Комментарий |

Подарок

рождественский рассказ

Сыну Михаилу

-1-

Мишка натягивает на голову мою старую купальную шапочку – это его
шлем. Затем надевает две, связанные проволокой, картонки – это
латы. В правую руку берёт игрушечный пластмассовый топор, а
в левую меч.

– Сражайся! – командует мне сын и принимает смешную позу, то ли
увиденную в фильмах с Джеки Чаном, то ли выдуманную самим.

Я делаю страшное лицо и бью своим мечом по мишкиному. Сын
отпрыгивает назад, а потом с радостным визгом атакует меня. Теперь
защищаюсь я. Намеренно сильно бью по мечу – чтобы слышался звук
удара. Мишка мне охотно подыгрывает, у него цель не
заколоть меня, а именно посражаться.

Кот, до этого сидевший на стуле, спрыгивает на пол и торопливо
ускользает в другую комнату.

Мы с Мишкой кружим по комнате. Я несколько раз легонько тыкаю его
своим мечом в прореху между латами или плашмя легонько шлепаю
по попе, но он не обращает на это внимания, а только визжит
от радости и ответно пытается меня уколоть, но я умело
уворачиваюсь. Тогда Мишка вспоминает про свой излюбленный приём –
быстро приседает и «рубит» меня мечом по ногам. Я пытаюсь
отбиться, но не успеваю.

– Все папа, я ранил тебя. Падай! – командует сын.

Я охаю, роняю меч и картинно сползаю на ковер. Разбрасываю руки и
закрываю глаза – умер. Такой расклад Мишку не устраивает.
Начинается вторая часть нашей игры.

– Давай, папа, как будто я тебя полечил, и ты снова стал сражаться!

– Лечи! – соглашаюсь я.

Мишка откладывает оружие и роется в ящике с игрушками – ищет, чем бы
меня полечить. Я тихонько за ним подсматриваю сквозь
неплотно прикрытые веки. Мишка находит пластмассовый бутылёк
из-под витаминок и старую облезлую кисточку для рисования.
Садится рядом, шерудит в пустом бутыльке кисточкой, а потом
старательно мажет невидимым лекарством мои колени. Я не шевелюсь.
Тогда Мишка дополняет докторские манипуляции испытанной
словесной магией:

– Всё, папа, – как будто ты ожил! Вставай!

Мишка бросает кисточку, хватает меч и вновь принимает оборонительную
стойку. Я послушно оживаю, и мы снова сражаемся. Я позволяю
Мишке атаковать. Чтобы разнообразить сражение, отступаю из
комнаты в коридор, а потом и в другую комнату, куда раньше
сбежал Феликс. Кот с секунду таращится на меня, а потом
ныряет за диван.

В разгар сражения слышен гром железной двери в прихожей.

– Мама пришла, – бросаю я Мишке.

– Мама? – на секунду замирает Мишка, а потом бежит в прихожую.

Оксана ставит на пол пакеты с продуктами. Стряхивает с одежды не
успевшие растаять снежинки. От нее веет холодом и свежестью. На
улице мороз.

– Неси на кухню, помогай! – киваю я Мишке на пакеты.

Мишка хватает в свободную руку пакет и волоком тащит его на кухню. Я
иду следом.

– Вытаскивай! – продолжаю командовать я, – Что там мама купила?

Мишка бросает на пол меч и лезет в пакет. Я стягиваю с сына шапку.
Под резиной волосы у Мишки совсем мокрые. Мишка достаёт из
пакета брикетик масла и кладет на стол.

– Масло, – комментирует Мишка и добавляет, – Я люблю масло!

– Творог, – продолжает озвучивать сын.

Но под творогом лежит самое интересное – сладкие творожные сырки.

– Творожок! – радостно восклицает Мишка и показывает мне упаковочку
с котом Матроскиным.

– Мама, можно я съем творожок? – кричит Мишка Оксане, которая уже
разделась и моет руки в ванной.

– Нет! Сначала суп! Потом творожок! – строго откликается Оксана.

