Гибридная война. О Соломоне ХХI века

 

 

Новый роман А. Потёмкина, признанного новатора нашей литературы, как бы перечёркивает всё его прежнее творчество. Читатель знал Александра  Потёмкина как мастера полудетективных и в любом случае авантюрных произведений – даже в чём-то сходных с творчеством Стивена Кинга или Дарьи Донцовой (конечно шучу). Нельзя сказать, чтобы автор был каким-то международным фигляром. Несмотря на его карьеру в Германии, он всегда оставался сторонником и защитником русской нации.

Роман «Соло Моно»  с подзаголовоком  «Путешествие в сознание пораженца» (М., 2017) открывает читателю новую грань творчества А. Потёмкина. Я хочу обратить внимание на то, что автор все свои сочинения (в том числе и научные работы по экономике) печатает в своём собственном издательстве, как правило, небольшим тиражом, но всегда  на мелованной бумаге высшего качества, даже мелованной.

Обе критекессы: Капитолина Кокшенёва, автор предисловия к этой книге, доктор филологических наук, кандидат искусствоведения и автор послесловия Марина Филина – доктор филологических наук, захлёбываются от восторга по поводу нового теургического откровения А. Потёмкина. Я согласен с их мнением о том, что этот роман для А. Потёмкина неожидан. Детективные «штучки-дрючки» предыдущих публикаций здесь сменяются мучительной и  отчасти назидательной тягомотиной.

Поскольку, кроме этих двух докторов филологических наук мне больше не с кем поспорить, то я кратко изложу свой взгляд на этот роман.

Мне представляется, и более того – я убеждён, что этот «роман» является исповедью самого А. Потёмкина. Главный герой Фёдор Михайлович Махоркин, беспрерывно блуждая по дебрям России в поисках  своего возможного спонсора – бизнесмена Пенталкина, погибает, запутавшись в собственных противоречиях. Но об этом более подробно. Мне кажется, что в образах Махоркина и Пенталкина автор представляет читателю два фокуса своей собственной души. Погибающий, нищий, оборванный Махоркин, от лица которого ведётся повествование, – это, несомненно, положительный  герой.

Он в поисках высокой цели – создать сверхчеловека, но и как бы противостоящий ему бизнесмен Пенталкин тоже не враг прогресса и гуманизма. Он обещает Махоркину  дать пять миллионов, но отмечает, что из-за необходимости рекламы, конкурсов и т.п., сумма должна  удвоиться. Поэтому он предлагает Фёдору Михайловичу поработать у него над другим проектом, оплата которого и составит пять миллионов, после чего можно будет приступить к проекту «Соло Моно».  Махоркин от этого предложения отказывается и, купив в аптеке яд, кончает с собой.

 Обратимся к тексту романа. Дело в том, что автор в  образе Фёдора Махоркина в его путешествиях по градам и весям России как бы излагает некоторые свои предвидения о её дальнейшей судьбе. Фёдор Михайлович Махоркин рассуждает об этом так: «Познать искусство созидания из массы биостроительного материала нового Фёдора Михайловича – вот единственное моё устремление» (с. 46). Мы можем задать себе вопрос, который в приведённых критических статьях не поставлен: предлагает ли нам А. Потёмкин новый конструкт человеческого общества или хочет только поиграться. Герой романа, «…с удивлением прочитывая заголовки газет, натыкался на заметки, что на Украине валят памятники Ленину и Сталину. Эти двое и создали украинскую нацию, очертили её границы, назвали сначала Харьков, а затем Киев столицей созданной республики» (с. 57). Обращаю внимание читателей, что я об этом же писал в 2014 году в статье «Миф об Украине», - приятно встретить единомышленника в лице Александра Потёмкина.

Продолжим рассмотрение романа. По ходу текста слово «моно» расшифровывается как «сам в себе» ( с. 76). Но будучи якобы «сам в себе», ни автор, ни его герой не отключаются от реальных проблем современности. Следует обратить внимание на одну тему, о которой я неоднократно писал: в чём причины развала так называемого государства СССР?  Ленинско-сталинская картография стала основой неких, якобы государственных границ, созданных ими будто бы по национальному признаку.

 А вот мнение об этом А. Потёмкина (и я с ним полностью согласен – Г.М.): «Мина под СССР была заложена при формировании союзных республик. Чудаки провозгласили ошибочную национальную политику, концептуально выраженную в убеждении, что человек по природе – по генетике у таких умников двойка – интернационален, а посему  право наций на самоопределение никакого риска для государственного устройства не несёт. Страшное заблуждение! Безграмотность! Никогда в истории не существовали такие страны как Казахстан, Таджикистан, Киргизия, Белоруссия, Узбекистан, Украина, Молдавия, Туркмения. (…) Только у трёх стран в прошлом была своя государственность: у Грузии и Армении – их государственности сотни лет, у Литвы – недолго. В этом и крылась главная ошибка коммуняк» ( с. 100- 101).

Ещё раз хочу подчеркнуть, что главный герой романа Фёдор Михайлович Махоркин не только близок лично к моему сознанию критика, но и к современному общественному сознанию. При чтении романа мне постоянно казалось, что вся эта игра в изготовление сверхчеловека для автора просто предлог  для того, чтобы – пусть и в скрытой форме – поговорить о важнейших проблемах современности. В тексте романа постоянно встречаются такие обороты: «А это было бы интересно для Фёдора Михайловича», «А это я говорю, Махоркин ». Читателю предлагается определить, какого именно  Фёдора Михайловича имеет в виду Потёмкин. Для Фёдора Михайловича Достоевского эти рассуждения, конечно, были бы весьма интересными, равно как и для Фёдора Михайловича Махоркина-Потёмкина.

Сейчас идёт третья мировая война, названная в романе «гибридной»: «И в этой “новой” по типу войне совершенно очевидно использование религиозных взглядов, учений и идей, как фундамента для “восстания масс” (намёк на книгу Х. Ортеги-и-Гассета с одноимённым названием – Г.М.) там, где не срабатывают культурные, политические или патриотические механизмы, религиозная идея по-прежнему остаётся активно мобилизационной» (с.153).  В романе идёт речь о войне в Сирии,  о роли арабского терроризма, исламского экстремизма и о других проявлениях религиозного фанатизма в наше время.

Но не надо думать, что мы всецело подсюсюкиваем автору. На стр. 178-179 он предлагает план борьбы с коррупцией, хотя даже не отдаёт себе отчёта – по крайней мере, его главный герой Ф.М. Махоркин, – что коррупция, как я тоже писал в одной из своих статей со ссылкой на М.А. Бакунина[1], есть особая форма управления государством. Воровской, бандитский принцип: если ты в деле, ты наш. Своих не выдаём. Рука руку моет. Вспомним  для примера недавнее следствие и «суд» по делу «Оборонсервиса» Е. Васильевой-Сердюкова и др.

Теперь о размышлениях  по поводу Евросоюза. Автор пишет об этом так: «Это общежитие разных по ранжиру людей не сулит ничего хорошего. Стоимость трудовых ресурсов из Балканских стран всегда будет ниже стоимости рабочей силы из Центральной Европы, поскольку, например, немец решит технологическую задачу быстрее и эффективнее» (с. 192).

Введённые в ход событий романа якобы публицистические статьи главного героя только подчёркивают, что этот сам по себе «роман» представляет собой своеобразный публицистический трактат, а может, просто средство для общения автора с близкими ему интеллектуальными кругами. Вот один из таких пассажей: «Высший в мире господствующий закон и вера – исключительно интеллект! И больше ничего! Ничего нет больше, и ничего нет выше!» (с. 247). Так рассуждать может только учёный, преданный своей идее, но не делец-предприниматель, поскольку есть понятие жизни, жизненной силы, которая называлась в индийских религиях прана и охватывала всё существо бытия.

Уважаемый автор! Как же можно создать ваше «соломоно» среднего рода без участия энергетических и эротических сил, опираясь только на математические знаки? Предполагаемый новый Соломон назван на стр. 259 «межгалактическим Чингизханом».   Хорошо это или плохо? Ясного ответа нет, да и может ли он быть. Но с другой стороны  в рассуждениях героя есть и нечто правильное, а именно, что наша эпоха не любит сильных личностей, стремится к посредственности, стремится к потребительству. Поэтому изготовление хотя бы искусственного сверхчеловека – это своего рода вызов нашему времени, но, возможно, этот вызов обречён на поражение. Главный герой романа  Фёдор Михайлович (Достоевский) Махоркин в финале вынужден покончить с собой и даже не столько потому, что предполагаемый спонсор не даёт ему денег для осуществления его гиперпроекта на создание сверхчеловека, сколько потому, что сам разочаровывается в нём и решается попытать счастья, если не на «этом», то на том свете. Роман снабжён технологической инструкцией работы наносборщика с приведением чертежей устройства электрополевого нанопинцета и пр.  Причём всё это в цветных иллюстрациях! Читатель понимает, что всё это не более, чем ирония над проектами РОСНАНО Д. Медведева, аналогичными проектам «Силиконовой долины» в США. Как сказал поэт: «Речь не о том, но всё же, всё же, всё же…».

В заключение мне хочется ещё раз повторить, что этот роман  мне представляется откровением души самого Александра Потёмкина, его раздвоенности на романтика и бизнесмена. Это горькая исповедь, чего не поняли, с моей точки зрения, обе критикессы, авторы преди – и послесловия. На последней странице романа написано:

«ДОРОГОЙ ЧИТАТЕЛЬ!

Спасибо, что вы прочитали книгу до конца. Надеюсь,  что ваш  HIC многократно повысился.

С уважением, автор и создатель “Соло Моно”» (с. 339).

Под аббревиатурой HIC автор подразумевает интеллектуальный потенциал, намекая на творчество Сальвадора Дали, Пруста, Джойса и Фолкнера. Но мы можем только посочувствовать ему и вместе поплакать о его горестной разбитой и раздвоенной душе. «Богатые тоже плачут».

Санкт-Петербург                                   1 июня 2017 года

 

[1]  М.А. Бакунин. Коррупция. — О Макиавелли. — Развитие государственности // Вопросы философии. 1990. № 12. Archives Bakounine. Ed. A. Lehning. Leiden, 1987. P. 369-382.

 

X
Загрузка