Комментарий |

Стихи из цикла «Рara bellum»



ДекабриSSты

Их было несколько. Они стояли насмерть.
Плюс ненависть, хоть выглядели сыто.
Плюс, каждый свой умасливая шмайссер,
не сомневался в высшей мере суицида.

Финал истории, как водится, ниспослан.
Плюс превосходство над второстепенным
дистанции ствола. Плюс горсть молокососов.
Плюс пара пустяков. Плюс para bellum.




Кавказ

«На родине красивой смерти, Машуке...»
В. Хлебников.

На родине красивой смерти, вдалеке
от средоточий каверзы и скверны,
при замирании пальца на курке
я чувствую, как холод внутривенный
ветвится, капиллярами хрустя.
Их изморось электризует танцы
конечностей на собственных костях.
Предоставляя повод расквитаться,
намерения формируют блажь.
Ее одновременная причина
вживается в конкретный персонаж
и видится подобием мужчины.
Эксцесс регламентирует распляс.
незыблемая, словно подоплека,
приходит мысль, включающая нас
в систему обоюдного наскока.
И составляя целое из двух
взаимоисключающих стремлений,
я собственную участь, как испуг,
кадрирую в оптическом прицеле.




***

Пора заигрывать со смертью
и, на двенадцатом ходу
перелопачивая третью
в очередную лабуду,
сказать: «Ну чем ты не доволен?» —
ведь даже в истинном бойце
не каждый вынужденный воин
функционирует как цель.
Его позиция такая,—
необоснованный солдат
не дребезжит и не мелькает.
Хотя, порою, наугад,
чуть впереди и чуть короче
поползновения свои
осуществляя ближе к ночи,
он зависает на крови,
и, инстинктивно соловея,
предупредительный огонь
ведет значительно левее.
Между штаниной и ногой
вскипает бой, но он не дрищет,
предпочитая самотек.
И брызжет пламенная пища
на оборонный бугорок.
Тампоны тьмы метелят мглу.
Сквозь них осколочная птица
неотвратимому врагу
напоминанием струится:
«Смотри, дружок, не обосрись» —
и в лоб ему вонзает жизнь.




Ка-50 («Черная Акула»)

Винтокрылая бестия милитари-феерии,
В театре военных действий главная героиня.
Пиковая мадам Баттерфляй. Когда
из чрева ее вылетает плевок расплаты,
эта механизированная елда
оргазмирует мощно, бурля простатой.

Стрекозлиная сущность ее известна.
Инфанта огня, она же инферно-невеста,
атакующая сверху в позиции number one
претендентов на ее неземное сердце,
из которых лишь юный Гамлет-аэроплан
имеет какой-то шанс, но не имеет средство.

Воспевая фантом своего отца
на мотив ламца-дрица-во-ца-ца,
он берет хитростью, позволяя вякать
этой черномазой фурии до тех пор, пока
она, изойдя слюною, не обнажит свою мякоть.
Остальное уже дело техники, случая и стрелка.




Су-29

Архангел-эквилибрист конструкции П. О. Сухого
с полным боекомплектом на своих двоих
вытанцовывает аэрогенное пого
на развалинах небесной канцелярии. Таких,

как он, никогда не бывает много.
Этот отъявленный в крылатой обойме псих
шаманствует вопреки и во имя всего святого
под горловое пение Военно-Воздушных Сил.




С-300

Гибрид Скорпиона и Стрельца
с интуицией самки,
с целенаправленностью самца.
Маэстро воздушного поцелуя.
Его четыре смертоносных хуя
с самонаводящимися головками
возбуждаются от малейшего импульса
и действуют по системе «накося-выкуси».
С оперением или без —
ему не важно, важен процесс
уничтожения всех летающих.
Меняя свое пристанище,
он, или скорее оно,
практически неуязвимо,
а потому равных оному в этом деле нет.
Любой инцидент,
любая заварушка на житейской почве —
выживают, как правило, лучше приземистые.
Рожденный ползать — «поверхность-воздух» — умеет целиться,
что в нем и ценится.




T-90

Не хрон, не блядун, не плясун...
Квазимодо с квадратными яйцами
на гусеничном ходу.
В предчувствии дефекации
он ерзает, как енот,
однако в голову не берет,
предпочитая играть по-крупному.
Поэтому никто и не знает,
что у него там, под куполом.
В целом же он — неказистый малый,
но шустренький. Терминатор-таки.
Если уж разевает свое хлебало,
то только в предчувствии very fuckyng.
Тут уж, как ни крути, у него бронированный пах,
в котором ютится не жалкий пиф-паф,
а дальнобойный бабах.
Этакий смертомотозоид
в предгрозовом дозоре.
Осеменитель-единорог
с потенцией нибелунга
ерошит промежности прифронтовых дорог.
Где же ты, Сивка-Бурка?




ТТ

Тула. Токарев. Востребованный пострел
исторгнут в историю. Вместе с тем
инструмент истребления в действии.
Он в этом деле отнюдь не девственник.
Это вам не какой-нибудь там тупорылый браунинг,
или брандахлыст системы Смит-и-Вессон.
В масштабах дружбы сравним с повзрослевшим Маугли.
В масштабах вражды является аргументом веским.
Его тактико-техническая характеристика
напоминает заклятие мистика.
Что характерно для огнестрельных месс —
скорость полета пули 420 м/с.
Адепт вендетты на винторезном пути.
Когда у него загорается в жопе, передняя часть летит.
Каждый прицельный выстрел — апофеоз.
Восемь с половиной смертоносных доз.
В каждой ам-пуле 5,52 г свинца.
Расточительный слегонца
осатанелый пестик, о котором идет молва.
116 мм — длина ствола.
Процент попаданий — 76,5.
Что еще можно о нем сказать?..
В условиях ближнего боя
аккомпаниатор атак.
В прицельной стрельбе — Бетховен,
На вскидку — Бах... Бах... Бах...



Последние публикации: 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS