе средь ночи
Коды тайные межстрочий
Бессловесной песни.
Рассыпал февраль брильянты,
Заметал дорогу.
Ветер в стёкла – тремоландо,
Но уже цвела лаванда
Прямо у порога.
Сон давнишний, вещий сбылся:
Ты в цветочной пене
Шла-летела... Август длился...
Горизонт остановился...
Исчезали тени...
 
 
 
 
 
 
2. Маскарад
 
 
И снова примавера,
И верба, и восторг,
И зыбкая химера
Загадки между строк!
Воздушного потока
Весёлый произвол,
И облаков барокко,
И волны баркарол,
И к нам летит на праздник
Из дальних далей принц –
Он чародей, проказник:
С воронками глазниц
На нём белеет маска,
И вьётся чёрный плащ...
Сюжет летит к развязке...
Так вот в чём тайна сказки...
Не плачь, мой друг... Не плачь!
 
 
 
 
 
 
 3. Сны сосны
 
 
                               Но жизнь, как тишина
                                         Осенняя, - подробна.
 
                                                      Б.Пастернак
 
 
Осень, ясень, дождь в горсти,
Тишины подробности...
Время – вечным травести,
Облачные области.
Корабельная сосна –
Время – колыбельною –
Пробудится ото сна
Мачтой корабельною.
Не в огонь, не на гробы,
А в моря туманные,
Чтоб не знать иной судьбы
Душам моремановым,
Отрубившим якоря
Верности, терпения,
И ушедшим по морям
В лунное кипение.
Чтоб неверная жена
Не встречала в гавани,
Обернула их волна
Всех зелёным саваном.
Им теперь прибой – разбой,
Паруса – тряпицею.
Надвигаются грозой
Тёмные, безлицые
Вдоль огней сторожевых
Мертвенными бликами –
Устрашением живых
Поимённым кликаньем.
Вновь из сна вернись, сосна,
Тяжкого, осеннего!
Пробуждение от сна –
Праздник воскресения:
Снова – выкормыш корней
И звезде – подсвечником,
Той, что в синь земных морей
Свет из моря млечного
Проливает, и летит
Весть о славе, доблести...
Осень. Дождь. Не спит пиит...
Тишины подробности...
 
 
 
 
 
4.   
 
 
            Шутил:
            "Канатная плясунья!                                             
             Как ты до мая доживешь?"
 
                       Анна Ахматова
 
 
 
Эта снежная метель-карусель –
Вкруг фонарного столба вензеля,
Замять, заверть – князь Февраль-волостель...
Под санями скрип да хруст хрусталя.
То-то радость изумруды толочь,
Гнать в метели вороного коня!
В эту стужею звенящую ночь
Мне пора.. Но ты забудь про меня:
Променяй да обмани, оброни
По дороге в облака ли, снега...
В эти стужею звенящие дни
Мне б сидеть - перебирать жемчуга:
Белый, розовый да свет-голубой...
Чёрный, аспидный – забыть-позабыть
Геликоны, тубы, горький гобой...
Мне бы скрипочку – до мая дожить –
До жонкилевых бутонов и роз,
До початков гиацинтовых... Ах,
Аметист сирени в россыпи рос,
Облака – в полнеба крылья вразмах...
Я ещё не дописала сюжет –
Двадцать две страницы, может быть три.
Знак сомнения для каждого «нет!»
Я придумала бы... Ах, мне бы скри...
 
 
 
 
 
5. Хрусталь-бубенец
 
 
 
                   На полярных морях
                   и на южных...
 
                                 Н.Гумилёв
 
 
Льдинка в колодце памяти –
Чистый аквамарин!
Солнце дробится, плавится:
Грани разбитых льдин –
Взорванное разноцветье
Радует, ранит глаз...
Сон. Былое столетие.
Палуба. Левый галс.
Лютою алебардою
Пахарь льда в серебро
Вечности глыбой падает –
Лёд встаёт на ребро...
Бездна открылась страшная –
Жаждет, кипит, ревёт.
Жутко тебе, отважная?
Лучше смотри вперёд.
И не бросай чудовищу
Даже мгновенный взгляд:
Станешь его сокровищем –
Не возвратит назад.
Мы, мореманы, – пленники
Грозных его глубин,
Все, как один, изменники
Жёнам своим земным.
И над волнами пенными,
Срок придёт умереть,
Станем огнями Эльма мы
На парусах гореть...
Что же ты затуманилась,
Смотришь чужим птенцом?
Все мы пьяны дурманами:
За хрусталь-бубенцом –
(Звон ледяной, чуть слышимый),
Мы летим, как во сне,
Мимо июней вишенных,
Мимо свечи в окне...
Взорванных льдин бессмертие...
Мрамор ледовых трасс.
Льдинка-хрусталь в предсердии...
Палуба. Левый галс...
 
 
 
 
 
6. Вольница
 
 
ВОроны ночи да ворот судьбы,
Звёздами пОлны колодцы.
Лунные тени в час ворожбы,
Солнца восход в колокольцах.
В розовых кольцах пальцы травы –
Россыпи солнца на росах.
Ах, не сберечь, не сносить головы
Вечным поэтам, матросам.
Вольница – волны зелёных морей
И кантилены* эфира,
Мастер-мистраль – менестрель кораблей...
Звёзды, дороги да лира.
Женщина – вспышкой, мгновеньем, мечтой...
Песней в честь дамы прекрасной...
Выверен курс и звездой, и судьбой –
Злой, дерзновенной, опасной.
Время размоет певцов голоса,
Перетасует колоду –
Вновь по бордюру морей паруса,
Гибельной пОлны свободы.
 
 
* широкая, свободно льющаяся напевная музыка
как вокальная, так и инструментальная. 
 
 
 
 
 
7.
 
Час полуночный, жасминовый.
В сад распахнуто окно.
Своего не слышу имени
На губах твоих. Оно –
Задыханием, касанием,
Сном тревожным: берегись!
То ли Каина раскаяньем,
То ли клятвой на всю жизнь
Окликаешь... Тише! Тише ты...
Мойры, море, глубина...
По волне бездонной вышиты
Нынче наши имена...
Зачастил... Жасмином, ландышем...
Ты ко мне или за мной?
Имя – блик на строфах, клавишах –
Лунный, жёлтый, голубой...
 
 
 
 
 
8. Сверху
 
 
Света щепотью сыта,   
Синей волной да зелёной.
С лёгкостью данделиона*
Над парапетом моста
Светлой мистраля струёй
Нежимой стать и хранимой,
Как под крылом Серафима,
Просто звучащей струной:
Звуком, минувшим гортань,
Горла кровавое русло,
Слова – не зелье, а сусло,
 – Светом реки Потудань...
Осень – цветной палантин
Сверху – роскошным покровом,
Чёрным разорванный словом,
В россыпи красных рябин...
 
________
 *одуванчик
 
 
 
 
 
9.
 
Озябших роз коралловый колор.
И долгий пируэт листвы осенней,
Но тихой сапой карлики мгновений
Разбередят тревог невнятный хор.
Лимоном, медью высвеченный лес
И алый всплеск – рябиновый, кленовый
Залогом, обещаньем темы новой
Летит в разверстое окно небес.
И в тайну сновиденья сведены,
Уходят обретенья и потери,
И я, не находя заветной двери,
Давно иду по краю тишины...