Стихотворения из сборника «Клетка черепахи». Предисловие Сергея Бирюкова.

 

Двадцатитрехлетний московский поэт Денис Безносов  в ближайшее время дебютирует первой поэтической книгой в мадридском издательстве Михаила Евзлина Ediciones del Hebreo Errante. В этом же издательстве у него уже вышли: книга пьес ''Околопьесы'', а также книга  переводов из  английского поэта-сюрреалиаста Дэвида Гаскойна, а также две подготовленные им книги поэта Серебрянного века Тихона Чурилина (''Последний визит'' и ''Март младенец''). Случай, прямо сказать, весьма неординарный. Добавим, что книгу ''Клетка черепахи'' оформил известный художник и поэт Борис Констриктор, а предисловие к ней написал Сергей Бирюков. Этим предисловием мы и предваряем сегодняшнюю публикацию Дениса Безносова.

 

Перед включением в чтение

«Какую вечность выбрать (?)», – вопрошает, но кто? Поэт, лирический герой, а не сам ли текст?! Во всяком случае такое впечатление тоже возникает, что это самотворящиеся тексты. Доведенная до совершенства спонтанность, вожделеемая сюрреалистами. Которые, однако, иногда зауживали свой поиск, ограничивая определенными правилами. Но поэзия –  это игра в нарушение правил. Или иначе –  это по возможности –  создание собственных правил.

Денис Безносов восстанавливает в правах драматическую поэзию, то есть поэзию с внутренним конфликтом. Не описательную, а проницающую.

Поэзия, конечно, вся состоит из созвучий. Это перелив созвучий. И: то ли поэт улавливает эти переливы, то ли сами созвучия  стекаются к поэту и улавливают его.

В случае Дениса Безносова это особенно актуально.

В первом же тексте книги все переливается-переламывается и выстраивается на «пить-пять-опять-петь-(с)пать--- плыть-плоть-лоть». Но в общем и вся книга переполнена созвучиями настолько, что, кажется, это переполнение переливается за пределы книги, прямо в так называемую действительность. И теперь уже при виде вороны ты слышишь «корки квадратные корки ко рту»  и в панике бежишь от «панического душа», преследующего тебя с сюрреалистической скоростью, но благо ты дадаист и тебе удается убежать, зарыться в будильник и успеть вывалиться из него под «сосредоточенное кручение языка» прямиком в  причудливо визуальную «ьнеселп», прочитанную в обратную сторону.

Что я хочу этим сказать?

Что мы попали в причудливый экспрессивный, сдвигологичный, сюрреалистичный, футуристичный мир. Этот мир живой, он весь в движении, весь в изломах, переключениях смыслов, звучаний, изображений, вплоть до исчезновений и превращений буквиц в капли дождя (с реверансом Аполлинеру).

Мы как будто возвратились лет чуть ли ни на 100 назад, к временам Крученыха, Бурлюка, Каменского, Ларионова, Гончаровой, Чурилина, Божидара,  раннего Дали, Лорки, Бунюеля, Аполлинера, Швиттерса, Балля и других веселых деятелей мирового авангарда. Но возвратились на совершенно новом витке, который эти веселые личности провидели,  вглядываясь в темноту времени и прозревая будущность лучом слова, линии, цвета.

Нужно было только, чтобы наш теперешний автор создал такую кристаллическую решетку, в которой этот луч преломился бы под ''верным углом сердца'' и высветил еще неведомые звуко-смысло пересечения.

Чтобы убедиться, что это произошло, у нас нет другого выхода, как проследить движение луча сквозь всю книгу.

   

                            Сергей Бирюков,

                             бивуак Академии Зауми,

                             Средняя Германия.  

 

 

(не)известное
 
срочное сообщение:
черепаха не знает куда идти
– снизу вверх ти –
тртры тртры тртры тртры –
не знает откуда
– на сетчатке тень от кадра –
она хочет пить
испуганно оглядывается пять
раз вниз
и пять
раз вверх
– арх –
ангел опять
начинает петь
ть ть ть ть
черепаха задумывается: плыть
идти ползти или лечь спать
как быть?
под панцирем дрожит плоть
лоть лоть лллоть
вдруг в ее взгляде что-то меняется
– экран затемняется –
 
 
 
ворона
 
вкрапленные акры ковры крыс кровлей кроме
в фотокамере комары кадры кубы
кудри кратеры катера когти карт
корки квадратные корты ко рту
куртки руки крошится мирт март
варится ритм крупой парк рак
брик григ брак блок глюк бряк грак
краски закрутились
крышка коробки
короткие
крик рев икр
кран ни к р-
арзным знак
на выкр-
ик
так
к
 
 
 
 
панический душ
 
конт канат и контрабас
бац! бас
пост в субботу в среду сразу срез
пан берет коль альт тропики труба
рези в желудке желуди жалюзи рубах
похоть хоть бухт –  бах!
разум с зонтика в слезах слез
снится соба-
ка(кая?) слепая на один гла-
з хромая на один зу-
б она только прилегла
без разрешения внизу
под лестницей в костре устрицей в поясницу
ню
поясню:
поместится мост
между (вертится) креслом (крутится) и –  ценю

комнатой канта оставил мозг
бронзовые брызги бровей на губы крылышками
шлепает воробей бей вора мне
по щеке контрабас накрыл (ишь как ми-
ло!)ктем на ремне
болтался барахтался палец полная солонка
как раз летела мне промеж душ
кап кит кап кот кап конт как слон кап
и по диагонали гнали между
машина прохудилась пополам на раз
два три прочистите воротники
плотникам плоть на ком пить –  пли!
плитки шоколада что в рот ни кинь
все без толку только пан и конура
ныряй
канат струна странно канет танк
контрабас оробел побе(жал)лел муляж
жаль в копоти купался фонтан к
кому конт канат тому
ля-ля
шшш
 
 
будильниК

Кудрявый дрозд сидел, качал ногой,
нагой атлет от лета до зимы
забыл ответить на звонок, но гость
не уходил, и после казни мы
бросали вместо музыки в тазы
свои затылки, сахарный песок–
пустая вещь держала в лапе соль,
сосредоточенно крутя язык.

гость снял сапоги
гость лег на кровати
горсть пальцев ноги
гость завернул в скатерть

...на площадке курили собаки
за стеной женщина пела
и видно было как у птицы
вертится шестеренка

 
 
 
обеденный перерыв
 
стеклянная башня рассыпалась на несколько
маленьких башен каждая носом в следствие
чего у фарфорового чайника из носика
выросло намыленное лезвие
последнего крыла тем временем женщина
(неизвестная) нашла музыку в левом кармане
пальто и разложила ненужные вещи на
крышах музеев а в германии
рихард хюльзенбек
чесал гильзе бок
полз в кабак
и по секрету
курил сигарету
кажется эту
 
 
 
 
памяти птеродактиля
 
чур
чур или не
чур
о чурилине
черт
знает что?
черт знает вас.
тихон танцует вальс
осторожно! у него начинается приступ!
настежь двери!
где лев лань и барс
(след простыл)
и просто
твари
/не совсем/ божьи?
клекот ки ки кикапут
коопот
кликопыт стих
брезжит брешь в барже
бесплатно через стикс
червь черепа страх отворенный –
стихотворений
гость Икс
стремится к бесконечности
 
 
 
кофе в цюрихе
 
1.
вольтер в пальто был бультерьер а
бал больных болтов со дна моря
прыжок пробки антрекот
антракт катаракта мира
напрокат
наберешь наяд
набережная
вольтера
 
2.
волна вогнута
в готтентот
которой булке terra
incognita   (?)
валторна овал дёрна проворно
вольт вольера
кость с виска берет
осенью о сыне осанна карте
комбре катится из кабаре
в кобуре на самокате
пятка вольтера
 
3.
снег в пенсне пень снега снарка старика
сноровка кавалера лУка ров
лукА неспроста из хвоста река
коротких клочков коров
и лысины историка
сиреееенааа истеррикааа
лобстер стал стальней луп на весу
месса масла микроскоп ромб
человек мера
 в общем всех вообще тине
лоб стёр остыл в голове суп
серый сыр едет на мокрой скорой
по каменной щетине
в гортань вольтера 
 
 
 
6/6 шелковых шестеренок
 
на пустом постаменте после острые устрицы
строятся с тростью строгие судороги створок
сторон на суде кукареку комара в арле кинул
марлевое горле parlez арлекину  vouz канву
конвульсий косвенным образом из снобизма
лохматая призма вниз нанизана приземляясь
на зонт механизма хвоста стрекозы стал выст-
рел язык оставляет зачатые только что четвер-
ти чаевые паперти в чем попало палочками
пыль очками горизонт по поло экватора вине
кратера  обертки в животе животного квадрат-
ный корень из корпуса борт опуса с поста кус-
та остаток телефона ступает проститутка в оте-
 
ле в оное время 5 часов 35 минут монет разми-
наете лысые женщины развешаны размешаны
в желудке жаворонка воронка жует жизнь про-
каженные по прежнему грешные решки у шес-
теренок щурятся ширинки гречневые брошки
крещенных крыс огрызков красок покрытые
кожурой занавески записывают вопросы песка
пьеса пускай поскальзывает пиджак по скаль-
пелю поджав ложке падежа  déjà мякиша шарф
фаршем марш шрамом  шар шарфом шофёр ши-
пящие ящиков ящериц перешел дорогу потом па-
утиной поток себя без спроса особи собак косо
досок кажется это единственный видимый способ
 
 
 
бильярд на обоях
 
дом дум дым дол-
бит бьет бард бордо
бардо-
вый вой вольт ватт водой
драм морд дремал дуг
бок
о
бок
бог
на бегу год игр
рог горла микр-
роскоп
скоро писк
ско-
бок
аккарде-
он
грим карде-
о-
грамма грамм
гам мух мех мох хомо
гром о гра-
ни
бум банк небо бант-
ом о
нить
тоги губой габой бан-
(ка)бак а к
клеткам мак
дама думает день до
дна недо дорог и гор-
дый док-
тор
тор терпит топор пьет горь-
кий кор-
пус пса сыпь песок пасть
компас копаясь пас
с собой бос
с себя бес
после себя пост-
тарел в скорлупе лес
повис мост
 
 
 
Gogol/mogоl
 
                  (наде)
 
1.
цветок в горшке горшок в цветке цветок
в горшке горшок в цветке цветок в горшке
горшок в цветке цветок в горшке горшок
в цветке цветок в горшке горшок в цветке
 
прошли ненужные слова
нашли ненужные слова
вошли ненужные слова
дошли ненужные слова
ненужные слова. пришли! –– - –– - –– - ––
 
2.
которые стоят вон там
исчезли
все
и этот
и этот
и те тоже
этот. этот и этот тоже
и тот. вон тот  с газетой
тоже
и этот тоже
они
она
и
он
исчезли. исчезла. исчез.
те тоже
и эти
и эти
эти. эти. эти и те тоже
и те. за столиком
те тоже
и эти тоже
вы
мы
исчезает. исчез. исчезнет.
исчезли все
ты
ты и ты
и ты
и ты тоже
ты. ты. ты. ты и ты
и ты. за дверью
тоже
и ты тоже
и
Последние публикации: 

X
Загрузка