Философия – это опасно

 
 
 
 
«Философия – это интересно». Так написано на обложке книги философа Владимира Варавы. Книга издана в издательстве «Этерна». У издательства есть и другие книжки, на их обложках написано «история – это интересно», «физика – это интересно» и т.д.
 
Философия – это, действительно, интересно. Но в отличие от, скажем, истории или географии, это еще и жутко опасно. Опасно заниматься философией, опасно защищать её. Тем более не просто защищать (ведь каждый философ так или иначе защищает свою философию), но принимать на себя такую официальную должность, как адвокат философии!
 
Задача эта трудна еще и потому, что мы привыкли думать, что философ должен любить философию. А между тем философ может её ненавидеть! Ненавидеть философию как любовницу, которая крадет мужчину из семьи и делает затем его жизнь невыносимой. Но в то же время только она одна дает возможность жить далее и справляться с невыносимой тяжестью бытия. И при таком положении дел выступать адвокатом философии еще труднее, потому что защищать то, что мы любим – легче, чем защищать то, что мы и любим и ненавидим одновременно.
 
Вообще-то невозможна никакая рецензия на «Адвоката философии», возможет только сам «Адвокат философии». Адвокат один – среди суда, как и философ всегда один – посреди мира. Мира, объяснить который равно осудить его. Иное дело, что суд над миром никогда не оканчивается, и никакой окончательный приговор невозможен. Хотя такого приговора от философа требуют все: люди веры, чтобы убедиться в своей правоте и подкрепить свою веру философскими изысканиями, люди науки, чтобы громоздить на гармонию или хаос мира свои бесконечные гипотезы и эксперименты, - все. Все ждут от философа ответа. А философия уже которую сотню лет отставляет людей без ответа. Читаем в предисловии к книге: «философия существует по преимуществу в форме вопрошаний, в форме вечных вопрошаний. Ответы (конечные ответы) дают все остальные области «духовной культуры». Дело философии — спрашивать, пробуждая нравственную и интеллектуальную совесть живущих, не позволяя им окончательно впасть в спячку, которую провоцирует утвердительная убедительность разных ответов. Истина вопросов — вот истина философии» (с.14).
 
Невозможна рецензия на «Адвоката философии» еще и потому, что этот текст располагает к свободному и самостоятельному мышлению, и начиная писать о книге, я вдруг боковым зрением начинаю замечать, что я пишу уже не о самой книге, но по поводу книги, а в следующий момент пишу уже даже не по поводу книги, а по поводу вопросов, заданных в книге, а в следующий момент я задаю уже новые вопросы, которые не прописаны в книге. Возникает даже такой вопрос: а есть ли такая книга под названием «Адвокат философии»? Или это и не книга вовсе, а только некое единство высказанных вслух вопрошаний, которые существуют не в этом вот данном тексте, а вообще - существуют где-то в мире?..
 
Да, странная книга «Адвокат философии». Она написана в скандально  непозволительной для сегодняшнего времени манере. В ней ни одной ссылки. Согласитесь, это очень странный адвокат, который обходится без свидетелей, который намеренно ставит себя в невыгодное положение перед присяжными, чем только еще более раздражает их. Несомненно, что таких раздраженных будет немало среди читателей книги.
 
Вот, например, посмотрите на оглавление. Это вполне самостоятельный текст, который можно читать отдельно от собственно текста книги. Выпишем несколько названий глав:
168. Как жить?
169. Как не жить?
170. Зачем жить?
171. Почему бы не умереть?
 
Или вот, например:
 
118. Как ребенок становится человеком?
119. Как человек становится трупом?
 
Даже бегло просмотрев оглавление, сразу замечаешь, что красной нитью через весь текст в разный вариациях проходит вопрос: кто такой философ и что он делает? Главы называются: «Что мы делаем, когда философствуем? Что мы делаем, когда философствуем? То такой философ? Что нужно для занятий философией? Где искать философию? Кого считать философом? Можно ли научится философии?» и т.д. И это неудивительно, ведь автор в самом начале книге пишет, что основной вопрос философии – это сама философия (с.19). Но это вовсе не означает замыкания философии на себе самой, потому что: «Основной вопрос философии, будучи исключительно философским вопросом, в то же время есть основной жизненный вопрос, поскольку жизнь организована таким образом, что в ней главным действующим лицом является не просто человек, но человек философствующий» (с.20).
 
Так кого же считать философом? Куда идти за философией и у кого ей учиться? Конечно, такие прямые и «наивные» вопросы будут раздражать замшелого «профессора философии», который свой академизм ценит больше, чем саму философию как таковую. Для «профессора философии», в которого так боялся превратиться Ницше, книга Вл. Варавы будет слишком претенциозной и ломающей привычные иерархии, установившиеся в современной философии. Ведь сами посудите, что это за вопрос такой: «куда идти за философией?». Странный, дикий вопрос. Куда? В университет, конечно, на философский факультет. И хотя в этом ответе, нет сомнений, есть истина, но Вл.Варава и из этого ответа делает проблему: Проблема в том, что философии очень часто нет в самой философии (вернее, в «исторической философии»). Это — парадокс, но философия может ускользать именно из философии, переходя в иные области, оставляя за собой обманчивый след видимости. Нередко случается, что философии бывает больше в литературе, науке и религии, нежели в профессиональных обителях» (с.73). Здесь бросается в глаза понятие «историческая философия»; во введении этого понятия (по аналогии с «исторической церковью», как у славянофилов) есть что-то бунтарское, не так ли? «Если давать детальное описание того, как представлена философия в человеческой истории, то получится долгая и запутанная история, с бесконечным размыванием жанровых границ и переходом из одного культурного ареала в другой» (с.24). Однако факт таков:  «Только в качестве академической философия сегодня имеет хоть какую-то социальную и культурную легитимность» (с.13). Но в то же время другая неизбежная и горькая констатация: ««Академическая философия стала одним из проектов гуманитарной науки, но проектом, нужно сказать, не самым прибыльным и не самым интересным. А главное — не улавливающим существо того явления, которое в метафизических глубинах души по-прежнему вызывает восторг и благоговение» (с.13).
 
И поэтому вопрос остается вопросом: куда идти за философией, где искать философию?
 
Да и надо ли её искать? Не будет ли это себе дороже, искать, и хуже -  найти философию?  Не лучше ли прожить без неё? Вл.Варава сам пишет: «Философия — опасное для жизни занятие. Жить по канонам нормальной жизни можно, лишь не философствуя. Философия в действительности может стать оружием парализации жизни, поскольку только философия знает, как лишить жизнь смысла, и знает, что жизнь не имеет смысла (причем не абстрактно-теоретически, а жизненно-практически)» (с.102).
 
Так искать ли философию? Ответ на вопрос, однако, все же дается философов в книге, хотя и не прямо. Философию надо искать, потому что философский вопрос – это основной вопрос человека. Потому что «жизнь организована таким образом, что в ней главным действующим лицом является не просто человек, но человек философствующий» (с.20).
 
И далее: «основной вопрос философии есть, поэтому, основной вопрос человека, поскольку в своем философствовании человек попадает под собственное вопрошание». Человек не просто философствует на досуге, но он сам вплетается в свою философию, которая и есть жизнь. Жизнь, которая зависит от философских вопросов, жизнь, поставленная сама под прицел философского вопроса. Жизнь, ставшая философски смертельно опасной. Жизнь, ставшая катастрофой, ужасом, каторгой, но освещенная философским светом, ослепляющим и в то же время озаряющим все вокруг, позволяющем увидеть мир вкруг, прекрасный, яростный, ускользающий…
 
Философия – это опасно. И даже более, чем можно представить. Но жить живой жизнью без этой чертовски-божественной и опасной вещи просто нельзя.
 

X
Загрузка