Комментарий |

Какими мы стали

Мир давно уже держится на трех слонах — интернет, телефон, телевизор.

По крайней мере, тот мир, который я могу назвать моим.

Cкукожившийся, окуклившийся, закостеневший, реальность уже отнюдь
не молодого человека, давно расставшегося с иллюзиями того, что
выспренно именуют молодостью, и уныло плетущегося вот уже больше
десятка лет к тому, что именуют то темной зоной, то просто — гранью
запредельного.

А упомянутые три слоника помогают коротать оставшиеся километродни,
потому как каждый из них отвечает за свой участок пресловутой
реальности, и нет разницы, внешней ли, внутренней, точнее, мне
так проще — опираться на этих зверюг в своих, пока еще земных,
странствиях.

Телевизор — это снотворное. Нечего жрать всякую химию, или накачиваться
алкоголем. Щелкаешь пультом, бездумно перепрыгиваешь с канала
на канал, краешком (странная, если вдуматься, идиома) глаза отсматриваешь
новости, катастрофы, президенты, футбол, светская хроника, где-то
внутри черепной коробки, в каком-то из тех центров мозга, что
отвечают за зрительное восприятие, начинается странная цветная
мельтешня, глаза уже готовы закрыться, но палец невольно нажимает
на пульте очередную кнопку, и ты уже опять пытаешься вникнуть
в скол случайно выбранной реальности, мне нравится это слово,
намного больше, чем иллюзии, хотя вся жизнь это ведь не что иное,
как балансирование на канате между первым и вторым, реальность
и иллюзии, иллюзии и действительность, круг замыкается, можно
переходить на другой канал, только вот снотворное уже подействовало,
главное — не забыть выключить телевизор…

Телефон — ведь должен я с кем-то говорить? Выполнять, что называется,
свойственную человеку коммуникативную функцию. Услышать чей-то
голос, и понять, что я еще жив. Да и не только я. Мы еще живы,
все те, кого я знал и знаю, и кто еще хоть как-то заинтересован
в моем существовании. У меня могут попросить денег взаймы, или
могу это сделать я. Мне могут рассказать анекдот, только у меня
странное чувство юмора, что называется, черное, поэтому обычные
анекдоты меня не прикалывают, я не понимаю, где надо смеяться,
а где — уже заканчивать это делать, не исключено, что чувства
юмора у меня вообще нет, но в ежедневных разговорах по телефону
с оставшимися еще приятелями это неважно, им ведь тоже надо одного
— чтобы кто-то им позвонил и они внезапно ощутили свою нужность
в этом мире, пусть даже на какие-то пару десятков минут.

Есть, конечно, и рабочие разговоры, куда без них, ведь работа
тоже есть, но благодаря интернету мне нет необходимости таскаться
ежедневно в офис, занимать там чье-то посадочное место, немолодому
уже среди юных и борзых, я могу сидеть в кабинете в одних трусах,
слева от монитора лежит мобильная трубка, справа — стационарная,
а широкополосный безлимитный интернет позволяет получать задания,
и, временами отвлекаясь на то, чтобы минут пять попялиться в окно,
быстренько настукивать на клавиатуре нужный объем знаков и отправлять
все обратно, то с одного почтового ящика, то с другого — в зависимости
от адресата.

Хотя интернет это еще и моя главная реальность, а не только способ
получения информации или некая шняга, облегчающая рабочие коммуникации.
Проще сказать, это образ жизни, компьютер выключается на те семь-восемь
часов, пока я сплю, то есть, примерно с четырех ночи и до одиннадцати-двенадцати
утра, а потом я опять ныряю с головой в сеть, и так уже с тех
самых пор, как впервые для себя уяснил всю прелесть виртуального
бытия, лишенного запахов и невзгод действительного мира.

Только вот сегодня привычный и размеренный ритм моей жизни был
нарушен. Все началось с письма, случайно залетевшего в один из
почтовых ящиков — как правило, я удаляю спам прямо с сервера,
но тут то ли что-то нашло на меня, то ли я не понял, что это спам,
но вместо «удалить» нажал на «получить».

В письма была ссылка, а рядом можно было прочитать два слова:
сайт мечтаний.

Естественно, что первой мыслью моей было — ну вот, очередная порнуха,
можно, конечно, глянуть, но где гарантия, что я не наловлю вирусов?
Последний такой любознательный заход завершился недельными страданиями,
потому как вирус попался чересчур наглый, и убить его оказалось
непросто, хотя, в конце концов, я с этим справился.

Первая мысль была и последней, дальше я уже нажимал на ссылку,
чисто рефлексорно, понимая, что делаю полную глупость, и, скорее
всего, буду жалеть, но поздно, уже совсем поздно, сейчас вирусы
воспрянут духом и атакуют новую жертву, а я буду проклинать собственную
глупость и тупость, надо было глубоко вздохнуть, посмотреть в
окно, посчитать, сколько машин проедет мимо него за минуту, столько-то
в одну сторону, столько-то в другую, потом опять глубоко вздохнуть
и нажать «delete», и ни порнухи тебе, ни вирусов!

Из глубины монитора начала всплывать надпись. Вначале ее было
трудно разобрать, но она становилась все четче и крупнее, черный
экран монитора и звездного цвета буковки, превратившиеся в те
самые два слова, что были в письме:

Сайт мечтаний.

Ни предупреждения о том, что это до восемнадцати лет, в противном
случае лучше покиньте виртуальное пространство, ни какие-то еще
пояснения и разъяснения, сайт мечтаний — и все.

Не было даже надписи «Вход».

Я тупо кликнул мышкой на центр экрана и зачем-то, совершенно машинально,
включил звук.

Послышался гул и потрескивание, так шумит эфир, так голосит небесная
сфера.

А потом раздался голос, был он чуток металлическим, как бы сгенерированным
на каком-нибудь компьютере, может быть, что и на моем.

Попытайся вспомнить свои мечты!

На экране появилась шкала. 5 лет, 10 лет, 12 лет, 16 лет… И так
до 75, видимо, тот, кто замутил всю эту развлекуху, посчитал,
что после семидесяти пяти мечтать уже не положено.

За окном внезапно потемнело, еще каких-то пять минут назад светило
солнце, а сейчас низкие, угрюмые тучи, скорее всего, что скоро
начнется первая майская гроза. Да и тополя, что хорошо видны на
противоположной стороне улицы, чуть ли не до каждого листочка,
как-то замерли, как это бывает перед сильным ненастьем, будто
в попытках накопить сил для предстоящего противостояния сильному
— а какой еще может быть во время грозы? — ветру.

Я задернул штору на окне, реальность скукожилась окончательно,
оставшись лишь в магическом квадрате монитора.

И попытался вспомнить свои мечты

Пять лет? Нет, это так давно было, что уже не существует даже
в том измерении, где мы продолжаем существовать, давно уже изменившись
и став другими. По крайней мере, мне не заглянуть так далеко в
прошлое, естественно, что о чем-то я мечтал, но это не выловить
из мрака, так что пусть там и остается.

А вот дальше…

Дальше я помню. В десять я мечтал поймать большую рыбу.

За окном громыхнуло, послышался шум дождя, потом громыхнуло снова.
Вообще-то, надо бы отключить компьютер — так, на всякий случай,
но меня увлекала эта игра с собственной памятью, да, в десять
я мечтал поймать большую рыбу, в десять впервые очутился на море,
мы ехали поездом — интересно, как давно я не ездил поездом? Да
уже добрый десяток лет, если не больше… Аэропорт, ожидание, посадка,
полет, высадка… А тогда мы ехали поездом, долгая остановка на
берегу пролива, в ожидании, пока не придет наша очередь грузиться
на паром, и возможность спуститься к морю, вот оно, совсем близко,
неизвестное, синее, манящее, укол на всю жизнь, прививка, от которой
до сих пор так и не оправился…

И чуть позже, когда паром наш поезд двигался в сторону крымского
берега, рядом вдруг возникли дельфины. Были они огромными, больше
таких я уже никогда и нигде не видел, ни в Индийском океане, ни
в Эгейском, Красном или Средиземном морях. Да и в Черном больше
мне таких не встречалось, они были странного цвета, не положенного
черно-лоснящегося, а какого-то серебристо-телесного, будто создания
иного, неземного, фантастического мира!

Гроза закончилась так же внезапно, как и началась, я раздернул
шторы, за окном опять светило солнце. В десять лет я мечтал поймать
большую рыбу, но так никогда и не поймал. По телевизору частенько
попадаются сценки с рыбной ловлей во всяких экзотических местах,
то у побережья Коста-Рики, то у берегов Африки, ловля марлина,
ловля парусника, ловля большого тунца…

Я лежу на диване и смотрю, как уже немолодые, примерно в моем
возрасте, мужчины, вываживают из глубины этих красавцев, а потом,
подведя к борту катера, отпускают восвояси, чтобы вернуться через
год, два и, кто знает, но может та же самая рыба вновь схватит
наживку, и опять начнется эта мучительная и упоительная схватка,
так и не пережитая мною ни в прошлом, ни в настоящем.

100 очков!

Потом голос приумолк, будто взяв паузу для размышления, и помолчав
так буквально несколько секунд, добавил:

О чем мечтали еще?

Я пялился в монитор, и пытался сосчитать то, о чем мечтал, и то,
что сбылось и не сбылось.

Так, мне всегда хотелось собаку. Любому мальчишке хочется собаку,
даже если он их жутко боится, как это было со мной на протяжении
многих лет жизни. Наверное, подсознательно я понимал, что находящееся
рядом четвероногое существо каким-то образом сможет принести в
мою жизнь гармонию и лишить того, с чем живет каждый из нас на
этой земле, с момента ухода и до встречи с границей запредельного
— чувства одиночества.