-2-

По залу летают звуки модной песни про капли абсента и, смешиваясь с
людским гомоном, невидимым конденсатом оседают на
тренажёрах, кроссовках и человеческих головах. Мы в «Спортмастере» –
выбираем Мишке куртку. Рекламой обещаны громадные скидки, и
потому мы здесь.

Мишка носится между рядами с одеждой – для него это весёлый
разноцветный лабиринт, где можно спрятаться и найти новые ходы.

Оксана перебирает куртки, иногда подзывает Мишку, чтобы примерить, а
затем меня, чтобы выяснить и мой вкус.

Мишке нравится всё, а нас, родителей не устраивает то цвет, то
фасон, то материал. Вроде и ассортимент большой, а стоящих вещей
немного.

Мишка примеряет очередную куртку, но сильно вертится – ему не
терпится убежать обратно в свой лабиринт. Оксана нервничает –
никак не может застегнуть замок. Я изнемогаю от духоты.

– Как тебе эта? – спрашивает меня Оксана, наконец, застегнув замок и
оправив куртку на Мишке.

– Вроде ничего, – отвечаю я, – Только, кажется, большевата немного.
Может ещё в «Банане-Маме» посмотрим?

– Да, надо туда заглянуть, – соглашается Оксана и освобождает Мишку
из курточных оков, – Всё! Беги!

Мишка ловко выскальзывает из куртки и устремляется в сторону
спортивных тренажёров. Оксана с сожалением возвращает куртку на
вешалку. Ей хочется что-то поскорее купить и закрыть тему
отсутствия весенней одежды.

Мы идём к выходу. Мишка послушно плетётся рядом, заглядывается на
велосипеды, беговые дорожки, штанги… Но вдруг замирает и тычет
пальцем в одну из полок.

– Папа-папа, смотри!

Я прослеживаю невидимую линию от его пальца и натыкаюсь на витрины с
велосипедными шлемами.

– Папа, купи мне шлем!

Настоящий велосипедный шлем для игрушечных сабельных сражений за
полторы тысячи рублей? Нет, только не это!

– Я сделаю тебе дома другой шлем, – заговариваю я Мишке зубы, и
действительно уже прикидываю в уме, как я склею ему шлем из
картона.

– Я не хочу другой, я хочу этот!

– Этот дорого стоит, у меня нет столько денег, – отбиваюсь я.

– У меня есть! – восклицает Мишка, лезет в карман и протягивает мне
на ладошке несколько десятиков.

– Твоих тоже не хватит, – огорчаю я Мишку, и, не давая опомниться,
добавляю, – Пойдём, я покажу тебе настоящие мечи! Помнишь, я
тебе обещал?

– А где они? – оглядывается Мишка, уже забыв о шлеме.

– Пойдём, пойдём! – отзываю я Мишку от намагниченной витрины, – А то
маму потеряем…

-3-

Мы спускаемся по лестнице торгового центра на уровень вниз. Проходим
несколько бутиков с бледнокожими манекенами и
притормаживаем около сувенирного салона. Здесь в стеклянных витринах
расставлены бронзовые статуэтки, декоративные глобусы «под
старину», фляжки с навороченными гербами…

– Я пока пойду в «Банана-Маму», – сообщает Оксана, – Догоните.

Я киваю, а Мишка уже тянет меня за руку внутрь магического салона.
Вдоль стен – стеклянные витрины с мелкими безделушками, в
углу – рыцарская фигура с алебардой. В центре зала – витрины с
оружием.

У меня разбегаются глаза от всего этого сабельно-пистолетного
изобилия. Даже не представляю, что сейчас может чувствовать Мишка.
Я продолжаю держать его за руку, а он тихонько льнёт ко
мне. Наверное, блеск парадных витрин, заставляет его вести себя
здесь по-особенному – ведь здесь всё серьёзно – хоть и
декоративное, но на первый взгляд самое настоящее оружие – не
какие-то там плюшевые зверушки!

Мы начинаем обход стоек с оружием. Моё внимание, как и мишкино,
сразу приковывают мечи и сабли. Надписи на некоторых табличках
довольно нелепы – кинжал Наполеона и меч Юлия Цезаря
соседствуют здесь с мечами Зены, Конана Варвара и Стражника Ада.
Даже меч «Эскалибур» тут есть, и стоит всего ничего для такого
легендарного оружия – семь тысяч двести рублей…

Задерживаюсь у меча Александра Невского. Вспоминаю своё детство.
Когда-то я мечтал о простой пластмассовой сабле. Понимаю,
какими глазами сейчас смотрит Мишка на весь этот арсенал.

«Александр Невский» был одним из любимых фильмов моего детства.
Помню, после очередного телепоказа ребята нашего квартала стали
массированно вооружаться – строгали мечи из штакетника,
делали щиты из кусков ДВП и малевали на них чёрные немецкие
кресты. А потом в хоккейной коробке произошло настоящее ледовое
побоище…

– Папа, купи мне вот этот меч! – Мишка тычет пальцем в витрину.

– Какой меч? – интересуюсь я из любопытства, что же приглянулось сыну.

Оказывается – кинжал Мерлина, в ножнах, за тысячу восемьсот. Мишка
ещё очень мал, и кинжал для него выглядит как меч.

Рассматриваю детали – ножны с рогатым монстром и филином, рукоятка с
закутанным в плащ Мерлином и двумя драконами…

Были бы деньги – конечно, купил бы, но с финансами пока напряжёнка,
есть и более необходимые покупки. Жаль только, что снова
придётся врать сыну…

– Эти мечи только взрослым дядям продают, – начинаю отмазываться я,
косясь на продавца, который уже готов метнуться ко мне и
всучить этот треклятый кинжал.

– Так ты себе купи, а я у тебя возьму поиграть, – легко решает эту
проблему Мишка.

– Мне тоже не продадут – тут специальное разрешение требуется.

– Это сувенирное оружие, тут никакого разрешения не требуется, –
вырастает перед нами продавец.

– Я по-ни-ма-ю, – сквозь зубы цежу я ему и киваю на Мишку, мол, что
же ты, дубина, не видишь, что я ребёнку зубы заговариваю!

– Пойдём, пистолеты посмотрим, – тяну я Мишку за руку, – Меч потом
купим, сейчас денег нет.

– А когда будут?

-4-

– Уснул! – тихо шепчет мне Оксана, на цыпочках выходя из спальни.

Сегодня мы с Мишкой катались с большой ледяной горы, которую недавно
соорудили рядом с районной ёлкой. Мишка устал и уже за едой
стал клевать носом.

Оксана уходит мыть посуду, а я достаю из кладовки несколько
картонных коробок и тащу их в комнату. Выбираю одну, поновее. Теперь
нужно придумать выкройку и правильно её вычертить, но это
совсем не проблема для выпускника архитектурного факультета.

Вырезаю получившуюся развёртку и начинаю сшивать её нитками. Двойной
слой картона плохо поддаётся прокалыванию обычной иголкой,
приходится упираться в неё стирательной резинкой, чтобы
пропихнуть.

– Что это ты тут творишь? – входит в комнату Оксана и с любопытством
всматривается в мою, ещё незаконченную конструкцию.

– Мишке шлем делаю.

– Может, его потом серебряной краской покрыть? – предлагает супруга,
– У меня в каком-то наборе была баночка…

– Можно, – соглашаюсь я.

Пока сшиваю картонку, мне вспоминается сувенирный салон в торговом
центре. Оружия там всякого было навалом, а вот шлем только
один – рыцарский, да и тот в комплекте с остальной бронёй. И
это понятно, – оружие проще и вроде бы как солиднее дарить,
чем шлем. Кинжал купил, бросил в портфель и пошёл, а для
шлема коробка требуется, упаковка… Кому они нужны, эти шлемы?
Ведь, в конце концов, врагов не шлемом повергают! Это только в
былине Добрыня Никитич бьёт Змея Горыныча «греческой
шапкой», а в действительности всё иначе. Недаром Мишка сразу на
кинжал запал, а на рыцарские доспехи даже не глянул.

Может быть когда-нибудь, когда с финансами будет получше, разорюсь и
куплю ему тот, мерлинский, кинжал, а пока – увы!

Я делаю последний стежок, завязываю на конце нитки узелок потолще, и
обрезаю её. Основная часть работы сделана!

Пока я шил, Оксана уже приготовила краску и кисточку. Я нахожу на
кухне подходящую банку, одеваю на неё шлем, старательно
покрываю его краской и оставляю сохнуть на низком детском столике.

Кот Феликс заинтригован новым предметом – подходит, поднимается на
задние лапы и, опершись о столик передними, принюхивается к
моей поделке.

– Брысь! – кричу я ему, а то измажется и будет ходить с серебряным носом.

-5-

В «Детском мире» полно народу – до нового года всего неделя, и
родители спешат купить подарки своим чадам. Я здесь с этой же
целью.

У меня нет задачи купить что-то определенное – главное, чтобы
игрушка была интересной и не сломалась на следующий день. А уж,
что это будет – конструктор, автомобиль или оружейный набор –
не так уж и важно. Мишка всё равно будет рад. Тем более, что
подарок ему будет вручать Дед Мороз. Спасибо мишкиному
крестному отцу и моему другу Марату – он решил поздравлять своих
рекламодателей в костюме Деда Мороза и к нам заедет, надо
только подарок приготовить.

Я брожу из отдела в отдел, приглядываюсь и прицениваюсь, но
большинство игрушек мне совсем не нравится, а то, что нравится,
стоит весьма прилично. Может Оксана была права, когда сказала
мне, что пока ещё Мишкины запросы не особо велики, то можно
просто купить ему какой-нибудь дешёвый меч, и сын будет
счастлив. Я воспротивился. «Как знаешь», – ответила жена, – «Если
тебе денег не жалко…»

Жалко! Но всё же хочется купить сыну на Новый год приличную вещь.
Хотя, с другой стороны, лучше уж хорошую весеннюю куртку Мишке
купить, да и мне нужны новые зимние ботинки – у старых
подошва совсем потрескалась – ремонту не подлежит! Пока хожу в
осенних туфлях, благо, что погода чуть ниже нуля, но, если
нужный автобус чуть-чуть задерживается, то пальцы уже
замерзают. А ещё вся зима впереди!

Я окидываю прощальным взглядом витрины, переполненные разноцветной
пластмассой, и иду к выходу, – этой китайской «роскоши» и в
нашем местном «Карлсоне» хватает, да к тому же дешевле в два
раза!

Холодный автобус везёт меня домой с пустыми руками. На сердце тоже
как-то пусто и грустно. От того, что не смогу порадовать сына
по-настоящему. Водитель объявляет остановки, следующая –
«Торговый квартал». Где-то там, в одном из залов
бетонно-стеклянного лабиринта лежит кинжал Мерлина, что так понравился
моему сыну, но который я ему никогда не куплю…

-6-

Я еле успеваю закрыть дверь за Маратом, который в образе Деда Мороза
приходил вручить Мишке подарки, как сын уже кричит мне из
комнаты:

– Папа! Давай посражаемся!

Только что подаренный набор китайского вооружения – меч, щит, лук со
стрелами – уже извлечён Мишкой из упаковки, так ему не
терпится испытать новинки в бою.

– Давай! – откликаюсь я и вынимаю из оружейной коробки свою любимую саблю.

– Только помоги мне сначала плащ одеть, – просит сын.

Я помогаю ему облачиться в красную тряпочку-плащ – одеяние какого-то
неизвестного мне супергероя вместе с роботоподобной маской
и обтягивающим комбинезоном привезённое сестрой Оксаны из
Москвы. Сделанный мной шлем сын одевает самостоятельно. На
мишкиной голове шлем держится хорошо, хотя иногда всё же
съезжает набок, но это только мне видно, со стороны. В правой руке
у Мишки меч, в левой щит – всё как положено!

Я нападаю первым, сразу несколько раз бью Мишку по щиту – чтобы не
расслаблялся. Затем делаю паузу, чтобы и сын тоже мог меня
атаковать. Он не теряется, наступает и, что есть силы, колотит
мечом по моей сабле. Но вдруг клинок мишкиного меча
отлетает к стене, а в руке сына остаётся лишь бесполезная рукоятка…

Я поднимаю клинок с остатками гарды и осматриваю. Оказывается, ручка
меча просто отломилась от клинка. Пластмасса очень уж
хрупкая. Отремонтировать уже вряд ли получится, если только
клинок попытаться к другой ручке привинтить... Но, есть ли смысл
портить один меч ради другого?

Поворачиваюсь к Мишке, чтобы его ободрить, а он уже весь в слезах.

– Ничего, – пытаюсь я его успокоить, – Завтра другой меч купим! Сам выберешь!

– Я не хочу другой, я хочу этот! – плачет Мишка.

– Этот я сейчас налажу…

– Не наладишь! Он сломался!!! – не унимается Мишка.

– Видишь, какой ты сильный – Даже мечи ломаются от твоих ударов! –
пытаюсь я перевести разговор в другое русло, – И, кстати, у
нас с тобой ещё лук остался...

-7-

– Ты уже слышал новость? – останавливает меня в коридоре менеджер Ирина.

– Что за новость? – интересуюсь я.

– Сергей Валерьевич увольняется.

– Серьёзно, что ли?

У меня глаза лезут на лоб от удивления. Я просто ошарашен. В голове
моей мигом проносится куча всяческих мыслей, но одна
приостанавливается. Я произношу её вслух:

– Кто же вместо него будет? Уже известно?

– Ничего не знаю про это. Сам понимаешь, найти толкового директора
по рекламе в нашем городе совсем не просто.

– Да, это точно, откуда им взяться толковым? – соглашаюсь я и впадаю
в растерянную задумчивость.

Ирина сердито обводит меня взглядом, шумно вздыхает и, уже
повернувшись, чтобы уйти, бросает через плечо:

– Кстати, с Рождеством тебя!

– Да… И тебя с Рождеством! – запоздало отзываюсь я.

Ирина скрывается за дверью менеджерского кабинета, а я остаюсь в
коридоре один на один со своими мыслями.

Жаль, что Сергей Валерьевич нас покидает. Хотя, понимаю, трудно ему
в нашем болотистом издательском доме с его огромной
надстройкой из всевозможных начальников – президент, его замы,
генеральный директор, главный редактор… И всю эту верхушку надо
кормить и желательно посытнее. Поэтому у всех этих
нахлебников всегда один и тот же вопрос к моему непосредственному
начальнику – почему рекламная служба так плохо работает?
Работаем-то мы хорошо, просто вас чересчур много…

На лестнице слышится звук шагов, и я понимаю, что слишком надолго
завис посреди коридора. Прохожу чуть вперёд и останавливаюсь
около двери с табличкой «Директор рекламной службы».
Осторожно стучусь и, не дожидаясь ответа, заглядываю в кабинет.

– Можно?

Сергей Валерьевич стоит у стола перед стопкой папок и внимательно
изучает содержимое верхней.

– Заходи-заходи! – бодро кивает мне Сергей Валерьевич и протягивает
руку для пожатия. – Привет!

– Привет! – невесело откликаюсь я, шагая навстречу, и плотно
прикрываю за собой дверь. – Говорят, ты увольняешься?

– Да, Серёга, пришло время! Не хотел вас раньше времени
информировать, перед Новым годом заявление написал.

– И, куда теперь? – интересуюсь я, осматривая кабинет, в котором
теперь царит беспорядок – сразу видно, что человек отсюда
съезжает.

