Комментарий |

Дина. Окончание

А я думаю — чего он так хохочет-то? Прихватит опять сердце, и будем,
как вчера, «Скорую» вызывать. Может, не надо было ему про
Джо Дасена рассказывать?

Он отсмеялся, а потом уставился на меня. Мне даже не по себе стало.
Еще глаза такие навыкате. Пекинес, блин, а не профессор.

Я говорю — что?

Он смотрит.

Я говорю — зрение, что ли, решили проверить?

Он смотрит.

Я говорю — ладно, мне домой пора. А то Володька потеряет. Ругаться начнет.

И тогда он говорит — слушай, а зачем тебе это все?

Я встала и говорю — в смысле?

Он говорит — ну вот, ходишь сюда, еду носишь. Меня все ненавидят.

Я говорю — не все, а только ваши родные и самые близкие люди.

Он говорит — спасибо.

Я говорю — мне-то чего спасибо? Себе говорите. Но студенты ваши,
например, вас не ненавидят. Им, скорее всего, на вас просто
плевать. У них своих дел целая куча.

Он опять говорит — спасибо.

Я говорю — ну и чего вы заладили? Повторюша, дядя Хрюша.

Он говорит — смешно.

Но сам не улыбается. Думает о чем-то.

Наконец говорит — а тебе не наплевать?

Я говорю — мне нет.

Он говорит — почему?

Я подумала и говорю — потому что, если вы умрете, мне с Володькой
будет уже не так прикольно.

Он говорит — поясни.

Я говорю — чего пояснять? Это он сейчас вас ненавидит, а умрете —
начнет мучиться, как герой стихотворения Михаила Юрьевича
Лермонтова «Мцыри». А мне скоро рожать. Врачиха сказала, что
ребенку нельзя жить в тягостной атмосфере. Так что проще за
вами ухаживать. К тому же вся катавасия с вашими похоронами
свалится на меня. На кого еще? Вере Андреевне у нее в школе
никто помогать не будет. В гороно даже на учебники денег
давным-давно нет. Поэтому мне легче для вас колбаски в
супермаркете наворовать, чем гроб в похоронном агентстве. Знаете,
сколько теперь все это стоит? Венки-ленточки-цветочки.

Он смотрит на меня и молчит.

Я говорю — ну, я пошла.

Он говорит — до свидания.

Я говорю — и книжку я с собой заберу.

А в женской консультации на следующий день беременных было не
протолкнуться. Праздник плодородия. Поэтому я заняла очередь и
сразу пошла на второй этаж. Туда, где сидят кардиологи. Нашла
кабинет, рядом с которым никого не было, залепила замочную
скважину жевательной резинкой и стала ждать. Ни один врач не
усидит в своем кабинете больше десяти минут, если к нему
никто не заходит. Закон природы.

Моя просидела минут пять. Вышла такая, покрутила головой и стала
ковырять ключом в двери. Без толку. Жевачка турецкая. Тягучая
как вареный гудрон. В детстве, когда его жевали, зубы иногда
схватывало намертво.

Но обратно вернуться ей уже ни в какую. Засвербило. Обязательно надо
куда-то идти. Я думаю — давай, давай. А я пока присмотрю за
твоим кабинетом.

Она наклонилась раз шесть и зацокала по коридору. Шпильки после
пятидесяти. Эта тетя если и работала тут специалистом по сердцу,
то, скорее всего, по мужскому.

В кабинете у нее было прохладно. Я залезла на подоконник и закрыла
форточку. Моя врачиха постоянно говорит — со сквозняками надо
быть осторожней. Достала даже немного.

Когда спускалась на пол, уронила фотографию на столе. Неудобно,
блин, с таким пузом. Сначала думала — внуки, а когда подняла,
оказалось — кошка. Вот вам здрасьте. На колу мочало, начинай
сначала.

Что-то еще было в этой считалке, но я никак не могла вспомнить.
Что-то до кола и мочала.

Неважно.

Я сдвинула стекло в книжном шкафу и стала перебирать книги. Хоть бы
одно знакомое слово. Сами-то понимают — чего написали?
Неужели не бывает простой книжки с объяснением как откачать
человека с сердечным приступом? На что ему там давить и куда
дышать, в какое отверстие. На занятиях по медицине, кажется,
объясняли, но кто будет слушать их лекции?