Понятное дело, что домашние были против, это тоже обычное дело.

И лишь уже в зрелом возрасте, когда домашние покинули меня и первыми
ушли на ту сторону, я завел себе пса, который, прожив со мной
тринадцать с половиной лет, тоже ушел вслед за ними, и чувство
это вернулось, хотя вот сейчас, сидя за компьютером и пялясь в
монитор, пытаясь выловить из глубин уже готового впасть в амнезию
мозга, то, что именуют давними мечтами, я вдруг поймал себя на
мысли, что это чувство оставило меня, насколько — не знаю, но
мир опять начал становиться гармоничным, на горизонте виднелись
холмы, а над головой было небо, полное ярких и мерцающих звезд!

После моря и собаки это всегда была главная мечта — уйти в холмы,
летним, теплым вечером, лечь на траву и смотреть в небо. Потому
как там были звезды, и они придавали жизни какой-то смысл. По
крайней мере, когда ты смотрел на них, то всегда была надежда,
что там есть кто-то еще, иначе ведь быть не может, и что когда
жизнь станет совсем уж невыносимой, то тебе придут на помощь,
нет, не жуткие пришельцы, антропоморфные, или же совсем невнятные
чужие, вызывающие лишь брезгливость и ужас, а некто, намного сильнее
и могущественнее как тебя, так и всех, живущих одновременно с
тобой.

И потом — звезд было слишком много, можно было лежать на холме,
пялится в небо, и думать, что происходит там, за все эти световые
года и парсеки, о которых ты читал то у Саймака, то у Бредбери,
то у Шекли, да много, у кого читал, только вот все они уже там,
в запределье, а звезды — интересно, когда я смотрел на них в последний
раз?

Вечером… Посмотри вечером!

Я недоуменно глянул в монитор, звезды мерцали над морем, в котором
плескалась большая рыба, а по берегу бежал пес, тот самый, что
многие годы сопровождал меня каждый день, утром и вечером, берег
переходил в холмы, я был счастлив, абсолютно, безмятежно счастлив,
будто мне опять стукнуло то ли десять, то ли двенадцать, тот божественный
мальчиковый возраст, когда ты убежден, что в жизни есть смысл,
и — более того! — он будет всегда.

Внезапно экран почернел, а потом голос, ставший визгливо-зловещим,
несколько раз подряд произнес слово

ALARM!

Звезды исчезли, как и море, как холмы и заблудившийся в них пес.
Через монитор протянулась надпись: сайт подвергается DOS-атаке.
Мне уже доводилось сталкиваться с подобным, хакеры не дремлют,
началась ковровая бомбардировка сайта мечты, пора уносить ноги!

Я выключил компьютер, и так и не включал его больше до самого
вечера.

Уже ближе к ночи, когда совсем стемнело, но небо разъяснилось,
я решил выйти на улицу. Луна была на положенном ей месте, но вот
звезд не было. Точнее, такого их количества, как тогда, когда
для меня было совершенно естественным смотреть на небо каждый
вечер, и я даже мог определять созвездия и называть их красивыми
и невесть кем данными именами…

Орион, Кассиопея, Лира…

Это так, навскидку, первое, что всплыло из мертвого моря памяти.

Видимо, за прошедшие годы они просто исчезли, их поглотил мрак,
сожрала энтропия. Или же, чтобы увидеть их вновь, надо опять посетить
сайт мечты, хотя может, это я такой урод, что не смотрел на небо
все эти годы, но ведь можно спросить, для этого надо лишь вернуться
домой и взять телефонную трубку.

Я позвонил одному приятелю, другому, я позвонил даже давнему товарищу
некогда безумной молодости, ныне преуспевающей рок-звезде, который
поведал мне о лишь вчера купленной новой машине, да о том, что
в конце неделе опять едет с женой отдыхать на Сардинию, а звезды…
Да как-то все некогда, парень, смотреть на небо, ты ведь понимаешь,
что у меня совсем нет времени!

Собственно, именно это сказали мне и все остальные — у нас нет
времени, парень, у нас просто нет времени на эти глупости!

Я положил телефонную трубку, и включил компьютер.

Мне опять хотелось погрузиться в это странное облако видений,
и вспомнить свои мечты.

Страница недоступна.

Недоступной она оставалась и утром, и вечером следующего дня,
и через неделю. Вот только меня все время не покидает ощущение,
что в один прекрасный момент я снова окажусь там, внутри звездного
облака, а потом на берегу моря, и все повторится, плеск большой
рыбы, бегущий по направлению к холмам пес, а потом вдруг я увижу,
как откуда-то из центра небосвода, из сияющего рукава Млечного
Пути, вдруг начнут сыпаться к земле точки, и это будет совсем
не какой-нибудь пусть и прекрасный, но бестолковый поток астероидов,
это будут они, те, кто сможет объяснить нам, в чем, все же, смысл
жизни, раз мы сами не можем этого понять.

Последние публикации: 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS