Дорога в г.

 

 

 

 

 
полусонное
 
хоровод невнятных строчек,
в кресло вжался позвоночник,
в горле ком застрял.
небо в пятнышках чернильных –
промакнули, зачехлили,
спрятали в пенал.

голоса в тумане гаснут.
огоньками подпоясан
город в стиле блюз –
одиночеством испуган,
он черту ведёт по кругу,
мнёт в руках картуз.

ночь стоит на перекрёстке,
повторяет: "матка боска", –
и вздыхает так,
будто вывезет кривая,
без зазрения кивая
на дорожный знак.

счастье близко, но недолго.
урезает чувство долга
лунный до-диез.
перебиты кости смыслам,
вверх душа взлетает быстро.
и теряет вес.

 
 
 
 
дорога в г.
 
дорога в город красна крестом,
берёт измором за гробом гром.
пленяя формой, ведёт, визжа,
за птичьим кормом, а в сердце – ржа.

дорога в гости – ковёр накрыт,
округа шепчет: остановись,
там за погостом дубовый скит –
в простонаречьи зовётся "жизнь".

дорога в гетто. лицо – в пыли.
в лице – тревога. одна напасть:
в святых заветах не предрекли,
что на дорогу звезде упасть.

 
 
 
 
тараканы
 
колонной пешей тараканы
по кухне, не скрываясь, шли
и комья брошенной земли
несли в тарелки и стаканы.

хозяин беспробудно пил
и созерцал на небе знаки,
а херувимы иже, паки
на землю падали без сил.

без сожаления к грядущим
молитвам, грянувшим на сон,
гостей просили выйти вон,
оставив тараканов в куще.

членистоножие толпы
за купиной неопалимой,
к волчице ромула и рима
стремилo черные стопы.

взирал хозяин вдохновенно
на победителей своих,
а через миг победно дрых
без ног – коленопреклоненный.

приказы облетали строй
о направлении колонны,
и тараканы восхищённо
владели брошенной землёй.

 
 
 
 
 
не жди меня
 
не жди меня, не надо
стоять на берегу
под грохот канонады
с прощением врагу.
мой дом сквозь горло вытек,
и срок давно истёк –
бежит румяный критик
на утлый уголёк.

не стой на переходе
из прошлого – сюда,
удача колобродит
без божьего суда,
заноет под сурдинку
звучащая струна,
проявится картинка
в тенетах полотна.

ретивый, беззаботный,
по-доброму хмельной,
пичугой перелётной
взлечу над целиной.
а ежели промажу,
то встану в полный рост,
предчувствуя пропажу
седеющих волос.

не жди меня на ужин,
и на обед не жди,
я доверху загружен
дорогой впереди.
тоскую по свободе,
пиная шар земной...

не стой на переходе
и не ходи за мной.

 
 
 
 
 
The End
 
Колокольня за версту. По следам крадётся жижа.
Осень прячет красоту под прилавок и – пониже.
В доме шёпот и тоска. Домовые чистят окна.
Эта присказка, а ска... сказка будет, как прихлопнет.

Пусть намёк на ложь силён. Часовые по заставам
то ли видят пятый сон, то ли рельсы под составом.
Заповедные огни бдит яга в укромной чаще,
просит гостя: "Не гони! Только ищущий обрящет.

Пятаки держи, дружок. Крепко, чтобы не пропали."
Новый катится клубок, словно йо-йо по спирали.
Жрёт печёнку жирный страх. Робкий пингвин прячет тушу.
Мчит the end на всех парах, выворачивая душу

 
 
 
 
 
Рондель
 
как фитилёк сгорает год
с налётом неприкрытой фальши
он со звездой сыграет в ящик
когда на небо попадёт

под утро творческий полпот
мятежный дух на плаху тащит
как фитилёк сгорает год
с налётом неприкрытой фальши

перепиши наоборот
вдруг ошибаться станешь чаще
ты вдохновляясь настоящим
увидишь в будущее вход
как фитилёк сгорает год

 
 
 
 
 
на ощупь
 
на ощупь движения выправив,
иду, спотыкаясь о свет,
за стонами, криками, хрипами,
сходя потихоньку на нет.

на вымысел, взятый у прошлого,
меняю разменный пятак.
ключи, что на поясе сторожа,
стучат в тишине натощак.

на небо являться не хочется -
не вовремя и не извне.
куда мне деваться без прочерка
на голой бескрылой спине?

на радостях выпить бы горькую,
а после податься в бега
и скрыться от всех за постройками,
да родина больно нага.

на кой мне привили отчаянье
словами дышать глубоко?
а мысли всегда были крайними –
на ощупь, на небо, на кой...

 

Последние публикации: 

X
Загрузка