Магомет идёт к горе...

 
Артхауз
 
И будет вечер – панацеей!
И ранним утром хлынет дождь,
А  жизнь, ревнивою Цирцеей,
Опробует  мольбу и нож –
Пойдут  упрёки и посылы,
Проклятья мерзко поползут,
И тот, кто первый пересилит –
Второму даст повестку в  суд.
 
И будет день, как тела праздник!
И хрустнет ночь  копилкой снов…
К восходу, после смертной  казни,
Воскреснет  павшая любовь –
Покуролесит напоследок,
Взбивая венчиком года,
Обманется   прекрасной Ледой,
За всё простит, за всё воздаст…
 
И  счастье  сникнет без печали,
И   радость взвоет  без тоски,
А  всё невзрачное отчалит
Куда-то в отдалённый  скит…
И будут странник и нимфетка
Учиться заново  азам
И слушать, как земле в  жилетку
Рыдает  вздорная   гроза.
 
 
Баллада о мытарстве
           
      
             Слышу упрек: «Он покойников славит!»
            Нет, я в обиде на злую судьбу:
           Всех нас когда-нибудь кто-то задавит,-
           За исключением тех, кто в гробу.
                                                                         В.Высоцкий.
 
 
Когда  говорить ни о чём надоест,
И не о чем будет  за кружкой судачить –
В квадратную клеточку впишется крест,
И барин черкнёт.  Ну, а как же  иначе?..
 
Никак.  Рассыпаются  пеплом нули –
Мишень  по-восточному щурит глазища,
Но будь даже трижды премудрым – Улисс,
Отбегавшись, сам приползёт на кладбище.
 
Позорно – дрожать, торопиться – смешно, –
Себе рыть могилу – не царское  дело,
Настанет черёд, бросят в яму, на дно,
А в память запишут  пушистым и белым.
 
Любовь не  для склепа и милость не в масть…
Коньяк не иссякнет в последнем запое,
За сумраком жизни – кромешная тьма,
Роняют светильники  схимник и воин…
 
Надрывные всхлипы ненужных «прости»,
Соблазны   порока  и прелесть купажа,
И так и не созданный  «тот самый стих» -
И плод на столе не надкусанный даже…
 
Есть время гадать и высчитывать час,
Острогу метать в  тушу скользкого зверя –
Кит сонно зевнёт и огромная пасть
Проглотит,  и выплюнет  где-то на берег…
 
Библейским Ионой, античным царём
Грабителем Трои, спасителем царства…
«Помрём!» – воет ветер, конечно – помрём –
Мытарству –  виват! Что за мир без мытарства…
 
 
Вниз по кроличьей норе
 
Дешевых слов развязный хруст,
Акценты сленга,  диалекты…
Влезая  в кроличью нору,
Забавно ноет грузный Некто:
Ворчит на  глупых грызунов,
Пеняет на червей и сырость,
Летит, цепляется, и вновь
Скользит, кляня себя и  дыры…
 
Внизу,  на куче,  много букв,
Предметов, пояснений, бирок…
Вцепился с воем в древний  бук
Кот Шрёдингера из Чешира.
 
Но всё не то, и мир не тот,
Меняет знаки, цифры, коды –
Анод прекрасен,  а катод
Почти сравнился с Квазимодо…
 
Фотон, как Шляпник, бесноват –
Танцует джигу-дрыгу бойко.
Есть  Наблюдатель, есть трава,
И Бармаглот взлетает… сойкой…
 
А где-то  страны, города
И миром правит Бог и Ньютон,
Никто  не шлёт ежа в солдат,
Нора и кванты? Бес попутал…
 
 
Магомет идёт к горе
 
Лодка пляшет у причала,
Ночь горбатится с клюкой…
Счастья миг и год печали –
До рассвета далеко.
 
Звёзды, шустрые как дети,
Камни шлют, не глядя,  вниз;
В Серенгети солнце светит,
Львицам  лев  рычит  на бис…
 
Спит  на лавочке бродяга,
Мыши бегают в норе,
Жизнь – сокровище  и благо,
Но не хочется стареть…
 
И не хочется скандалить
Из упрямства и нужды,
Не дают покоя  дали –
Бьёт  обыденность под дых.
 
Задирает сон нескромно
Юбку девственной мечты,
С  распальцовкой уголовной
Грех  плевал на страх и  стыд.
 
По карманам шарит давний
Необузданный порыв,
Равный  ждёт признанье равных –
От  данайцев шлют  дары…
 
Смерть-гулёна  светит ярко 
Из  квартала фонарей –
Ждёт  проказница подарков…
Магомет идёт к горе.
 
 
Дети неолита
 
 Книг каменных листы и пыль на них…
 Процесс, изюминка и вектор некий –
 Масштабом непривычны для живых,
 Как трилитоны Баальбека.
 
 Адепты целлюлозы любят жар –
 Простёрли длани над фрейдистской блажью,
 А Силиконовой долины технопарк –
 Даёт иллюзию дешевой распродажи.
 
 Но всё что просто – просто для слепых,
 Металл и пластик – глупых обувают,
 И как не убедительны столпы –
 Есть те, кто с детства ненавидит стаю.
 
 Они выходят ночью – жечь костры –
 Поэты, инсургенты и шаманы,
 И пусть смешон их пламенный порыв –
 Я тоже с ними, я тоже – странный.
 
 Скребок, рубило, каменный топор,
 Пейот и пси-эффект,  коан и мантра –
 И тянется за мной бродяг эскорт –
 За рубищем аскета смокинг франта…
 
 У каждого в проекте свой дольмен –
 Насечка личная, но краденый эпиграф…
 Что помешает? Мегалит и смерть!
 Зевает город
                           саблезубым тигром…
 
 
Неужели
 
философская, плясовая
 
Ох,  душа, моя душа,
Что же ты вцепилась
В этот  грязно-синий  шар;
Ну, скажи на милость:
– Неужели не видать –
Ненадёжный мячик:
На поверхности вода,
Но внутри  горячий.
 
Ух, мозги, мои мозги,
Кто бы вас подправил –
Если вам исполню гимн,
То молить не вправе…
Неужели невдомёк –
Глубина суждений
Не пойдёт гурману впрок,
Не прибавит денег…
 
Ах, мадам, моя мадам,
Как без Ваших ножек…
Без капризных «нет» и «да»
Сколько бы я прожил?..
Неужели  мы рабы
И Господь  нам стелет…
Ну, так «быть или не быть?»,
Йорик-Неужели…
 
 
О чём?
 
Ни о березах,  ни о рубашках,
Ни о сиреневых кустах,
И ни о том, как это тяжко –
Начать всё с нового листа.
 
Ни о разлуке, ни о водке,
Ни о Лауре  и Нинон,
И ни о времени коротком,
Когда был по уши влюблён…
 
О мастерстве, о панацее,
О бесконечности путей,
О том, как Аннами на шее
Висят доступные  «не те».
 
О понимании, о смысле,
О неэтичности  борьбы,
О том, как «эти» тихо  вышли,
И как  хочу о них забыть…
 
2011
Последние публикации: 

X
Загрузка