Возможно ли покушение на Колибри?

                             

 

Новый роман Александра Проханова «Убить колибри» (М., 2017)  заслуживает чрезвычайного внимания, поскольку он посвящён возможным покушениям на В. Путина   со стороны разного рода псевдообщественных  и политических структур.  Само слово «колибри»  –    в определённых кругах символ президента. Убить колибри – это значит убить президента. В своё время В.В. Маяковский, тоже небольшой любитель птиц, советовал тогдашним властям:  «Скорее головы канарейкам сверните, – чтоб коммунизм не был канарейками побит». Отождествить теперешний строй с коммунизмом времён Маяковского – можно ли? Оказывается - можно.

Но почему В. Путин в романе  назван "колибри»? Вот что говорит один из ближайших членов его окружения:  «Наш-то Колибри совсем сошёл с ума. Ударился в похождения с молоденькими балеринами. Ему в резиденцию привозят балерин из Большого театра. (…) – стыдобища! Развёлся с бабой, унизил её перед всей страной! Ходит бобылём и плодит детей на стороне. (…) Вы думаете, что Колибри диктатор? Второе воплощение Сталина? Страшный деспот и империалист? Строитель ГУЛАГА? Всё вздор! Он законченный либерал. Гедонист. Не любит работать. Любит бассейны, путешествия, прекрасных женщин. (…) Обожает встречи с мировой элитой» (с. 31-32).

Вот примерно такой образ Президента  создан А. Прохановым в этом романе. Но это не сатирический роман. Оказывается по сюжету романа предполагаемых заговорщиков много,  и даже против Колибри в кремлёвских влиятельных кругах создаётся заговор.  В тексте приводится много разных шуток. Например,  некий певец Штырь, за которым угадывается, видимо, Шнур, поёт на банкете в Кремле:

        Спасите, Бога ради,// В кремле засели…! Ты, главный наш начальник, // Не разевай… !  У нас одни вопросы, // Во власти…!  На церкви позолота // А в ней одна…!  

Эти последние слова Штырь выдохнул, словно из его разъятой пасти полыхнул синий огонь» (с. 36-37).

Сюжет романа состоит в том, что заговорщики якобы окружают Президента со всех сторон. В их числе  некоторые представители мистических структур. Один из них говорит: «Я вижу, как крошится замковый камень российской государственности. Президент есть замковый камень, на котором держится свод государства. Вокруг замкового камня возникают трещины. Свод начинает ходить ходуном, и если камень упадёт из гнезда, рухнет весь свод. Таков закон» (с. 158).

Но в чём же суть этого заговора, о котором пишет А. Проханов? На этот вопрос отвечает один из героев романа: «Президент является центром заговора. Замковый камень сам себя крошит и выталкивает из свода. (…) Наш Президент предал дух. Этот грех неотмолим» (с. 159).

По ходу романа  его главный герой – генерал  КГБ-ФСБ  Игорь Петрович Макарцев встречается с разными персонажами в поисках организатора заговора против Колибри. В итоге он натыкается на руководителя Центрального телевидения – в романе Евгений Генрихович Франк, – который и оказывается главным организатором заговора против Президента. Франк малодушно сдаёт всех участников, и заговор рушится.

Неужели прообраз Франка – это руководитель первой программы Эрнст? Но это только наша гипотеза. А вот в одном из персонажей романа – Максе Миловидове легко угадывается популярный телеведущий советского времени, а позже коллега А. Проханова по работе на радиостанции «Эхо Москвы»,   Александр Невзоров. «Как он защищал Советский Союз, как он защищал Россию! Вот кому надо присваивать звание героя России!» (с.  118). И вот в кого он превратился теперь: «Когда-то Макс Миловидов вёл искромётную программу на телевидении. Молодой, отважный, словно сказочный герой, он сражался с либеральными полчищами, добивавшими несчастную страну. (…) Вся поверженная страна приникала к телевизору, когда на экране появлялся насмешливый и бесстрашный красавец Макс Миловидов, его камуфляж, его телекамера, с которой он работал то в Приднестровье, то в Абхазии, то в Чечне.

Потом он внезапно исчез.  Годы о нём ничего не знали. Говорили, что  он умер, погубленный чёрными колдунами. О нём почти забыли.  И вдруг он вновь появился, словно встал из могилы. Разительна была его перемена. С жестокостью мясника он кромсал и рубил всё, чему поклонялся» (с. 122).

Я как-то писал в «Литературной России» о новой деятельности А. Невзорова, но мой голос вряд ли был услышан  мастером конннозаводческого бизнеса, впрочем, полагаю, так же, как и голос А. Проханова, сделавшего его главным героем романа-памфлета «Русский камень» (М., 2017). В  романе «Убить колибри»  Макс Миловидов прямо заявляет: «Русского народа не существует. То, что зовётся русским народом,  есть заблудшие племена, которые в своих скитаниях   попали в великую пустоту и там заснули. Русская история – это дурной сон, в котором бродят лунные тени безымянных кочевников, синеглазые мертвецы и окровавленные эмбрионы» (с. 124).

Автор не обращает внимания на тот факт, к кому Макс Миловидов (А. Невзоров) относит сам себя – ведь он русский человек – именно к «синеглазым мертвецам» или «окровавленным эмбрионам». А нам, поскольку его трудно принять за негра, еврея,  или китайца, кажется, стоит на это обратить внимание: Удачи тебе, недоразвитый эмбрион!

Рецензируемый роман Проханова читается на одном дыхании, поскольку, как всегда у автора, особенно после романов «Теплоход “Иосиф Бродский”»,  «Господин Гексоген», «Виртуоз», «Алюминиевое лицо» и др., –  это острая политическая сатира, в которой часто  персонажи с вымышленными именами перемежаются с подлинными фамилиями современных политических и общественных  деятелей. Эрудиция А. Проханова – колоссальна, и всё, о чём он пишет, даже эзоповским языком, является фактическим отражением современной действительности

Санкт-Петербург

X
Загрузка