Зачем меня Ван Гог в кафе нарисовал?

 
 
 
Игорь Трофимов
 
 
 
 
 
 
ВАЛЯЮСЬ В ТРЮМЕ... ДА, Я – МЫШЬ! И ЧТО Ж?
 
валяюсь в трюме... да, я – мышь! и что ж?
ведь здесь для всех припасов завались как много
здесь нет котов, и искреннее слово
пиратства братского решает всё!
 
 
 
 
ВДРУГ ЛЕРМОНТОВ СМОЛЧАЛ...
 
вдруг Лермонтов смолчал...
 
 
 
 
Я СПРЯТАЛСЯ ПОД ПЛЕД, А МИР НАДРЫВНО ИЩЕТ
 
я спрятался под плед, а мир надрывно ищет
подмышкой прячу пистолет и жду, когда на выстрел
он подойдёт ко мне
 
 
 
 
ОКТЯБРЬ, ЛЕТНИЕ БОТИНОЧКИ, ЗАМЁРЗ
 
октябрь, летние ботиночки, замёрз
от ветра спрятавшись за угол дома, вою
а воробьи своей несметною гурьбою
молчат, сочувствуя, с куста передо мной
 
 
 
 
МЫ ОТБИВАЛИ НЕЖНО РИТМ С ТОГДА ЕЩЁ ДИ МАРИАНО ВАННИ ФИЛИПЕПИ
 
мы отбивали нежно ритм с тогда ещё ди Мариано Ванни Филипепи
и каждый Алессандро штрих чуть слышно оживал на тёмном силуэте
весны
 
 
 
 
МЫ ПОКИДАЛИ НОЧЬЮ ПОРТ
 
мы покидали ночью порт
и огоньки нас веселили
а мы помпонами кружили
перегибаясь через борт
 
 
 
 
Я ПРОСЧИТАЛ ЕГО ЧЕРЕЗ ПЕНСНЕ
 
я просчитал его через пенсне
пенсне! тоскливо быть в пенсне убитым...
я попросил не омрачать дуэль!
 
 
 
 
А МЫ ГРЕБЁМ, А МЫ ГРЕБЁМ – ГАЛЕРА НА ТАРАН!
 
а мы гребём, а мы гребём – галера на таран!
давно уже привыкший пот взгрызает язвы ран
давно уже сидим во мгле и дышим через раз
сегодня солнце в хрустале отыщет в море нас
 
 
 
 
БЕГУ СРЕДЬ НОГ ЛЮДСКИХ
 
бегу средь ног людских
мне торопиться надо
в конце пути вкуснейшую награду
мой друг милейший сторожит
 
 
 
 
ЧЕТВЕРГ ДОЖДЛИВ
 
четверг дождлив
я волоку собачку...
гуляем мы!
всем сердцем! всей душою! дивно! офигенно! смачно!
 
 
 
 
ХМУРО БРЕДУ ВЬЮЖНОЙ НОЧЬЮ К ДАЛЁКОЙ ЗАСТАВЕ
 
хмуро бреду вьюжной ночью к далёкой заставе
хмуро в нагрудном кармане сидит растолстевшая мышь
люто холодно нам, есть хотим, и поспать бы
я серьёзно молчу, мышь серьёзно молчит...
 
 
 
 
ВЫРВИ ВЕТЕР ИЗ ГЛАЗ МОИХ
 
вырви ветер из глаз моих
скрученных петель
скрип
 
 
 
 
ПОД ФОНАРЁМ СИДЕЛИ ТРОЕ
 
под фонарём сидели трое
с концов жевали бутерброд
а он квадратный был, и вот
из тьмы четвёртый к ним выходит
 
 
 
 
СОБРАВ НЕХИТРЫЕ ПОЖИТКИ
 
собрав нехитрые пожитки
в свой самодельный рюкзачок
я в жизни делаю скачок
навеки покидая хлипкий
игрушечный
мирок
 
 
 
 
ДРЕМАЛ, ДЕРЖАСЬ ЗА ГОЛОВУ, В ГАЛЬЮНЕ
 
дремал, держась за голову, в гальюне
пока мне Тихий, балл за баллом
перечил океан!
 
 
 
 
ВО МРАКЕ НОЧИ, БЕЗ ОГНЕЙ, ИЗ САМОЙ ТЬМЫ
 
во мраке ночи, без огней, из самой тьмы
на грозном барке подошли к Тортуге
то ли испанцы там сейчас, то ли французы
поди их, бомбы, разбери!
 
 
 
 
Я К ВАМ ПРИШЁЛ С ГАЛЕР
 
я к вам пришёл с галер
вы меня вправе ненавидеть
или восторженно в себе предвидеть
победоносный
тлен
 
 
 
 
МЫ В ГАВРЕ...
 
мы в Гавре...
ну и всё теперь...
но я-то помню, как смеялся на рассвете Чаплин...
 
 
 
 
Я ИЗ ПУЧИН МОРСКИХ, СМЕЯСЬ, К ВАМ ВЫХОЖУ
 
я из пучин морских, смеясь, к вам выхожу
меня не ждут уже, я это понимаю
и пальцы сумеречные вонзаю
и в вашу жизнь, и в счастье, и в уют...
 
 
 
 
НАС БИЛИ В ДУБЛИНЕ ЦЕПЯМИ...
 
нас били в Дублине цепями...
и улыбались
короли
 
 
 
 
Я ПОСМОТРЕЛ В ГЛАЗА КАПОНЕ...
 
я посмотрел в глаза Капоне...
мы замерли...
он тоже не курил...
 
 
 
 
МЫ С НЕЙ ДОГОВОРИЛИСЬ: РИМ, КАФЕ
 
мы с ней договорились: Рим, кафе
и град случайных пуль
карабинеров
 
 
 
 
ЛЕЖУ ЗА ГЭМПШИРОМ
 
лежу за Гэмпширом
холмы
да небо, как ириска
 
 
 
 
ОНИ МЕНЯ С РЕМБО ДОСТАЛИ
 
они меня с Рембо достали
почти уснули, но абсент
нам всё ещё какой-то слишком театральный мавр по рюмкам разливает...
 
 
 
 
Я В САУТГЕМПТОНЕ НА БЕРЕГ НЕ СХОДИЛ
 
я в Саутгемптоне на берег не сходил
сидел на палубе за ледяным фальшбортом
мне было холодно и очень было горько
выстукивая скальпелем кадриль
 
 
 
ПОПРАВИЛ НА СТОЛЕ ЛАМПАДКУ
 
поправил на столе лампадку
но дико помешал Аполлинер...
я даже рифму никакую не буду под него сочинять
 
 
 
СИДИМ С ХРОМЫМ КОТОМ В ПОРТУ НОЧНОМ В НАСТОРОЖЁННОМ НАГАСАКИ
 
сидим с хромым котом в порту ночном в насторожённом Нагасаки
чуть попы наши мёрзнут и совсем не видно звёзды
а нам бы съесть чего – и поикать бы
 
 
 
 
СИДИМ С ХРОМЫМ КОТОМ И РОБКО СМОТРИМ НА ЗАМОК ВИСЯЧИЙ
 
сидим с хромым котом и робко смотрим на замок висячий
вздыхаем с ним, тихонечко мурлычем, почти спим
и думаем слегка о настоящем
 
 
 
 
СИДИМ С ХРОМЫМ КОТОМ ПРОМОЗГЛЫМ УТРОМ НА ТРАМВАЙНОЙ ОСТАНОВКЕ
 
сидим с хромым котом промозглым утром на трамвайной остановке
замёрзли, лапками болтаем, смотрим в люстру
что напротив
 
 
 
 
ЗАЧЕМ МЕНЯ ВАН ГОГ В КАФЕ НАРИСОВАЛ?
 
зачем меня Ван Гог в кафе нарисовал?
затем, что он не мог иначе...
 
 
 
СИДИМ С ХРОМЫМ КОТОМ НА ЗАНЕСЁННОЙ СНЕГОМ КРЫШЕ
 
сидим с хромым котом на занесённой снегом крыше
нам близок этот старый дом – мы веселились раньше в нём
теперь нам чуть потише
 
 
 
 
И ВДРУГ МЕНЯ ОКЛИКНУЛИ ИЗ ТЕМНОТЫ ПАРИЖА...
 
и вдруг меня окликнули из темноты Парижа...
я обернулся, вздрогнув...
не Ван Гог!
 
 
 
 
СИЖУ ТИХОНЕЧКО ЗА ПЕЧКОЙ
 
сижу тихонечко за печкой
не кот, не мышка, не сверчок
а крошечный бурундучок
таинственно великолепный
 
 
ПРЯМОУГОЛЬНЫЕ НОСКИ
прямоугольные носки
для пассажиров самолёта
нашли, забравшись от тоски
на чей-то склад, еноты
 
 
 
 
СИДИМ С ХРОМЫМ КОТОМ НА ЛЕДЯНОМ БЕТОННОМ ВОЛНОРЕЗЕ
 
сидим с хромым котом на ледяном бетонном волнорезе
нам ветер уши теребит, а мы сквозь щелки глаз следим
как брызги бороздят ржаное небо
 
 
 
 
ЕЩЁ НЕ ФАКТ, НО ОЧЕНЬ ВЕРОЯТНО
 
и вертится в горящем дирижабле смелый пассажир...
 
смерть рядышком присела, дремлет...
 
 
СЫРОЙ НОЯБРЬ, ДЕВЯТНАДЦАТОЕ, ПЯТЬДЕСЯТ ДЕВЯТЫЙ...
 
сырой ноябрь, девятнадцатое, пятьдесят девятый...
 
я улыбаюсь в кровь – бессмысленная дата...
 
и ненавязчивый
фокстрот...
 
 
 
 
НАС ДОЖДЬ НЕ БЕСПОКОИЛ
 
нас дождь не беспокоил
беспокоили козлы –
гулять им, сука, негде!..
 
 
 
 
ВЗОШЛИ НА ХОЛМ, ГЛОТНУЛ ПРОХЛАДНОГО ВИНА, РАССТАВИЛ ЛЕГИОНЫ...
 
взошли на холм, глотнул прохладного вина, расставил легионы...
 
война!
 
 
 
ЛЕЖУ НА ДНЕ ГОНДОЛЫ, МАНИТ ВЕЧЕР
 
лежу на дне гондолы, манит вечер
лежу ничком и чувствую, как через плечи
во мне Венеция
неслышно
настаёт
 
 
 
СТОЮ И ЧУВСТВУЮ, КАК ГРЕЕТСЯ В КАРМАНЕ КОЛЬТ
 
стою и чувствую, как греется в кармане кольт
небрежно положил его, когда ушёл под этот ливень
теперь, пожалуйста, мне джаз, и Bushmills безо льда, и обязательно в графине
и если не торопитесь, то я прошу, со мной...
 
 

 

 

 

ТАНЦУЮ ИСКРЕННЕ И СКОРОТЕЧНО ПО САН-МАРКО
 
танцую искренне и скоротечно по Сан-Марко
танцую к Гранд-каналу и какая-то испанка
вдруг отвечает мне из Турандот...
 
 
 
 
ПОСЛЕДНИЙ МОЙ ПРИЮТ
 
последний мой приют – избранник солнца – истовый Неаполь
тобой озолочу несмелых дней своих остаток
и милость сердца
на камнях твоих
взращу
 
 
 
 
И ВЕЧНО НАМ, ДРАКОНАМ, ПРИХОДИТСЯ УКРАДКОЙ
 
и вечно нам, драконам, приходится украдкой
из-за домов тихонько дуть своею внутренней прохладцей
на крайне милых сердцу нашему людей...
 

X
Загрузка