– Теперь в столицу, – отзывается Сергей Валерьевич и, ухватив стопку
папок, засовывает их обратно в шкаф.

– А чем в столице заниматься будешь? – продолжаю я свой «допрос».

– Тем же самым – рекламой. Однокурсник у меня там, уже года три
работает. Давно меня зазывал, и вот, наконец, я созрел.

Сергей чуть выдвигает из шкафа одну из многочисленных коробок.
Внутри наши сувенирные футболки с логотипом компании и кружки с
«Твойдодыром» – прикольным рекламным персонажем
юмористической газеты, которую мы уже давно не издаём. Я узнаю их с
первого взгляда – сам разрабатывал эскизы для этих вещей.

– Сувениры нужны? Забирай! – кивает Сергей на кружки и футболки.

– Нет, спасибо, и так барахла хватает.

– Ладно, оставим всё это «барахло» моему наследнику – пусть разбирается!

Сергей возвращает коробку на место, выдвигает другую. Она тяжелая,
держать ее на весу неудобно и Сергей ставит коробку на стул.

– Так, а тут у нас что? – говорит он сам себе, извлекая на свет
спортивный кубок.

– Кажется, это пару лет назад нам за волейбол дали, – отвечаю я.

– Точно! – кивает Сергей Валерьевич и ставит кубок на стол. – А это
мне подарили на десятилетний юбилей еженедельника, –
комментирует Сергей и достаёт из коробки сувенирный кинжал –
точь-в-точь, как тот, что понравился Мишке в торговом центре.

Явление кинжала, о котором я так часто думал в последнее время, в
первую секунду я воспринимаю, как должное, и лишь мгновенье
спустя соображаю, что эта материализация кинжала перед моим
носом не случайна.

– Нравится? Забирай! Дарю на память! – реагирует на мой
красноречивый взгляд Сергей Валерьевич и суёт кинжал мне в руки. –
Пацану отдашь, играть! Кстати, сколько ему уже?

– В апреле пять будет, – говорю я и торопливо добавляю, – Спасибо!

-8-

Поднимаюсь по ступенькам на свой пятый этаж и раздумываю, каким
образом вручить кинжал сыну – то ли прямо сейчас, то ли
подсунуть незаметно под ёлку, в качестве повторного подарка от Деда
Мороза?

Выбираю второй вариант. Тихонько отпираю дверь своим ключом,
проскальзываю в прихожую и ставлю пакет с кинжалом в сторонку – как
будто он тут давно стоит… А Мишка уже тут как тут!

– Привет! – говорю я ему, – Чем занимаешься?

– Играю в конструктор, – отвечает Мишка и тут же, как выстреливает,
– А ты купил мне новый меч?

На пару секунд я теряюсь – есть ли смысл прятать кинжал под ёлкой?
Ведь дорога ложка к обеду!

– Купил! – вру я.

– Ура!

Мишка подпрыгивает от радости и, окинув меня взглядом, замечает пакет.

– Вынимай, – я придвигаю пакет ближе к сыну и начинаю раздеваться.

Мишка вытряхивает из пакета газетный свёрток, разворачивает его и
замирает от неожиданности.

– Папа, ты купил мне тот самый меч! Тот, который я давно хотел!

– Ну, мы же вместе его смотрели… Я помню…

Я присаживаюсь на корточки и заглядываю в счастливые глаза сына.

– Спасибо, папа! – Мишка обнимает меня за шею.

«Спасибо…» – мысленно повторяю я и не знаю, кому адресовать эту
благодарность – то ли своему бывшему директору, то ли далёкому
безвестному дарителю, то ли кому-то более всемогущему – тому,
кто иногда всё же исполняет наши сокровенные желания…

Последние публикации: 
Вкус детства (18/10/2010)
Телограммы (19/10/2008)
Детский сад (26/09/2007)
Причастие (27/05/2007)
Катализатор (15/01/2007)
Среда обитания (15/11/2006)
36 и 6 (08/11/2006)
Секс-бомба (31/10/2006)
Радимир (29/03/2006)

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS