И пасутся пасмурные рыбы...

 
 
 
 
 
 
***
 
Прилавки, ящики, витрины, зимний свет,
Сонливая усталость, утро,
Сегодня будет ровно триста лет,
Как я перебираю фрукты.
 
Стучат поддоны, валит крупный снег,
Толпа ругается, смеётся,
Слова растают в грохоте телег,
И день под новым днём примнётся.
 
 
 
 
 
 
* * *
 
В квартире у меня есть стол и стул,
Окно, тарелки, сломанный будильник,
Сомнамбулический скрипучий гул
На кухне источает холодильник.
 
В прямоугольном дворике февраль.
Летает сор. Сугробы убывают.
Горит желтушным яблоком фонарь
И тени по асфальту проплывают.
 
Играет где-то тихий саксофон
Субботнюю бессмысленную грусть.
Я, кажется, попал в свой старый сон —
Вот-вот проснусь.
 
 
 
 
 
 
* * *
 
Солнце село — земля одинока,
Потемнели следы у ручья,
Остаётся лишь музыка Блока
И звенящий осколок луча.
 
Потемнели лесные канавы,
Остаётся довериться снам;
Города, океаны и травы
Называть по своим именам,
 
Замолчать до известного срока...
Мерно бьётся о камни волна —
Это в сумерках музыка Блока
Корабли поднимает со дна.
 
 
 
 
 
 
 
* * *
 
Портится весенняя погода,
И приятно мне в окно смотреть;
Стало вдруг, в любое время года,
Как-то слишком просто умереть.
 
Гром над лесом, ласточки над полем,
Радость приближения грозы;
На мгновение запахла морем
Яма возле лесополосы.
 
Я подозревал, что на закате
Лес похож на старую кровать.
Только б не в облупленной палате,
Только б не в больнице умирать.
 
 
 
 
 
 
* * *
 
Солнце незакатное, тростинка,
У реки забытый узелок,
На скамейке томик Метерлинка,
Под рубашкой летний холодок.
 
Тачка проскрипела вдоль забора,
Плавают покрышки под мостом,
Отголосок ангельского хора
Пролетел над миртовым кустом.
 
Утопает в зелени калитка,
Я тебя до двери провожу,
Отголосок облачный, пылинка,
Посмотри, я слов не нахожу.
 
 
 
 
 
 
***
 
Вот солнце закоптилось на ветру,
И драхма прячется на дне трубопровода,
А я рассматриваю жабры февраля
На чердаках Никитского бульвара.
 
Дорога приведёт в Замоскворечье,
Орех растёт под сводчатым окном,
Читаю детям хроники востока,
И льдины проплывают по реке.
 
Сугробы, площади, приюты, кабаки,
Вокзалы, холодильники, жилища,
Всё тонет в темноте столичной ночи,
И ночь Земли сливается с вселенной.
 
 
 
 
 
 
***
 
Сорок первый день Великого Потопа,
Дождь остановился, слабый ветер
Задевает гребни тонких волн,
И сбивает пену.
 
Овцы молча смотрят в тихие глубины,
Холодает, наступает вечер,
Спит под палубой огромный вол,
Мокрые ступени.
 
Время думать, спать, плести корзины,
Слушать плеск воды и скрип ковчега,
И пасутся пасмурные рыбы
На вершинах мира.
 
 
 
2019
Последние публикации: 

X
Загрузка