Так, а что это вы, интересно, тут делаете — говорит вдруг сзади меня
чей-то голос. Я оборачиваюсь, а там эти шпильки.
Озабоченные. И голубая седина. Паричок, разумеется.

Вот так быстро вернулась.

Я говорю — как что? Книги смотрю.

Она уставилась на меня и говорит — какие книги?

Я говорю — вот эти. Мне нужно.

Она помолчала, а потом делает так немного странно рукой — а ну-ка,
говорит, вон отсюда, как вы смеете.

Я говорю — да пожалуйста. Только не надо на меня тут орать. Я в положении.

И иду к двери. Но она стоит прямо у меня на дороге.

Совсем обнаглели — мне говорит.

Я отвечаю — ой, ой, ой.

И не могу мимо нее пройти. Потому что она весь выход загородила. А я
тоже большая теперь.

Извините, говорю, но из-за вас мне не выйти. У меня живот. А у вас
дверь почему-то широко не открывается. Наверное, за ней
что-то стоит.

Она делает шаг вперед, прикрывает за собой дверь, а там — теремок из
зеленой ткани. И сбоку такое круглое отверстие.

Она наклонилась, чтобы подвинуть его, а я говорю — ничего себе, это
для кого красота такая?

Она хмыкнула и отвечает — для моего кота. Чтобы возить к ветеринару.

Я говорю — это не тот ли бурманский котик шоколадно-кремового
окраса, который на фотографии? Очень славный.

Она посмотрела на меня и подняла брови — а вы что, разве знаете о
бурманских котах?

Я говорю — конечно. У меня у самой такой же. То есть, такая. Вашего как зовут?

Она смотрит еще недоверчиво, но сама уже отвечает — Кристобаль Дюк Вондерфлер.

Я говорю — а мою зовут Амирель Кристи. Хотели назвать Эмманюэль, но
потом решили, что слишком чувственно.

И мы начинаем с ней так мило беседовать. Умереть не жить — две
йоркширские розы. Божий одуван на шпильках и раздувшийся василек.

Не путать с василиском.

Через десять минут эта Алла Альбертовна сообщает мне, что Люсе,
скорее всего, нужен кот. Поэтому она и ходит профессору на
постель. Сигнализирует. То есть, не Люсе, а Амирель Кристи нужен
кот. И котят можно поделить поровну. А если нечетное
количество, то нам на одного больше.

А вы как думали — говорит она. По сто, сто пятьдесят долларов.

Я говорю — сколько, сколько?

И вечером мы с профессором приезжаем на Чистые Пруды. А пока идем
вдоль катка, он без конца говорит, что ему неудобно. В
прихожей у Аллы Альбертовны натыкаемся на мешок и в темноте почти
падаем.

Она говорит — это мука. Проходите сюда, пожалуйста. На всю зиму
решила купить. Вернее, на рынке выменяла на ваучеры. Все равно
непонятно, что с ними делать. Вы свои как пристроили?

И мы проходим. А там этот Кристобаль. Смотрит на нас круглыми
глазами и ждет, когда мы ему из сумки достанем Люсю. У нас ведь
нет такого домика, как у Аллы Альбертовны. То есть, он ждет,
когда мы ему достанем Амирель. Но Амирели-то у нас тоже нет.

Поэтому Алла Альбертовна смотрит на Люсину голову, которая появилась
из сумки, но вся выскакивать не спешит, и говорит — так это
же не бурманская кошечка.

Я говорю — а вы разве не знаете, как надо определять стандарт? По
цвету глаз. Специалисты рекомендуют подносить животное к окну,
и самым лучшим освещением для этого считается свет,
отраженный от поверхности снега в зимний день. Где у вас тут самое
большое окно?

Не знаю, правда, от цвета каких глаз она, в конце концов,
успокоилась. То ли Люсиных в крапинку, то ли печальных профессорских.
Хоть и слегка навыкате. Я ведь заметила, как она сделала на
него садку. В той книжке, которую профессор отказался
читать, по этому поводу было написано, что в играх представителей
семейства кошачьих всегда присутствуют элементы полового
поведения. Алла Альбертовна шпильки носила тоже не просто так.

Та еще когда-то была пантера.

А Кристобалю вообще, похоже, было плевать — бурманская Люся или не
бурманская. Он завалился на свою подушку рядом с диваном и
самым наглым образом придавил на сон. Как будто мы пришли на
Аллу Альбертовну посмотреть. А Люсю с собой для прикола
взяли.

Мне кажется — говорит эта кардиолог — нам надо оставить их наедине.
При людях они стесняются. Вы не поможете надеть мне пальто?

Я думаю — как это, интересно, можно во сне стесняться? Тем более, если ты — кот.

А профессор уже держит для нее пальтишко. Галантный такой — просто сил нет.

Что-то не помню, чтобы он Вере когда-нибудь хоть что-то вот так
держал. Про себя вообще не заикаюсь.

И на бульваре тоже придерживал ее за локоток — будьте внимательны,
Алла Альбертовна, здесь скользко. Осторожней, Алла
Альбертовна. Позвольте, я помогу.

Как будто я сзади них ехала на гусеничном тракторе. И обо мне с этим
животом можно совершенно не беспокоиться.

А гололед на самом деле был — хоть стой, хоть падай. Народ, в
принципе, хлопался пачками. И на катке их тусовалось прилично.
Фонарики, музыка — все дела. Катаются, тоже падают, смеются.

Мои старички притулились на какой-то скамейке, а рядом целая орава
завязывает коньки. Профессор дождался, пока они отвалили на
лед, и говорит — а помните, Алла Альбертовна, какие здесь
были катания в начале шестидесятых годов? Помните, тогда в моде
были такие толстые свитера?

Я думаю — ну всё. Началась программа «Голубой огонек».

Уважаемые телезрители, сейчас по вашим многочисленным просьбам
выступит певец Иосиф Кобзон и вся его шайка.

Она говорит — да, да, разумеется. У меня у самой был такой. Ворот
ужасно кололся. Конечно, помню.

И пошло, поехало. Что где стояло, чего снесли, в каких кафе
отдыхали, какое было мороженое и как ездили загорать.

Как будто сейчас никто больше загорать не ездит.

Наконец, добрались до какой-то Елены Великановны и приуныли. Совсем
повесили нос. Но потом снова ожили. Заспорили — ходило тогда
метро до Войковской или нет. Сошлись, что нет.

И вот тут профессор вспомнил про свою еньку.

Я думаю — нет, только не это. А он говорит — вставайте, вставайте
все за мной. И мы как дураки встали. А я уперлась пузом в
спину этой Аллы Альбертовны.

Она говорит — крепче держитесь за меня.

Я думаю — ну да, конечно. Только руки-то у меня не такие, как у
гориллы. Там же еще между нами живот.

Профессор кричит — сначала левой ногой, а потом правой.

Алла Альбертовна говорит — да нет, все наоборот.

Я думаю — вы уж там разберитесь. А то сейчас все брякнемся.

И дети какие-то к нам подъехали. Перестали играть, стоят у кромки
льда со своими клюшками, на нас смотрят.

Потому что мы интереснее, чем хоккей.

Профессор говорит — раз, два, туфли надень-ка, как тебе не стыдно спать.

И мы начинаем прыгать.

Я думаю — разрожусь.

Алла Альбертовна подхватывает — славная, милая, смешная енька всех
приглашает танцевать.

И мы делаем ножкой.

Когда эти мальчишки перестали смеяться и уехали, мы расцепились.
Минуту, наверное, дышали на лавочке как паровозы. А я
прислушивалась, как он толкается.

Удивился, наверное.

То есть, может это и девочка, но я почему-то говорю «он». Наверное,
потому что «живот».

Вы знаете, Алла Альбертовна,— говорит профессор — там текст
несколько иной. Не «всех приглашает танцевать», а «нас». В
оригинальной версии поется — «нас приглашает танцевать».

Я говорю — все это, конечно, здорово. Но вы ни о чем не забыли? Или
мы приехали сюда юных хоккеистов смешить? Будущую гордость
канадских клубов.

Старички притихли, но потом все-таки поднялись и побрели назад.

А я думаю — интересно, как там Люся?

И зря, в общем-то, беспокоилась. У Люси все было в полном порядке.
Она растянулась на ковре Аллы Альбертовны как у себя дома и
даже головы не подняла, когда мы вошли. Спала, как
безмятежное дитя на картине художника Репина. Не помню, правда,
рисовал ли он спящих детей.

Неважно.

Важно, что Кристобаль этот сидел рядом с ней — весь такой заботливый
муж, и на нас посмотрел как на пустое место. То есть, у
него теперь было что с чем сравнить. И мы в его глазах явно
проигрывали.

Алла Альбертовна смотрит на все это и говорит — Боже мой.

А профессор ей тут же — Алла Альбертовна, не беспокойтесь, ничего страшного.

Она повторяет — Боже мой.

Я думаю — надо же, какая попалась набожная.

Она в третий раз говорит — Боже мой — и опускается прямо на пол.

Профессор хватает ее под руки и кричит мне — Дина, доставай у меня
из левого кармана валидол.

Я ему говорю — он у вас не в кармане, а в сумке, в которой мы Люсю
несли. Вы ее оставили в прихожей.

Он кричит — ну так, неси ее сюда скорей. Не видишь, что тут творится?

Я возвращаюсь в прихожую, перешагиваю через всякую ерунду, а по
дороге оборачиваюсь и смотрю, как за мной остаются следы. На
ковре, потом на паркете — вообще везде. Ужасно красиво.

Я иду и думаю — вот это любовь. После такого Люся точно должна
успокоиться. Мне бы, во всяком случае, хватило надолго.

Потому что квартира Аллы Альбертовны была похожа теперь на столицу
Югославии город Белград после налета американской авиации.
Люся с Кристобалем не занимались своими делами, видимо, только
на потолке. Поэтому люстра и уцелела.

А еще они распатронили зачем-то мешок с мукой, который Алла
Альбертовна выменяла на свои ваучеры, и по всей квартире теперь
лежал толстый красивый слой почти настоящего снега.

Как в детстве под елкой на Новый Год. Только там он был из ваты, и
таким бугристым комком. А тут — ровненький и везде. Даже на
кухне.

Вот ваш валидол — говорю я профессору. Может, еще чего-нибудь принести?

Он говорит — нет, пока ничего не надо.

Я думаю — да, не повезло Алле Альбертовне, что именно рядом с ее
кабинетом не было очереди. Зато Люся теперь перестанет какать
профессору на постель.

Но у самой Люси на этот счет оказались другие планы.

Профессор с каждым днем грустил все сильнее, а Люся гадила ему на
одеяло все чаще. Чтобы уберечься от нее, ему, наверное, надо
было уже вообще не вставать. Лежать, как египетская мумия в
музее имени Пушкина, и вздыхать по своей ушедшей жизни. Но он
зачем-то ходил в институт, где ему уже давно не платили
зарплату, и читал там свои лекции, которые никому не были
интересны.

А Люсе этих уходов вполне хватало.

Мы пробовали запирать ее в туалет — там, где стоял лоток с газетами,
но она поднимала такой крик, что два раза прибегали соседи.
В первый раз они подумали, что кто-то истязает ребенка, а
во второй раз сказали профессору, что подадут на него в суд.

Я им ответила — подавайте, но профессору все равно стало плохо. Как
только он пришел в себя, его заинтересовало — откуда взялась
эта сумочка и всякие медицинские инструменты. А я ему
сказала, что в поликлинике, кроме Аллы Альбертовны, врачей еще
полным-полно, и у каждого, между прочим, свой кабинет. Когда
он спросил — как я привела его в чувство, я ответила, что
пусть это его не волнует.

Вам знать не надо — говорю. Вы и так много знаете.

Он смотрит на меня, морщится сначала, потом улыбается и говорит — ты
прямо Экклезиаст.

Я говорю — да нет. Просто много будешь знать — скоро состаришься.

Но ему становилось все хуже. Я уже всерьез начинала бояться, что во
время следующего приступа моя новая книжка окажется
бесполезной. Надо было срочно принимать какие-то меры.

А, может, нам снова к Алле Альбертовне съездить? — говорю я ему.
Потанцуем еньку на Чистых Прудах. Я у нее в прихожей новые обои
поклеила.

Он говорит — да, очень интересная женщина.

Я говорю — ну так как?

Он вздохнул и отказался. Надо — говорит — иметь мужество принимать
обстоятельства такими, как ты их заслужил.

Я говорю — вы это где вычитали, такую военную хитрость? В мемуарах
графа Суворова?

А на следующий день предложила ему позвонить его беглой «тугезе».

Это обстоятельство — говорю ему — вы ведь, кажется, тоже заслужили.
Взяли ее штурмом, как русские войска крепость Измаил.
Помните анекдот про директора школы?

Он говорит — нет, не помню, и не хочу его знать, и даже думать не
смей никуда звонить по телефону.

Я говорю — я и не по телефону могу. Запросто можно сесть на метро и
доехать. Она ведь у этого старпёра из КГБ живет. Ой,
простите.

Он говорит — да, да, именно у старпёра. Только, если ты туда
отправишься, я пойду за тобой и столкну тебя в метро прямо на
рельсы.

Я говорю — да ладно вам. Не столкнете.

Он помолчал, посмотрел на меня и потом говорит — нет, правда,
столкну. Вот увидишь.

Я говорю — ну и пусть тогда Люся валит вам на постель. Тоже мне,
Терминатор нашелся. Терминатор-обосратор.

Потому что мне вдруг стало очень обидно. Очень-преочень.

И я сказала — в гробу я видела таких толкальщиков. В белых тапочках.

А он говорит — твоя речь изуродована идиомами и затасканными
метафорами. Ты пуста и банальна как все эти устойчивые сочетания,
порожденные плебейской культурой. И в голове у тебя один
мусор.

Я говорю — за мусор ответите.

Он говорит — пошла вон.

После этого не виделись дней, наверное, пять. Я без конца спрашивала
Володьку — почему у него отец такой дурак, а он пожимал
плечами и опять утыкался в свою новую книгу. Я ходила по
комнате и говорила ему, что «Битлз» меня достал, но он снова
пожимал плечами.

В конце концов, решила заскочить к профессору. Ровно на одну минутку.

А то вдруг он уже там того. И никто ничего не знает.

Но он был совсем не того. Даже наоборот.

Вы зачем водку-то пьете? — я ему говорю. С ума, что ли, сошли? Делать нечего?

А он мне — а-а, это ты, кладезь народной мудрости. Хочешь, я тебе
тоже считалочку расскажу? Есть одна про меня. Как будто
специально написана.

Я говорю — какая?

Он встает на ноги, покачивается и говорит — шишел-мышел, этот вышел.
И показывает на себя.

Я говорю — слишком короткая. Не знаю я этой считалки. Вы бы лучше в
зеркало посмотрели. А еще профессор.

Он говорит — я не профессор, а старпёр. И чего это, интересно, я не
видел в твоем зеркале? Нет там меня. Я «шишел-мышел этот
вышел». Володька бы сказал — вне игры. Смотрит еще футбол?

Я говорю — смотрит. И читает про «Битлз».

Профессор говорит — он такой. С ним надо ухо держать востро.

Потом как засмеется. Вот видишь — говорит — и я от тебя заразился.
Припал к источнику народной иносказательности. Эзопов язык
для бедных. Шуточки, прибауточки.

Я говорю — может, хватит водку-то пить?

Он отвечает — а кто здесь пьет? Здесь у нас таких нету. Не наблюдается.

Я говорю — ну, давайте, давайте. Вот возьму и вылью все что осталось в унитаз.

Он зажмурился и говорит — я возвращаю молодость.

А я ему — вы знаете, у меня отец тоже по этому делу. Любит молодость возвращать.

Профессор смотрит на меня и качает головой — ничего ты не понимаешь,
нелепая девушка. Знаешь, что сказал Оскар Уайльд?

Я говорю — и Оскара Уайльда я тоже в гробу видела.

Но он продолжает — так вот, порывистая глупая девушка, этот
замечательный ирландский писатель сказал, что снова стать молодым
очень легко. Нужно просто повторить те же ошибки, которые
совершил в молодости.

Я говорю — клёво. Тогда я, видимо, вообще, не состарюсь, блин, никогда.

Он смотрит на меня, долго о чем-то думает и потом начинает кивать —
слушай, а может быть. Почему нет? Вполне возможно. Что если,
действительно, не прекращать делать ошибки? Тогда ведь не
придется их повторять. Всё в первый раз, который просто
растягивается во времени. Это же замечательно. Послушай, смешная
беременная девушка, ты — настоящий Эйнштейн. Пришла и
открыла новый закон относительности.

Я говорю — чего это вы там бормочете? И не надо, пожалуйста, меня
так называть. Какая, блин, я вам девушка? Я Дина.

А он говорит — ну пошли, Дина, совершать ошибки. Есть у меня на примете одна.

И пока мы с ним брели, спотыкаясь и поскальзываясь, до метро, и
потом, уже в вагоне, я все пыталась сообразить, что он задумал.
То есть, какие это ошибки он совершал в молодости. Пьяный
такой.

Но в голову мне ничего особенного не приходило.

Сначала я думала, что он хочет выкинуть какой-нибудь номер в метро.
Раздеться, например, догола или пописать. Всякие бывают
приколы. Но он спокойно дождался электричку и как все нормальные
люди вошел в вагон. Там тоже ничего, в принципе, не
случилось. Засмотрелся на какую-то пожилую тётечку, и я уже
напряглась, чтобы вытащить его на следующей станции, но он только
подмигнул ей, сказал — чувиха, и тут же уснул.

А я сидела рядом с ним и, в общем, не понимала, что делать. Я же не
знала, где он хотел выйти, чтобы совершить эту свою ошибку.

До меня начало доходить, когда он резко вскочил и бросился в
открытые двери. Я еле успела выбежать за ним.

В смысле, я еще не догадывалась, что он задумал, но мне уже было понятно — где.

Когда вышли на улицу из метро, я ему сразу сказала — может, не надо?

А он говорит — ты задаешь серьезный вопрос. Это вопрос
стратегический как бомбардировщик.

Я говорю — поехали лучше назад.

Он делает шаг, снова поскальзывается, чуть не падает, ловит меня за
рукав и начинает смеяться.

Я говорю — ну и чего смешного?

Он говорит — гололед.

Когда Вера открыла дверь и увидела нас с ним таких тепленьких на
площадке, ее чуть кондрат не хватил. Я даже успела подумать —
хорошо, что на профессоре с его приступами натренировалась.
Если что, Веру тоже быстро к жизни верну.

Но у нее сердце как у чернокожего участника марафонского бега.
Заколотилось — и пошло как часы. Хватит еще на сорок километров.
Тук-тук, тук-тук.

Алла Альбертовна на такую пациентку, наверное, не нарадовалась бы.

Она смотрит на нас и говорит — что хотели? В дом не пущу.

Я думаю — нормально. Как это — не пущу? Я, между прочим, живу здесь.

Профессор молчит и мотает головой.

Вера скрестила на груди руки и усмехнулась — ну что, напился как поросенок?

Он застегивает свой плащ на все пуговицы, смотрит на меня, потом на
нее и, наконец, говорит — Вера, я хочу сделать тебе
предложение. Выходи за меня замуж. Еще раз.

Я думаю — ни фига себе. Так он про эту ошибку молодости мне говорил?

А Вера стоит столбом и ничего не отвечает.

И вообще мы все трое вот так стоим.

Объяснение в любви, на фиг.

Наконец, она говорит — пошел вон. И закрывает у нас перед носом дверь.

Профессор разворачивается и начинает спускаться. А я почему-то иду
следом за ним. Как будто меня тоже прогнали.

И, главное, я не понимаю — почему мы идем пешком. Лифт же работает
на полную катушку.

Внизу он останавливается и говорит мне — зато я попробовал.

Я говорю — ну, в общем, да.

Мы еще постояли, и он говорит — ты возвращайся. Зачем ты-то со мной пошла?

Я говорю — я не знаю. Пошла зачем-то.

Он поправил мне воротник и улыбнулся — иди. Тебе надо отдыхать.
Когда у тебя срок?

Я говорю — после Нового Года.

Он говорит — вот и отпразднуем.

Я говорю — да, да.

А на следующий день я к нему пришла, и у него дверь открыта. Я
удивилась. Захожу, а там — тишина. На кухне никого нет. И в
комнате на диване — тоже. Потом смотрю — он выглядывает из
туалета и манит меня рукой. И палец к губам прижимает. Я заглянула
туда, а там Люся. Сидит у себя в лотке и хвостом
подрагивает.

Профессор мне шепчет — надо же, как странно все вышло. А я ему в
ответ тоже шепотом — вышел немец из тумана, вынул ножик из
кармана, буду резать, буду бить, все равно тебе водить.

Он смотрит на меня, улыбается и говорит — это уж точно.



Последние публикации: 
Дина (10/05/2004)

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS