Комментарий | 1

Фрагменты дневников первых колонистов Марса

 
 
 
 
 
 
 
***
… прочтите наши кости осторожно
буравя их земным железным взглядом
листая вместе с ними наши дни
вглядитесь в кости в них запечатлён
рисунок горизонта свет и тени
объятия сжимая ледяные
ласкали нас поили молоком
прозрачных здешних сумерек и мы
не требовали кладбища, могилы
банальных текстов бытия земного
игрушечного брошенного нами
тела мы оставляли там где смерть
входила в них телами рисовали
Ничто и слишком близкий горизонт
склонялся пел песками завершая
картину превращая нас в себя…
 
 
 
 
 
 
***
… смерть входит в ещё живое тело
отбросив земные привычки
 не на правах карателя а на правах учителя
по мере вхожденья затачивая слух
им режет слова на части
и в каждом воскресает
день и ночь тепло и холод
они совсем другие
чем те к которым привыкло сердце
по мостику холода ещё можно выйти
и вновь погрузиться в странное
вяжущее вещество жизни
под хрупким небом которое разлетается
на мелкие осколки-звёзды при первом же взгляде
в осколках неба живёт слово тепло
и оно угасает вместе со взглядом
ночь склоняется впитывая и растворяя в себе
случайное называвшее себя мною
пропуская через свои поры настоящий
свет робко стекавший по капле
и вот теперь обрушившийся ливнем
здесь нет небытия жизнь растекается
продолжая во мне горизонт…
 
 
 
 
 
… воспоминания о Земле
 
 
1.
… Вера не живёт в доверии,
ни в басне, ни в слове она не живёт.
Вера бездомна.
Глаза – веры порывы,
обвеяли
гору Мориа – эту мясную лавку,
где  рубится мясо и продаётся
за баснословную цену.
Во мне есть тёмный промежуток, -
убежище Бога.
Когда Бог покидает его,
в нём поселяются трупы
меня подражаний живого,
чтобы на охоту
за снами и явью взлетать,
тяжёлыми крыльями-вéками
хлопая…
 
2.
… На кладбище – сын и отец,
почти старик и старик.
Пропасть свежевырытая между ними это почти.
Почти время.
Взгляд отца летит, возвращается
паря над рядами могил, читая
их однообразные строки.
«Место себе выбирает», -
догадка змеёй ползёт сквозь сына.
«Без сомнения», - жалит,
растворяется в сером веществе неба,
в извилинах вечных туч,
оставляя  ноющую рану.
Эта рана в сыне и есть место,
которое отец себе выбирает,
течёт в  неё змеиным ядом.
Обходят кладбище отец и сын,
терпеливо переступают через зеркала могил,
снизу и сверху в них  небо смотрит,
текут отец с сыном -
слова  одной строкой
неразделимой …
 
 
 
 
 
 
***
… сначала язык лепил слова из крупинок пыли
мы выплёвывали их и  ранили друг друга
слова же  беспомощны бездомны как люди были
слонялись от боли к боли от испуга к испугу
 
явь истекала щедростью в беспощадном мире
чужой мир всегда щедр  и дарит смысл родному
который всего лишь точка в душе в небе в тире
тень спусти курок подвинь меня ближе к дому
 
потом сплетали слова из волокон света
тонких случайных   слова  летали повсюду
стало легко молчать но здешнее бабье лето
уже на исходе воют валуны-будды
 
нечто о нирване ветер потрошит песни
привезенные нами крошит их нелепо
на голоса мелодии звуки но всё-таки если
попытаться спеть их то  получится слепок
 
песни  её смертная маска…(Обрывается запись.
Но вот ещё фрагменты раненной фразы):
… боясь оглянуться  уходим в сны о себе вгрызаясь
в вечность в её породу ищем тайные  лазы…
 
 
 
 
 
***
… вернуться нельзя никогда ни в одно из сплетений
нас  и самое страшное знаешь где  между нами
ада нет даже ада нет небо  старше света и тени
вмёрзли в  небо созвездия
звёздные дети
их сжигает  наших взглядов жадное пламя…

Паша,  у тебя вырисовывается

Паша,  у тебя вырисовывается ни на кого не похожий свой слог и взгляд на мир. Прими мои поздравления!
 

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS