Комментарий |

Дневник Ихтика 11

понедельник, 6 августа 2001 г.

Сегодня у Азама заночевал. Пили пиво, насиловали компьютер, видеопроигрыватель.

Я всё удивляюсь, у Азама вся комната завалена уникальными книгами, а
он... плюет на них откровенно. Его отец – филолог в нашем
БашГУ. За жизнь библиотеку накопил. На месте Кунафы я бы
читал их, а он, видно, для другого рождён. Эх, жисть моя,
жестянка. Ну ничего, есть же ещё библиотеки.

У меня такой депрессивный период сейчас какой-то. Всем в мире я
недоволен. Чего-то хочется сам не знаю чего – тоска...

Я знаю чего хочу. Мне нужны люди с сходными интересами, общение,
друзья. Я один в целом мире дураков. Надоело. Хочу в Питер или
в Москву. Вру конечно. Раньше не замечал, а сейчас говорю,
что мир так несовершенен. Папа ещё мне Герцена сунул «Былое и
думы”. Что же делать-то, господарчики мои? Кем я стану в
конце концов? Я даже сейчас перестал бояться своего карьерного
будущего. Первый признак... Такой дерзкий. Целыми днями
сижу с книжками, с текстами на компьютере, сам даже не помню
что написал. Творить не творю, не созрел видимо. Или же мне
быть литературным критиком за неимением литературного таланта.
В общем, я знаю чего мне надо. Пока оставлю, плыть по
течению, как щепочка.

Так много глупости стал замечать! Почему так много дураков?
Занимательная эволюция.

Надо Гузельку кинуть, не люблю я её, даром мучаю только. Нечестно
так как-то. Эх, жисть моя жестянка!

Надоело притворяться таким как все, не быть самим собой. Все до того
заняты самими собой, что этого конечно же не замечают.
Подстраиваться под всех.

четверг, 9 августа 2001 г.

Я наконец-то понял отчего я всё вожусь со всякими текстами! Эврика!

Оказывается, на самом деле более всего я люблю не стихи, не прозу и
т.д., а больше всего этим я занимаюсь потому, что люблю
язык. Да, да. Именно красота языка тянет и зовёт меня к тексту.
Везде меня привлекает красота слога и архитектура текста.
Именно поэтому я был так обезоружен и обескуражен Гоголем,
этим мастером великорусского нашего. Voila! – Вот! (франц.)

Думаю, если писаное субъективно красиво, смысл ему придумать можно всегда.

Легли спать поздно, я лёг на балконе. Мне бы такую бетонную стенку,
чтоб не мешали читать. Посреди ночи сильно захотелось
курить, долго смотрел на улицу. Старый человек искал в мусоробаках
стеклотару.

вторник, 21 августа 2001 г.

У нас мама всё время болтает по телефону...

И при этом она почему-то очень громко говорит, сколько её не
уговаривай не кричать...

А у меня в связи с этим есть такое развлечение.

Вот маман запирает дверь зала, забирается на кресло и начинает
болтать. А двери-то зала створчатые и со стеклом. Я с обратной
стороны двери встаю и корчу всякие рожи ей, пытаясь её
изображать - как она говорит и какие ужимки строит. Она пытается не
смотреть, но не удерживается и смеётся, краснея машет на
меня рукой.

вторник, 11 сентября 2001 г.

Зашла в комнату сестра и сказала, что у американцев там какие-то
террористы взрывают Манхеттен с воздуха. Я подумал, как бы
ночью не война...

воскресенье, 16 сентября 2001 г.

Вчера познакомился с А., наверное, самой лучшей А. из всех А. в мире...

В интернете в рассылке знакомств доски объявлений её бывший парень
разместил объявление с её телефоном. Ну, вот и очень такая
классная девчонка она. Хотя ей только 16, и она только
заступила в 11 класс.

воскресенье, 30 сентября 2001 г.

Ночью беседовал с ней же. Я таких молодых нимфоманок ещё не встречал
доныне! Вот это да... Этакий, знаете ли, секс по телефону.
И самое главное так всё необычно, так свободно и приятно.

понедельник, 1 октября 2001 г.

На лекции сегодня утром опять Иридий Ашрафович (Фаршатов) всех
повергал в свою нервозность. Нервный тип...

Всё время думаю об А. Хочется её любить, но, кажется, я совсем не
умею этого делать. Что за чертовщина.

Эх-хе-хех. Вот так-с. Твои-и-и гла-а-за-а-а, самые нежные на свете,
мои-и-и глаза-а...

Как давно я не садился за стихи-стишочки.

Перебираю сейчас свои детские тетрадки, там такие инфантильные
стишки. Я их никогда никому не показывал а всё оттого, что уже
тогда считал, что они слишком плохи, чтобы ими гордится. Мне
было стыдно, что ли. А зайдёшь на какой-нибудь стихотворный
сайт, там такой белиберды океаны, намного хуже, чем у меня
тогда. И как только у людей совести хватает! Это и есть
ограниченность, когда не видишь своей ограниченности.

вторник, 04 декабря 2001 г.

Когда приходит слишком много писем... это тоже плохо.

Раньше я всё удивлялся, почему хорошие люди всегда как-то замкнуты и
закрыты для всех остальных, я же тогда знакомился со всеми
подряд. Ко мне каждый день тянутся множество рук, чтобы
поздороваться, а мне противно их пожимать, противно отвечать
«нормально” на ежечасное «как дела?”. Очень многие меня просто
бесят. Очень многим от меня (и за счёт меня) очень много
надо. Так дело не пойдёт, так жить нельзя.

среда, 02 января 2002 г.

Недавно новый год случился. Многолюдный праздник, но
немногорадостный. Раскрасневшиеся весёлые люди фотографируют друг друга
китайскими фотоаппаратами-мыльницами, чтобы потом получившаяся
картинка родила воспоминания, с которыми люди будут
грустить. Создайте все улыбочки на лицах, внимание: фотографирую!

24 марта 2002 г.

На семинарах в нашем Институте права я снова подвергся очередному
разочарованию. Раньше на институтских семинарах я очень сильно
старался высказаться, если речь заходила о вещах, которые
были для меня святы. Потом я прозрел, что на самом деле в
нашей группе никому ничего не надо, и поэтому нет причин
стараться раскрывать свою душу. Возможно, если бы хотя бы на
одного человека повлияли мои слова, я бы не бросил, но с недавних
пор, я всегда стараюсь сесть на заднюю парту и тихонько
отсидеть пару. Все удивляются, конечно, тому, что я стал такой
немногословный. А когда я знакомлюсь по интернету с
уфимскими девушками, они наводят справки и совершенно недоумевают
моему дуализму.

10 апреля 2002 г.

С недавних пор у меня вообще начался период разочарования в жизни...

Я и учёбу забросил, хотя на первых курсах был, наверное, самым
активным, тогда как сейчас отсижу на задней парте законные часы и
рад тому.

Я увидел ужасающее несовершенство мира – это следствие того, что я
стал сложнее чем мир и поэтому смог охватить пониманием мир,
смог выбраться из него и посмотреть со стороны.

Я разочаровался прежде всего в людях, которые меня окружали всю мою
жизнь. В государстве, в своём университете, во всех
общественных институтах. Они предстают для меня как всего лишь
жалкий компромисс. Всё абсурдно и очень глупо. Иногда смотришь на
город и думаешь: как такая хорошая система могла появиться,
если везде одни кретины и рвачи? Меня бросает в ужас когда
я смотрю на свою маму. Мы с ней давно уже чужие друг другу
люди. Она очень далеко осталась позади меня, и это грустно.
Одним словом «у меня никого нет”. Смешно. Сейчас я не в
меланхолии и не в депрессии, я в обычном состоянии и пишу в
здравом уме и с твёрдым сознанием.

Я совершенно ушёл в себя.

Раньше я грезил стать каким-нибудь чиновником и ворочать миром. Я
хотел сделать жизнь людей лучше, чем есть. Мне ничего не нужно
самому, я чисто из альтруистических соображений. Но чтоб
попасть туда, нужно положить большой кусок жизни, я не могу
пожертвовать этим. Единственный путь, что я вижу для себя
сейчас, это учить молодёжь философии. Так я и поступлю. Пусть у
меня будет маленький домик, внутри компьютер, немножечко
денег и всё. Больше мне ничего не нужно. И чтоб все остальные
меня забыли и оставили в покое. Все невежды почему-то тянутся
ко мне. В этом что-то есть, думаю они хотят меня
использовать в своих целях. В конце концов у меня всегда есть путь
назад, я могу умереть в любой момент.

Философия тоже немножко мне наскучила, т.к. я воспринял абсурдность,
бессмысленность и бесцельность бытия. Так что я как бы
повис в некоем вакууме, в точке бифуркации.

Смешно жить. Везде – куда ни глянь – всё ненастоящее, несерьёзное,
какая-то постмодернистская пародия на жизнь. Шоу Трумена.
Взрослые мужики занимаются всякой хуйнёй, женщины же вообще
невыносимы, особенно, если толсты и стары. Все они усердно и
заботливо тащат свои сумки , пакеты и тому подобный хлам в
свои жилища. Поэтому-то мне будет совершенно не обидно, если
они вышвырнут меня из этого мира, или если переживут,
например. Может быть, обидно будет, когда они изобретут эликсир
бессмертия или оправдают евгенику, а так – всё по честному. Но
никому не уничтожить страдания, печаль – это вечное. Никто не
возьмёт верх, в конце концов, всё равно не может быть
выигравших или проигравших, так как это одно и то же. Бояться
смерти - это так унижающе убого, кроме того, это насквозь
эгоистично будто можно подумать, будто ваши жизни чего-то стоят,
так считает каждый на свете идиот, всё это одни пустяки на
самом деле. Ихтик смотрит на них как на подопытных кроликов и
тихо улыбается в глубине души, курит напропалую, не считает
выпитых бутылок пива. А что, ведь это, должно быть, не
очень приятно нормальным людям жить с такими как я пофигистами.
Теперь я стал бесстрашен, ибо не боюсь больше ни жизни, ни
смерти, я стал смел в высшем смысле, но и апатичен вследствие
этого.

Гуляй молодая и невинная, пока американцы свои бомбы не скинули на
всех нас – такова его философия. Этим американцам так
нравятся наши добрые российские девушки, они хотели бы перевезти
через океан их всех до одной.

Но вскоре, то, что всё поголовно занимаются ерундой и не могут не
заниматься этим, от осознания этого чувствуешь какую-то
приятную солидарность со всеми людьми, проходит
неудовлетворённость и приходит втайне желаемое успокоение, как будто не только
я, но и все остальные мои одноклассники пришли в школу, не
сделав домашнего задания, ибо уже какой день тянутся
праздники один за другим.

Последние публикации: 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS