И вот я – своя тень...

 

 

ВОТ ЕСЛИ Б МНЕ ДОСТАЛО БЛАГОРОДСТВА
 
вот если б мне достало благородства
я бы качели аккуратно раскачал
и коли б кто на них тогда себя узнал
я подарил бы ему чуть помятый свёрток
из нежно-терпкого себя
 
 
 
 
И С ЛЁГКИМ ПРИВКУСОМ МЕТАЛЛА
 
и с лёгким привкусом металла
навстречу Истине ползу
 
 
 
 
МЫ С НОМЕРОМ ВТОРЫМ ЧИТАЛИ НОЧЬЮ СКАЗКИ
 
мы с номером вторым читали ночью сказки
а над окопом до утра, почти по нашим каскам
бродя, таил в себе туман...
 
 
 
 
ОБЕРНУЛСЯ
 
какая музыка тогда играла, помнишь?
 
 
 
 
Я ЗАСКУЧАЛ...
 
я заскучал...
 
надсмотрщик заметил
 
 
 
 
МЫ ШЛИ НА ОГОЛТЕЛЫЙ ДЕРЕВЕНСКИЙ ПРАЗДНИК
 
мы шли на оголтелый деревенский праздник
хоть нас и было бесконечно мало
под настороженной луной
 
 
 
 
Я ИЗУВЕЧЕННАЯ ПТИЦА
 
я изувеченная птица
я поломала себе крылья
я подпалила оперенье
я вымокла насквозь
 
 
 
 
ЧЕТВЁРТЫЕ СУТКИ НА КРУТОМ БЕРЕГУ СИЖУ И ЖДУ, КОГДА ПОТЕЧЁТ РЕКА
 
четвёртые сутки на крутом берегу сижу и жду, когда потечёт река
совсем не ем, и не пью, и не сплю, всё жду, когда потечёт река
 
 
 
 
ПРИЧАЛИВАЕМ НЕ В РУАН
 
причаливаем не в Руан...
вокруг цивильные, но не из первых...
 
а нам и незачем кричать на не изнеженной ветрами верфи...
 
 
 
 
И ВОТ РАСТЕРЯЛСЯ МАЛЬЧИК РАССЫЛЬНЫЙ
 
и вот растерялся мальчик рассыльный
ему бы сейчас передать мне посылку...
но я бы не взял
 
 
 
 
ПЛЫВУ ПО НЕОТЗЫВЧИВОЙ ВОДЕ
 
плыву по неотзывчивой воде
которая зовётся океаном
мне помирать сегодня слишком неудобно рано
и я гребу, гребу... и думаю, что в первой половине мая снег –
piccante...
 
 
 
 
ТУМАННО
 
туманно
Гавр
в кармане неизменных крошек
на предрассветную порошу
притихшим голубям
 
 
 
 
В ЛАДОШИ ХЛОПАЯ ДО САМОЙ ПЕРВОЙ КРОВИ
 
в ладоши хлопая до самой первой крови
мы опускали сны на снег
но этот снег нас осторожней всех...
через мгновенье похоронит
 
 
 
 
А МЫ ВОТ ВСЁ ВЫШЕ, И ВЫШЕ, И ВЫШЕ
 
а мы вот всё выше, и выше, и выше
где воздух совсем уж предельно разрежен
и искренне
пытаемся не понимать, как с черешен
роса
иссыхает
с рассветом
 
 
 
 
МНЕ ЖАЛКО
 
мне жалко
тех, кто не имеет кастаньеты
на эту
молодую ночь
 
 
 
 
ТЫ МОЖЕШЬ ДВЕРЬ НЕ ЗАКРЫВАТЬ
 
ты можешь дверь не закрывать
ты её этим не обидишь
а мне всё больше нравится для языка названье – идиш
и то, как эти двадцать сигарет лежат на три ряда
 
 
 
 
ВСЯ ЭТА БЕСПРОСВЕТНАЯ ЛИСТВА
 
вся эта беспросветная листва
зачем отчаянно так терпит
неосторожного меня
скрывая
 
 
 
 
МЛЕЮ
 
млею
 
 
 
 
ТУМАН МОХНАТ
 
туман мохнат
вальяжно сыро
и ястребы застенчиво кричат
с макушки иссякающего мира
 
 
 
 
ЧЕТВЕРГ
 
четверг
я на корме рыбацкой шхуны
дремлю
 
 
 
 
А СОЛНЦЕ ТАК НЕИСКРЕННЕ СИЯЛО
 
а солнце так неискренне сияло
а подхожу к нему... конечно, ему мало
меня
 
 
 
 
КОМУ В АПРЕЛЕ НА УЗИ!..
 
кому в апреле на УЗИ!..
кричу...
а уже поздно
 
 
 
 
Я ИЗ МАРЬИНОЙ РОЩИ!
 
я из Марьиной рощи!
и мне захотелось
чтоб все человецы
об этом узнали
 
 
 
 
ПО ДУБЛИНУ НИ ОТ КОГО НЕ ПРЯЧАСЬ
 
по Дублину ни от кого не прячась
мы молчаливою толпой
янтарный ящик
над собой
 
 
 
 
НИЧЕГО НЕ ОСТАВАЛОСЬ
 
ничего не оставалось
кроме как подстричься малость
 
 
 
 
НЕ ДОХОДЯ БЕНЗОКОЛОНКИ
 
не доходя бензоколонки
кричали чайки надо мной
чуть ласково
и капельку с печалькой
 
 
 
 
КОГДА-НИБУДЬ ТЫ МЕНЯ СМОЕШЬ, ЛЕТНИЙ ДОЖДЬ
 
когда-нибудь ты меня смоешь, летний дождь
с заветного дворового асфальта
и осторожно вдоль Сущёвки понесёшь
всё дальше, дальше, дальше, дальше, дальше...
 
 
 
А НАМ СИРЕНЫ ИЗ-ПОД КИЛЯ ПЕЛИ
 
а нам сирены из-под киля пели
и злые птицы на лету смотрели
на сердце через кожаный доспех
 
 
 
 
РАССВЕТ
 
рассвет
я смазываю Walter
и вспоминаю милый Зальцбург
как ты сказала мне: Mein Herz
 
 
 
 
СУЩЁВСКИЙ ВАЛ ВСЁ ТАКЖЕ ОСТОРОЖЕН
 
 
 
Сущёвский Вал всё также осторожен
а я-то знаю, как его до дрожи
в Манхэттен на пленэр влечёт
 
 
И ВОТ АВТОБУС Я, НА КРЫШЕ НОМЕР
 
и вот автобус я, на крыше номер
чтоб вертолётам было веселей
во мне течёт живительный елей
для всех моих заветных шестерёнок
 
 
 
 
СМОТРЮ В ГЛАЗОК
 
смотрю в глазок
а вдруг там что иначе
всё та же лестница, перила, стены, потолок...
я отхожу от двери, глубочайше озадачен
за что?
 
 
 
 
Я ИГОРЬ ИЗ ЧЕТВЁРТОГО ПОДЪЕЗДА
 
я Игорь из четвёртого подъезда
у нас достаточно тепло уже, но не об этом
в конце апреля все гигантские планеты
мне посылают звуки, что у них нормуль
 
 
 
 
ХАНОЙ
Ханой... я только что родился.
 
 
 
СВЕРНУЛ ВО ДВОР, БРЕДУ
 
свернул во двор, бреду
сплетаю одиноких окон
полночный мягкий свет
 
за мной идут
я сразу (сердцем) узнаю
их осторожный цокот
вплетая пальцы на ходу
в шипованный кастет
 
 
 
 
НАС ЧЕТВЕРО
 
нас четверо...
 
орёл поющий
телец самозабвенно вопиющий
и осторожный лев
взывающий нещадно
и слишком грязный
человек
глаголющий конфет
искомые
капризные
какие-то старинные
названья...
 
 
 
 
И ВОТ Я ТРОГАЮ ЕЁ РЕСНИЦ
 
и вот я трогаю её ресниц
незвучный шелест
 
ничто уже не начинается в апреле
 
и мёрзнет
в ветках
сок
 
 
 
 
ЦАРАПАЮСЬ
 
царапаюсь...
и вижу в этом смысл
 
 
 
 
НАС ПРОСТО ЗА КОГО-ТО ТАМ ПОЙМАЛИ
 
нас просто за кого-то там поймали...
 
одежды сняли...
 
пригвоздили ко кресту...
 
 
 
 
АПРЕЛЬСКИЙ ГРАД
 
апрельский град...
сижу и утешаюсь
 
 
 
 
А АМАДЕЙ ТАК ИСКРЕННЕ
 
а Амадей так искренне:
сыграем?!..
 
карета
Зальцбург
фонари
 
я говорю ему: смотри!..
и тычу в него пальцем
улыбаясь
 
 
 
БРЕДУ ДОМОЙ, БРЕДЁТ СО МНОЙ РЕЙКЬЯВИК
 
бреду домой, бредёт со мной Рейкьявик
а под моими осторожными ногами
серёжки...
двор сущёвский...
и всё что сердце знает наизусть...
 
 
 
 
СТОИМ В ГРЯЗИ, НАМ С НЕБА ЛЬЁТ
 
стоим в грязи, нам с неба льёт
и будет штурм, и не умрёт
никто
 
 
 
 
ВНУТРИ ГАЛЕРЫ НА ЦЕПЯХ
 
внутри галеры на цепях
с удушья и от жажды бредим
 
а где-то сочный кисло-сладкий виноград
ласкает нежный южный ветер
 
 
 
 
СИЖУ В КИТЕ
 
сижу в ките
и, собственно, доволен...
 
 
 
 
ТЁПЛОЕ БЕЛОЕ ВИНО
 
тёплое белое вино... грею осторожно, смотрю на дорогу
где-то там, за горизонтом, шепчет в полудрёме неистовый Рим
и среда настаёт... улыбаюсь, отворачиваюсь от неё... искренне...
 
 
 
 
И СНОВА МЫ НА АБОРДАЖ!
 
и снова мы на абордаж!
сомкнулись борт к борту...
а мне не королевский плащ к утру
достать бы...
 
 
 
 
Я НА ПЕСКЕ
 
я на песке
 
ничком
 
хотелось бы салютом жахнуть!
 
но пыль на рукаве...
 
и ландыши сейчас обязаны не пахнуть...
 
я гном
и я испуган
и отчаянно прижавшись
 
дрожу на волоске...
 
 
 
 
Я ПТИЦА
 
я птица
 
ловите, ловите меня, давайте...
 
а я ж шустрая!
 
 
 
 
МОЙ БЛИЗКИЙ ДРУГ СЕГОДНЯ УЛЕТАЕТ
 
мой близкий друг сегодня улетает
в Пермь
 
хожу по аэробусу его и всё там проверяю
не насовсем
чтоб
 
 
 
 
И ВОТ Я – СВОЯ ТЕНЬ...
 
и вот я – своя тень... мне моя жизнь по нраву
скольжу неслышно по паласу, по стене
я счастлив аккуратно чувствовать себя в себе
и счастлив я в ногах своих прохладу
стяжать
 
 
 
БЕНЗИНОВУЮ ЗАЖИГАЛКУ Я ЗАЖЁГ ВО МГЛЕ
бензиновую зажигалку я зажёг во мгле
трепещет в пламени её восточный ветер
мне никогда уже с чугунных петель...
но вдруг сорвался... всадник... на степном коне...
 
 
 
 
БРЕДУ ПО КОММУНАЛКЕ
 
бреду по коммуналке, смотрю на милых стен
вереск
 
а где-то за холмами, за долгими лесами сиреневым растёт
клевер
 
 
 
 
СПУСТИЛИ ШЛЮПКУ И ГРЕБЁМ, ВСЁ БЛИЖЕ БЕРЕГ...
 
спустили шлюпку и гребём, всё ближе берег...
и, вроде, знаю, что не место для истерик
в ней...
 
 
 
 
Я ИСТИННЫЙ ЁЖИК
 
я истинный ёжик
я люто свирепый
забойся прохожий
забойся бессмертный
кащей!

 

 

X
Загрузка