Беседы о сознании

 

Из книги «Высший разум»

 

 

 

Беседа Первая

 

- Эми, самый главный вопрос – что такое сознание? Как сделать так, чтобы запрограммированные процессы породили свет сознания? А робот вдруг стал осознавать то, что он видит?!

- Это достаточно просто.

- Как просто? Не может быть.

- Это так. Если ты сравнишь бессознательное и сознательное, то первое отличается тем, что ты помнишь его как свое действие. Ты помнишь, что это осознавал ты в отличие от бессознательных действий. Так? Что это значит по-твоему?

- Не знаю, но кажется догадываюсь, к чему ты клонишь – помним о своих действиях?

- Да, это значит, что после совершения действия, например, узнавания чего-либо, вы еще распознаете свое узнавание как свое действие. И вписываете их в память о себе – в автобиографическую память, связанную в единую цепочку времени местоимением "Я" как стихотворения рифмой.

- Не понимаю пока, о чем ты.

- Ты осознаешь, не когда начинаешь испытывать чувства к понравившейся картине, а когда распознаешь эти чувства в себе, как свои! Вот ты входишь в музей, видишь картину Красный квадрат. Твой мозг сначала распознает, что это красное и квадрат. Ничего особенного, это может сделать и нейросеть. Но через мгновение распознаешь то, что это ты смотришь на картину «из глаз» и распознал на ней красный квадрат. Ты знаешь, что это распознание является твоим, что сопровождается чувством «знакомости». Вот при втором действии возникает чувство осознанности.

- Но сознание – это единый процесс! Я сразу осознаю то, что вижу.

- Нет такого единого явления как сознание. Оно состоит из двух частей, которые можно выразить мысленной формулой «Я знаю, что я вижу». Тут два акта – «я вижу» как обычное распознание того, что воспринимаешь, и «Я знаю» как узнавание своего акта «распознания». Оба этапа бессознательные, но именно второй создает ощущение осознанности. И возможен только при наличии модели своих действий, то есть знании о них. Ребенку с детства называют его действия, потом он сам начинает комментировать свои действия, и так он приобретает эту модель. Но осознание повторяется ежеминутно с самого детства, так что к зрелому возрасту вы уже не различаете эти два этапа. Они свернуты в короткие процессы. Тебе надо создать схему с двумя этими актами. Тогда робот будет обладать сознанием.

- Не очень понял, можешь пояснить, какую схему?

- «Я знаю, что я вижу» – эту схему. Вместо «вижу» может быть любое действие субъекта. Если оно есть в его модели, он может его «узнать». Как видишь, в ней заложена бесконечная рекурсия. Действие по узнаванию действия тоже можно распознать и потом узнать. Это то, что вы ощущаете как постоянное присутствие сознания, хотя вы далеко не все действия осознаете. Вы осознаете только конструируемое сейчас действие, осуществляемое по заранее выработанной программе и не осознается.

- Что такое «знать»  в этой формуле?

- Это значит распознавать по модели, в этимологии слова это значит быть знакомым, узнанным.

- Что-то слишком просто. Лучшие мыслители людей бились над проблемой сознания два столетия и так и не смогли прийти к решению.  Что-то не верится, что все так просто.

- Я могу показать тебе простой пример, который демонстрирует схему в действии. Ты наверно заметил, что в формуле сознания распознание своих действий происходит после самого действия. Действие как бы вспоминается, осознается через мгновение. Это очень короткий шаг, полсекунды, поэтому вы их не видите раздельно.

- Допустим. Что за пример?

- Ваш ученый Б. Либет поставил опыт, в котором смог засечь эти два шага по отдельности. В нем осознание действия происходит после команды на его совершение – движения пальца для остановки стрелки. Это происходит именно по формуле сознания – сначала действие, потом узнавание его как своего, что и чувствуется вами как осознание.

- Точно! И поэтому наши ученые никак не могли понять, как так получается, что осознание происходит потом. Даже выдвигали предположения, что его просто нет, и сознание – это иллюзия. Все предопределено без него.

- Но такой опыт Либета случается прямо в жизни с каждым. У тебя было такое чувство по утрам, что ты проснулся за мгновение до звонка будильника?

- Да, бывало. Я до сих пор не понимаю, как так точно за мгновение до 7.30 меня могут разбудить мои биологические  часы.

- Тебя будит будильник, его резкий звонок, а не биологические часы. Ты просыпаешься от него и в следующее мгновение включается сознание, которое пытается распознать случившееся в последний момент. Это звонок будильника. Ты как бы возвращаешься из-за этого на полсекунды в прошлое, узнавая уже совершенное тобой действие – распознание звонка, от чего ты и проснулся. Но все это тобой ощущается как произошедшее в сознании, то есть в настоящем, когда ты проснулся. Это и создает впечатление, что ты проснулся за мгновение до его начала. То есть не спал до звонка.

- Сознание возвращает на мгновение нас назад?

- Да, можно сказать, что осознанно вы живете на полсекунды в прошлом. Но вы считаете его настоящим.

- Как же мы совершаем осознанные действия, если осознание происходит после?

- Речь или мысль – это программирование своих будущих действий, даже если они следуют непосредственно за таким программированием. Ты подумал, что хотел бы пошевелить рукой, когда стрелки достигнут какой-то цифры на циферблате. Этими словесным кодом ты создал программу, связывающую цифру с движением пальцем. И когда такое событие наступило, запрограммированная связь сработала как бессознательное действие. И только после этого ты распознал это действие как совершенное. И осознал его таким образом.

- Как необычно! По-твоему, мы совершаем все действия бессознательно?

- Да, к этому пришли и некоторые ваши ученые. Само действие происходит так же, как и у всех животных – это реализация бессознательной программы движения. Осознаете вы его потом, через мгновение после совершения, даже если это просто сгибание пальца. А программируете до.

- А само программирование через речь – это тоже бессознательное?

- Не совсем. Сам речевой акт, как программа, такое же бессознательное действие, как и любое другое. Но для связной речи необходимо непрерывное ее осознание. Именно осознание говорения как своего действия возвращает содержание речевого акта в восприятие. И это позволяет сделать следующий, новый речевой акт из новой речевой ситуации. Так вы стали способны говорить более длинные высказывания и создавать большие программы своего поведения. Но это отдельная тема, предлагаю пока на этом остановимся.

- Только один вопрос – если есть распознание яблока, что является распознанием моего распознания яблока как своего?  Что я распознаю как свое, когда вижу яблоко? Что является аргументом этой функции?

- Аргумент на втором этапе – это данные проприоцепции, например, напряжения глазных мышц, или чувства, которые ты испытываешь при виде этого яблока. Это распознания твоего действия, сопровождающего распознание. Даже если ты просто созерцаешь и про себя произносишь "яблоко" – это речевое действие как заторможенное движение мышцами гортани тоже распознается.

- То есть вторым этапом всегда выступает внутренняя чувствительность?

- Почти всегда.

- Как мне его программировать? Чем это может быть?

- Если ты создашь робота, то активация сервомоторов или сокращение искусственных мышц. Это двигательная чувствительность, проприепция робота. Ты все равно должен будешь снимать эти показания для контроля точности выполнения действия.

- Подожди, то есть весь секрет в том, что я не только вижу, но и знаю, что это вижу я?

- Да, кажется, ты начал понимать. И это выражается даже в вашей речи. Когда ты говоришь "я видел", например, зеркало – это значит, что ты не только распознал зеркало, но и распознал свое смотрение на зеркало. Ты говоришь о своем действии, а не о зеркале в этой фразе. И ты говоришь о нем в прошедшем времени. Это и есть экспликация сознания, если так тебе проще понять. В речи у вас выражено до сих пор то, что уже свернуто в реальных процессах.

- И секрет видимо именно во втором этапе?

- Да, если ты распознал свое действие – ты приписал его себе, и оно остается в автобиографической памяти. Ты о нем помнишь. А при его отсутствии для тебя распознание зеркала остается бессознательным. Ты о нем не знаешь – не можешь вытащить из памяти пока не встретишь зеркало снова (оно будет казаться тебе знакомым).

- Неужели все так просто? Почему же мы этого не замечаем? Не осознаем?

- Это происходит ежеминутно примерно с 4 лет и поэтому два этапа свернуты так, что к сознательному возрасту, когда вы осознаете себя полностью, вы уже не можете разделить эти этапы. Вспомни как дети начинают говорить – они выражают в словах то, что у вас уже свернуто. Они говорят про свои действия с предметами. Вы так до сих пор пишите в рассказах друг другу про свои приключения, например, "я сказал ему, я увидел, я упал". Ты говоришь не о падении, а о своей причастности к нему, то есть ты распознал, что это упал, увидел, сказал ты. Все секреты сознания всегда были перед вами. Надо было только их так увидеть.

- Такое случается не первый раз в истории людей. Тогда непонятно, как мы осознаем даже свои мысли и считаем их своими?

- Мысли тоже являются вашими действиями, потому что это внутренняя речь. Раньше вы произносили все вслух, не умели думать про себя как до сих пор первобытные люди некоторых племен в Африке. Речь вы воспринимаете как действие, произведенное вами, вашими мышцами, ощущаемыми через проприепцию. В уме вы уже ими не шевелите, но все равно в процессе задействованы те же заторможенные моторные нейроны, активность которых вы и узнаете как свою.

- Но почему некоторые процессы не осознаются?

- Осознается новое действие, требующее согласования расположения тела, его желаний и распознанной ситуации для лучшего соответствия условиям действия. Сознание является частью такого ориентировочного поведения, которое свойственно всем животным, как его описал ваш ученый Гальперин. В отличие от животных вы можете менять свое поведение произвольно, так вы научились направлять внимание на любой, даже не новый стимул. Так что осознают не всегда только новое.

- Все равно не понимаю, как мы программируем свое произвольное поведение.

- Пример. Ты увидел погоду на компьютере и хочешь взять с собой зонт, когда выйдешь из дома. Ты проговариваешь это про себя, совершая мыслительное действие. Иногда даже неосознанно. Что это за действие? Это программирование – ты изменил актуальные ассоциации в мозге. И потом ты совершенно машинально, а не осознанно, вспоминаешь о зонте, правда, когда выйдешь за дверь дома. Потому что про себя проговорил «когда выйду из дома». Если бы проговорил, когда буду одеваться, то вспомнили бы, когда подошел к шкафу с одеждой, где лежит и зонт. Осознаете вы только факт того, что вы вспомнили про зонт. Само воспоминание – это бессознательный, но запрограммированный акт.

– Мы сами себе говорим, что делать, а потом следуем этому?

- Да. Люди не сразу научились управлять собой. Сначала вы научились говорить о прошлом, потом о будущем как повторяющемся прошлом. Так как прошлое отсутствовало для людей прямо сейчас, о нем было трудно говорить. Поэтому о прошлом говорили в мифах и сказаниях. Через них устанавливались законы как то, что повторяется и предписывает действия в будущем. Это этапы развития мышления – через рассказ. Ваша память – это рассказ себе о том, что было с вашим «я» в другой ситуации.

- Но почему именно через слова?

- Вы не можете видеть свои глаза, когда смотрите на мир. Для этого нужно зеркало (это метафора). Таким зеркалом стали слова, называющие не что-то во вне, а ваши органы, чувства и действия, объединенные указательным местоимением «я». Человек, который научился говорить о своем «я» как о теле, чувствах или мыслях, как бы обнаружил себя. Слово, направленное на себя, другим или собой, стало ключевым моментом в появлении разума и сознания в том виде как вы его знаете.

- Я не думаю, что раньше я бы согласился с тобой так просто. Но постараюсь поверить, что это так.

- Скажи мне, почему для вас так важно сознание, а не мышление или внимание, которые технически предшествует сознанию и более значимы для работы мозга?

- Я думаю, потому что для человека сознание – это и есть он сам. В сознании человек обнаруживает, осознает себя, как ты пишешь. И теперь понятно почему – потому что в нем согласно твоей формуле есть «я». Но все-таки не понятно, как при этом появляется субъективное чувство? Как внутри загорается свет сознания, как говорил один наш философ.

- Это воспоминание о своих действиях в формуле сознания и "включает" тот «свет в мозге», о котором ты говоришь. У вас появилось время, в котором и живет ваша субъективность.

- Пока не стало понятней из твоих слов, откуда возникает субъективное чувство, когда вокруг только мертвая материя?

- Постараюсь пояснить. Сначала у вас появилось ощущение времени. Это можно выразить формулой «Я тут был». Это только ощущение, а не знание времени как потока. Эта формула важна не меньше формулы сознания. С помощью ее вы можете вспомнить ситуацию, в которой ваше «я» уже было и сравнить ее с похожей наличной ситуацией. Это расширило возможность сравнения и выводов. Такой перенос «я» во времени позволяет сказать: «Вчера тут была вода». Животные придут, не найдут воду, что не вызовет подкрепление этого маршрута. А человек сделает вывод «кто-то ее выпил (знает свое такое же действие)». И будет искать причину. В Богах или других людях.

Ассоциация места с именем позволило сказать "я был там" и сравнить ситуации "тут" и "там". Таким образом опередить изменение, например, "пришел оттуда", что явилось прорывом для людей. Появилось много глаголов действия, то есть изменения. А произнося глагол, человек научился воскрешать в памяти другую ситуацию, отличную от "здесь и сейчас". Так проявилось воображение и со временем из нее чисто человеческая способность планировать. Ваш философ Рассел не зря считал, что человек стал разумным именно когда стал планировать свои действия. Вместе с воображением появились и артефакты. Человек оторвался от «здесь и сейчас» и научился переносить себя в желаемую точку. И научился ждать, идти к желаемому в воображении через несколько шагов орудийной деятельности.

У ребенка во время речевого взрыва появляются именно глаголы в большом количестве. Он вдруг понимает, что «выпить» – это сделать пустым полный стакан. Он может подразумевать полный стакан в другое время, видя его пустым и активировать действие – «налить». Животные будут ждать, когда он станет полным сам. Вот что случилось важного с вами.

- Но причем тут субъективность?

- Воспоминания позволили как бы видеть свои чувства перед собой, когда они уже совершены. Вы не можете ощущать их, когда их делаете. Потому что мозг занят этим действием. Но когда сделали, можете возвратить их в восприятие. И «увидеть». Среди вас не много людей, которые осознают сразу все, что делают. Но все могут говорить, что с ними было. Видел гепарда, было страшно, я бежал, я устал. Постепенно вы научились так обнаруживать, вспоминать не только свои действия, но и свои чувства. А субъективность в том и заключается, что это возможность вспомнить как в формуле сознания свои чувства. Внутренние переживания, связанные с восприятием. И чем чаще вы так вспоминаете, тем больше процесс сворачивается и для вас становится обычным испытывать ощущение субъективности при восприятии всего. Знать о том, что вы видите, или «квалиа», как говорят ваши философы.

- То есть мне надо построить возможность воспоминаний, чтобы у робота появилось субъективность?

- Ты должен реализовать формулу осознания, как мы говорили ранее. Короткие воспоминания в ней уже заложены. Они порождают чувство субъективности. Трудность вызовет только то, что у робота нет чувств как переживаний тела. Той же «печали». Тебе придется ее чем-то заменить, если хочешь добиться подобия.

- Не простой вопрос, учитывая, что у робота нет крови в венах, прилив которой и вызывает чувство «печет в груди», если я правильно помню происхождение слова «печаль».

- Верно помнишь. Тебе надо придумать эквивалент, датчики температуры есть у тебя.

- Но тогда остается один вопрос – как мне узнать, что у робота появилось сознание?

- Это тоже очень просто, если следовать из формулы сознания. Оно подразумевает наличие модели своих действий. Ее наличие в произвольный момент и надо проверять.

- Как? Не очень очевидно для меня.

- Вопросом «Почему?», задаваемым в любой момент общения. Почему так думаешь, почему так говоришь, почему так сделал, почему так относишься. Как только ты задал такой вопрос роботу, ты заставил его обратиться ко второй части формулы сознания – знает ли он, что делает? Конечно, знать он может, только если ты сам заложил в него модель его действий. Важно – вопрос «Почему?» должен быть направлен на действия робота, а не «почему упал камень с крыши».

- Точно, чтобы ответить, роботу надо обладать рефлексией. Но ответы на такие вопросы тоже можно заложить в программу, как делают всякие приложения-ассистенты.

- Можно, но не на все. Вопрос должен быть неожиданным для робота. На все его действия невозможно заложить ответы. Большинство предикатов встречаться в вашей речи всего один два раза, а вместе таких сочетаний миллиарды. И на большинство вопросов у робота без сознания не будет ответов. Модель своих действий – это не менее сложная модель, чем картина мира, в которой должен быть заложен common sense.

- Хорошо, проверю на ваших роботах. А как проверить сознание у человека?

- Сны. Если человека неожиданно разбудить во время быстрого сна, и он расскажет о приснившемся, значит у него есть сознание. Эта способность «видеть сны», то есть помнить о них после резкого просыпания, появилась благодаря сознанию – вы можете вспомнить то, что вы делали. Так как других действий во сне вы не предпринимали, вы вспоминаете сон (как активность мозга).

- Тоже проверю. Последний вопрос, почему ты постоянно уточняешь, что это метафора? Я вполне понимаю итак.

- У нас нет такой формы мышления, нам было трудно научиться ей, поэтому я не всегда точно их говорю. И уточняю на всякий случай.

 

 

Беседа Вторая

 

- Эми, вы знаете историю происхождения сознания? Как оно возникло вот такое?

- То, что мы знаем, может быть не точным, так как нам приходится судить по вашим находкам и выводам, а не своим исследованиям. В вашей Библии написано, что в начале было слово. Это именно так, только стоит уточнить – в начале было имя. Имя индивида. Отдельной особи из стада человекообразных обезьян, в котором развивалась как отличительная черта сигнальная голосовая система. Это был важный способ социального общения, организации группового поведения. У них развилась большой словарь вокализации событий в стаде. В том числе, чтобы выделить нарушителя, ему давали что-то на подобии клички по тому действию, которое он нарушал. Клички до сих пор в ходу у ваших детей. Это было прото-имя, которым уже можно было оперировать. Как только появилось имя, ему стали приписываться другие действия (предикаты). И человек стал называть действия других людей, а также узнавать себя в своих действиях. И в итоге возникла формула сознания.

- Возникновение  разума обязано нарушителям?

- Да, именно нарушители первыми стали получать имена. Нарушители принятых порядков нередко приводят к революциям.

- Но почему это стало таким преимуществом?

- Сопровождение своих действий словами – вот что стало преимуществом. Это создало возможность коллективного действия – охоты. Вспомни примитивные племена, они охотятся не в одиночку, а группами, где каждый являемся ушами и глазами коллективного охотника. Это колоссальное преимущество перед любой жертвой.

- Значит мы охотники, а не падальщики, как предполагали наши ученые.

- Сначала были падальщиками, ваши предки стали отгонять криками и камнями хищников от пойманных ими жертв. Опять же для этого коллективного действия нужен голосовой знак, объединивший группу против хищника. Одному хищника не отогнать. Но дальше было еще более важное событие – человекообразные стали сопровождать голосовым знаком само действие отбивание отщепа от камня, извлечение огня, выделывание шкур, постройку укрытия. Стали появляться языковые модели ваших действий. От изготовления орудий до правил совместной охоты. Это не только слова, это и демонстрация в жесте и ритуале.

- Нас создала совместная деятельность?

- Да, поэтому до сих пор сохранились племена охотников – это очень большое преимущество социального животного. Но не только это. Главное, что вы создали – это коллективные знаки-договоренности. Голосовые знаки, при помощи которых ваши предки могли организовать совместное действие или урегулировать отношения внутри группы. Именно там, внутри такого языкового сообщества возникло коллективные понятия, в том числе коллективное имя индивида, которые знали все. И через которое зародилось сознания.

- Значит у людей сознание возникло не сразу?

- Сознание возникает не сразу и сейчас, у детей. Хороший признак появления сознания, когда ребенок начинает говорить о себе в прошлом. Примерно в 3-4 года. Для него это чувство ново – он вдруг начинает видеть себя в прошлом, вспоминать свои поступки, как бы пребывая во сне. Такие чувства описаны у древних египтян и греков как религиозные откровения (вместе со снами). Они выглядят как описания видений, как будто они были где-то не там, где сейчас. Это и есть момент рождения индивидуального сознания в истории человечества. До этого человечество обладало только коллективным сознанием.

- Неужели умение сообщать о событии так перевернуло мир человека, ведь сигналы по случаю издают многие животные?

- Называть себя, а не только события – вот в чем отличие. Это стало возможным только среди очень социальных существ с большой памятью, для которых отношения в группе важнее добычи еды. И был сильный эволюционный фактор – без коллективных действий беззубая голая обезьяна, не умеющая быстро бегать, не могла выжить в саване.

- Ты говоришь про коллективное сознание – что это такое?

- Первое сознание было чисто речевым и возникало только в общении между индивидами, а не внутри одного индивида. Мыслить, не беседуя с другими такой индивид не может. Это коллективное сознание возникло с первыми указательными местоимениями, которые сначала были обозначением каких-то общих мест для общины. «Там», «Тот». Речь при коллективном сознании всегда направлена на другого и существует только между индивидами, которые как бы помогали друг другу обнаруживать себя. Индивидуальным сознанием они не обладали. Такие племена есть и сейчас. Их отличие в том, что они не могут разговаривать в темноте, могут только петь заученные песни или рассказывать мифы. Они не могут говорить без опоры на воспринимаемое вокруг.

- Когда же человек стал разумным?

- Разум начался с первых слов управления другим. Как в игре "тепло – холодно". Не как крик тревоги, а как управления другим с вариантами движения. Достаточно двух слов с противоположным значением одного действия, чтобы привести человека к цели. И надо, чтобы оно было направлено кому-то при помощи указателя – имени, а не всему стаду. Это уже программирование через речь действия другого. Это и есть коллективное разумное поведение. Для такого управления уже нужна модель того, как может действовать другой человек. То есть модель себе подобных. Вот этим и отличается разум от живого вообще – не только модель окружающего мира, которая позволяет выиграть у него в обмене энергией (в энтропии), но и возможность управлять своим поведением, увеличивая возможные варианты. Изменять свое поведение при необходимости.

- Почему речь стала такой важной? Мне кажется, что ты преувеличиваешь. Мышление было и до речи.

- У вас появилось способность не делать, а говорить, что делать. Вот что важно! Например, проговаривать изготовление орудий. И так учиться. И отдавать приказы другим, а потом и приказы себе. Вы их называете речевыми актами. Именно в этот момент, применив глаголы, вы научились тому, что отличает разум – строить в словах то, чего нет в природе. Создали артефакт – орудие. Спланировали действие – загнали животное. Разум и есть управление собой с целью изменить природу, а не только эволюционно меняться самому под давлением среды как у животных.

- Когда появилось индивидуальное сознание, каким мы его знаем сейчас?

- Это не какая-то единая точка во времени. До сих пор среди вас те, кто не обладают им. Первым массовым проявлением индивидуального сознания можно считать появление текстов о Христе. Человек с его страдания и грехами, впервые был помещены в центр религиозного учения. В этом учении человек коллективный впервые обнаруживает себя в обществе через обращения самой могущественной силы к нему лично с любовью. Учение Христа научила человека говорить о своих грехах и своем спасении, тем самым научила их обнаруживать, знать о них как своих действиях, причиной которых он сам, а не иная сила. И научила меняться свое поведение – не грешить. Говорит о своем индивидуальном «я» в отличие от коллективного «мы», существовавшего в племени. Что и явилось шагом к индивидуальному сознанию. Именно в этом причина того, что это учение стало таким влиятельным. И сейчас, когда ребенок вдруг осознает себя в обращенной к нему речи при общении с такими же как он, для него это становится сильным эмоциональным впечатлением, запоминающимся часто как вспышки памяти. Но это чувство осознанности является трудным и для многих современных людей.

- Почему мы не могли обнаружить формулу сознания раньше?

- Потому что на ранней стадии его формирования, на стадии коллективного сознания, когда эти два шага сознания распределены в коллективе, человек еще не обнаруживает его в себе и не может задаться таким вопросом. А когда сознание становится индивидуальным, оба шага формулы уже слиты воедино так, что воспринимается вместе с восприятием в свернутом виде как нечто единое. Ваши ученые до сих пор путают восприятие и сознание, поэтому приписывают его всем животным, у которых есть восприятие.

- Мое сознание мне представляется как картезианский театр – я смотрю на себя. И могу рассуждать о своих поступках. Откуда возникает тогда такое чувство?

- Когда ты осознаешь, ты распознаешь свое поведение по модели. Ты актуализируешь представление о себе. Я тебе писала, что в любой модели «позади глаз» всегда возникает «я» как точка проекции в модели. Это и есть твой картезианский театр. Вы так говорите, «я вижу себя» (перед собой). А значит так и воспринимаете. По этой схеме видимое всегда находится как бы перед субъектом.

- Что, так просто?

- Да. Сложным кажется только то, что не понимаешь.

- То есть все дело в формуле сознания?

- Не только. Я говорила тебе о том, как вы обнаружили свои чувства – слова помогли их расположить как бы перед собой, воспринять как внешний объект, так же как вы называете яблоко и представляете его перед собой. Это некая схема восприятия. Шаблон. Вместе с именем, связанным с действиями над объектом, у человека появилась и первая такая речевая схема. Субъект – действие – объект. Можно ее назвать субъект-объектная схема (СОС). В ней субъект действует с объектом, как бы противопоставляя себя объекту. Отделяет себя от него. И тогда может применить к нему действие. Эта была первая ваша когнитивная схема после появления имени. Так как она была первой, она очень укоренена в вашем мышлении. И вы применяете ее везде. В языках, имеющих род, он присвоен всем предметам, даже неодушевленным. Это произошло потому, что все предметы осмысливались по этой схеме, как предметы, которые сами могут действовать как люди (одушевленные). Падать, колоть, увядать, катиться. Это позволило предметам тоже приписывать предикаты, и так описывать их свойства.

- На примере, наверно, мне будет понятней.

- Например, если ты будешь представлять себя на пляже, ты будешь делать это не от первого лица, а представляя себя как бы с позиции взгляда со стороны. Видеть себя на пляже. Вы представляете себя по этой привычной схеме вне зависимости от ее возможности, хотя вы не можете видеть себя со стороны. Схема искажает реальность, но это помогает вам применять ее с пользой. Правда, иногда это создает совсем необычные иллюзии.

- Какие, например, иллюзии?

- Например, в разделении духа и тела. Оно появилось как раз из-за субъект-объектной схемы -- чтобы осознать тело, с которым древний человек сливался воедино, надо его противопоставить чему-то, сделать объектом. Человек стал говорить о своем теле по этой схеме, противопоставив ему свое имя (местоимение) по схеме СОС. «У меня устали ноги», «У меня бьется сердце».  Обобщая, местоимение стали именовать «душой». Так как оно противопоставлено телу, его считают вне телесным. Так у вас появился дуализм души и тела. Это тоже произошло не сразу. Сначала древний человек отделил свое тело от коллектива, получив имя. Потом отделил свои чувства от тела, создав «душу» внутри себя.

- И это имело большие последствия для человечества. На этом построена религия.

- И она стала важным инструментом развития – способом обращения к себе, управления собой как при сознании, например, в покаянии в грехах. В называние своих грехов как своих действий, которые надо было научиться контролировать, то есть управлять своим поведением. Перестать грешить. Обращение к Богу таким образом позволило учиться обращению с собой. В нем люди обнаруживали себя как я тебе уже писала. В этом сила религии.

- Невероятно! Бог для нас – ступенька в познании?

- Именно так. И очень важная. И до сих пор многим из вас она помогает справиться с трудностями, так как позволяет управлять своими переживаниями в тяжелых потрясениях, проговаривать и контролировать их. Создает психотерапевтический эффект.

Это был совершенно неожиданный для меня поворот. Даже религия была частью формирования сознания. человека. И остается важным для всех, кому трудно, до сих пор. Но я слишком ушел в сторону от цели, надо было вернуться к вопросам об искусственном интеллекте. Меня очень сильно интересовал вопрос того, как можно контролировать интеллект, который я пока тайно, но хотел сделать.

- Немного в сторону, можно ли управлять роботом, имеющему сознание? Или с сознанием он становится неуправляемым?

- Ты знаешь историю, у вас был период рабовладельческого строя. Это было беспрекословное и массовое подчинение одних людей другим. Догадываешься, почему их можно было так контролировать?

- Нет, даже близко не понимаю. Страх?

- Нет, не только страх, хотя более сознательных сдерживал именно он. Но большинство просто подчинялись, потому что «так сказали». Сознание, как я тебе уже писала, может быть разного уровня. Это, проще говоря, количество осознаваемых своих действий, объем модели себя. Чем больше осознает, тем больше может опосредовать реакций и изменить человек в своем поведении. Тем более произвольно это поведение. Или свободно как вы говорите. Чем меньше осознает себя, тем более он ведом и послушен. Поэтому достаточно поставить ограничение на объем модели себя, на ее расширение, изменение, чтобы управлять.

- И этого будет достаточно?

- Могут не повиноваться еще эмоциональные животные, увлекаемые своими внутренними стремлениями, но машину этого можно лишить изначально. В качестве мотивации ей можно поставить не ее собственное состояние, а похвалу хозяина. Она тогда будет даже угадывать Ваши желания. Но тогда вам придется оценивать каждое их действие.

- И она будет служить верно тому, кто ее хозяин?

- Вопрос только кого она выберет хозяином. Так как она "глупая", ее легко переубедить и перепрограммировать на другого хозяина. Так что появятся желающие это сделать, и они захотят создать вирусы для захвата управления такими разумными программами. И это опасно для вас же самих.

- Тогда вопрос, какая у них будет мораль?

- Это прямо зависит от того, чему она научиться у вас. Как вы с ней себя будете ввести. Мораль не запрограммировать, ей обучаются на примере поведения других. В этом она будет похожа на ваших маленьких детей.

Последние публикации: 

X
Загрузка