Комментарий |

Судьба офицера

Боттер

Сегодня четырнадцать лет, как 11 декабря 1994 года по приказу Президента РФ Ельцина была начата война с бандитизмом в Чечне. То, что произошло с нами на Северном Кавказе в 90-е годы ещё ждёт своего подробного расследования. Обнажение южных рубежей нашей страны для внешнего политического и военного влияния, вооружение бандитских формирований нашим же оружием, бомбардировка голодного русского и русскоязычного населения, оставшегося в Грозном, изгнание гребенского казачества из станиц, предательство пролитой в 94-95 г.г. крови наших солдат и многое, многое другое – за этим стоят решения конкретных людей. Всё это так мало отразилось в социальных зеркалах того периода, а именно, СМИ 90-х, что и сами эти институты с их руководством, несомненно, причастны к преступлению, имя которому – гражданская война на Северном Кавказе. Она ждёт своих исследователей, следователей и общественной и юридической оценки. И дождётся. Но есть вещи, которые не ждут – здесь речь идёт о попрании чести погибшего за Родину офицера. О трагедии погибшего в Чечне лейтенанта Сергея Владимировича Богачёва и его семьи читатель узнает из материалов, приведённых ниже.

Культура – это модус отношений к людям и явлениям в обществе. В семье этот модус отношений задаётся родителями, старшими родственниками, в обществе – элитой. Именно российская элита, она же – большевицкая и советская, либеральная и государственническая в лице людей, принимающих решения, – законодательные, военные, информационные и финансово-экономические, – насадила то равнодушно-пренебрежительное, безбожное отношение к человеку, следствием которого являются и кошмарные истории вроде той, что имела место, и общее падение нравов. Ошибки, и страшные ошибки, случаются, но только из-за низкой культуры элиты не воздано должное попранной чести русского офицера и не воздаётся сотням тысяч других – случайно и неслучайно попранных людей. Иные ошибки следует исправлять бесконечно. Это нужно и памяти о русском офицере Сергее Богачёве, и его близким с односельчанами, и нашей с вами культурной вменяемости. У страны без бережного отношения к солдату, к человеку вообще, нет успешного будущего.



Валерия Шишкина

Издательством «РОСПО» был издан фотоальбом «Чечня: солдатская
правда» с чудовищной ошибкой: попранием чести мундира и имени
лейтенанта Сергея Владимировича Богачёва, на самом деле, разведчика,
принявшего мучительную смерть от рук чеченских бандитов.

Перед самой войной лейтенант Сергей Богачёв был переведён в разведроту
276-го мотострелкового полка, и уже в декабре 1994-го оказался
в Чечне. «Правда, в Чебаркуле не знали, что у Богачёва во время
отпуска украли все документы. Перед возвращением в часть он по
какой-то справке получил паспорт, а вот об утрате удостоверения
личности рапорт написать не успел. А тут – Чечня. Богачёв махнул
на бумаги рукой, решил, что займётся ими после войны.» (Источник)

НШ 276 мсп подполковник
Долгов
: «5 января 1995 года погиб командир взвода разведроты
Серёжа Богачев. <...>. Погиб он страшно. Есть сведения,
что его сначала взяли в плен, связали колючей проволокой, привязали
ноги к автомобилю и таскали по улицам, пока он не умер. Боевики
над ним глумились. Когда мы его нашли через пару дней, на теле
обнаружили семь пулевых ранений. Опознали Богачева легко. Тело
не успело разложиться. Ясно, что это – он, но документов при нем
не нашли...»

НШ 276 мсп подполковник Долгов: «Накануне, перед отправкой в Грозный,
Сергей ездил в отпуск на родину, на Алтай, по семейным обстоятельствам
– жениться. А когда пошел в ЗАГС расписываться, оказалось, что
при нем нет никаких документов. Он пошел, взял свой гражданский
документ – паспорт, куда и поставил штемпель ЗАГСа. С этим паспортом
и приехал в часть. А тут как раз отправка в Чечню. Короче, Богачеву
не успели выписать удостоверение личности. Уезжали, собирались
в десятидневный срок... строевой части было не до того. Поэтому
Сергей и уехал воевать с паспортом. Надо сказать, и его самого,
и нас – Сережиных командиров – это в тот момент не особенно волновало.
Мы все знали, что он наш офицер. И когда Богачев погиб, отсутствию
документов на теле мы значения не придали. Все сопроводительные
бумаги, справки оформили, как положено. Вместе с сопровождающими
отправили тело Сергея на родину.» (Источник)

НШ 276 мсп подполковник Долгов: «А через несколько дней в «Красной
звезде» (а мы получали почту практически ежедневно, ну, может
быть, с опозданием на сутки), на второй полосе появляется большая
статья, в которой помещена фотография паспорта Богачева. Я даже
лично сначала не обратил на этот снимок никакого внимания. Стал
читать статью (автор какой-то гражданский журналист, побывавший
в Чечне). В статье помещен рассказ одного из офицеров, находящихся
на блокпосту, который говорит, что, мол, здесь против нас воюют
и «белые колготки», и наемники. И в подтверждение показывает паспорт
Богачева, найденный им у убитого боевика. Мол, и наши в наемники
подаются... Представляете, какая ситуация? Мы парня недавно дома
с почестями похоронили – и вдруг эта статья! А если в деревне,
где он родился, кто-то прочитает эту газету и скажет родителям:
«Ваш сын – предатель»?» (Источник)

«В доказательство журналисты поместили фотоснимок его гражданского
паспорта с комментариями о том, что у военных нет паспортов.»
(Источник)

К сожалению у меня нет доступа к архиву «Красной звезды» за 1995-й
год, но одну из таких статеек удалось откопать в сети:

«Мертвый наемник лежит на спине запрокинув руки за голову. Первое,
что бросается в глаза – русское молодое лицо.

– Кто такой? – спрашиваю у офицера, стоящего рядом. Тот держит
в руках автомат убитого.

– Спроси вон у десантника. У него кажется его документы.

Спрашиваю. Усатый крепкий майор в камуфляже долго шарит по карманам,
наконец вытаскивает паспорт.

Богачев Сергей Владимирович, родился 5 ноября 1976 года в селе
Ерначиха Алтайского края. И точно, отметка о браке, пятого ноября
1994 года с Людмилой Буханцевой.

Месяц только и прожили. Что погнало его сюда? Почему он тут оказался,
зачем взял в руки оружие, чтобы стрелять по своим, по русским?

Наемника уже не спросишь. Его удел теперь – безвестная позорная
могила предателя. Но горечь остается.» (Источник)

НШ 276 мсп подполковник Долгов: «Мы, конечно, тут же с заместителем
командира полка Сергеем Смолкиным поехали в аэропорт, там связь
с Большой землей была. Стали звонить в Москву в редакцию «Красной
звезды». А была суббота. В редакции никого нет, только какой-то
отставник дежурный. Мы объясняем ситуацию, требуем связать нас
с главным редактором, а он говорит: «Не могу!». Мы требуем, чтобы
немедленно было подготовлено опровержение, а он: «Не в моей компетенции!».
Мы ему о том, что Богачёв – герой, а никакой не предатель, а тот:
«Доложу обо всем руководству в понедельник, они и решат, кто он
такой...» В общем, переругались мы с ним. До мата дело дошло,
а результата никакого. Тогда мы позвонили в округ начальнику штаба
УрВО генерал-лейтенанту Касперовичу, начальнику разведки генералу
Танаеву и начальнику пресс-службы полковнику Гусеву и попросили
помощи у них. Надо сказать, что в округе нам помогли – направили
в Москву и проконтролировали, чтобы опровержение вышло. Только
появилось оно месяца через полтора. Было извинение, объяснение,
что и как. Мы скупили целую пачку газет и направили на Алтай лейтенанта,
чтобы в деревне Богачева он каждому эту газету раздал... К сожалению,
не всегда командиры в силах восстановить всю правду о каждом погибшем
солдате или офицере. Много еще безымянных погибших ребят – настоящих
героев.» (Источник)

«Газета дошла до уральского полка, ребята написали опровержение,
редакция опубликовала свои извинения: «Прости нас, Сергей...».
Но обличительную статью все заметили, на Алтае родителей Сергея
начали изгонять из родного села, а опровержение почти никто и
не увидел.» (Источник)

На этом история могла бы закончится – трагически ошиблись, но
всё-таки сумели исправить это недоразумение. Какой-никакой, а
хеппи-энд.

Но в 2003 году издательский дом «РОСПО» и выпускает фотоальбом
«Чечня: солдатская правда»
, в котором автор публикует
всё тот же текст. «Горечи», правда немного поубавилось, и текст
немного видоизменился, т.е. для достоверности убрана дата рождения
«наёмника», а то он слишком молодым получался. А вот смысл остался
тот же, только появилось предположение, что Богачёв родом из «сибирских
рабов»:

«Мертвый наемник лежит на спине, запрокинув руки за голову. Первое,
что бросается в глаза, – русское молодое лицо.

– Кто такой? – спрашиваю у офицера, стоящего рядом. Тот держит
в руках автомат убитого.

– Спроси вон у десантника. У него, кажется, его документы.

Спрашиваю. Усатый крепкий майор в камуфляже до/по шарит по карманам,
наконец, вытаскивает паспорт.

Богачев Сергей Владимирович. В паспорте фото молодой женщины –
наверное, жена. И точно, отметка о браке, пятого ноября 1994 года.
Месяц только и прожили. Что погнало его сюда? Почему он тут оказался,
зачем взял в руки оружие, чтобы стрелять по своим, по русским?

Наемника уже не спросишь. Его удел теперь – безвестная могила.
Но горечь остается. Потом вспоминаю интервью месячной давности.
На площади Грозного какой-то мордатый чеченец с автоматом:

– Я – директор малого предприятия из Сибири. Мебель делал. Как
тут все началось, закрыл цех и сюда со всей техникой и моими рабочими...

Не из этих ли «рабов» убитый? Кто теперь ответит...»

Я ответил автору в апреле 2005-го, что не из рабов и не из наёмников
он, и что, на самом деле, это российский офицер. Автор написал,
что, дескать, жаль ему, что так получилось и что он готов извиниться
перед семьёй погибшего. Правда извиниться ПУБЛИЧНО перед погибшим
офицером ему в голову не пришло. Но я по наивности всё ждал, что
в пройдёт немного времени и появится материальчик в какой-нибудь
из газет, но увы так и не дождался...

Август 2006 г.

Статья
Владислава Шурыгина в газете «Завтра»от 3 января 2007 г..

Книга всё ещё переиздаётся и продаётся.

Последние публикации: 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка