КРИТИКА КРИТИКИ. Из чего сделан Борис Гройс?

(письмо Денису Пикулину о «Коммунистическом постскриптуме»)

1. Так как «гройс» – это greis на белорусском идише, предлагаю
в дальнейшем именовать его «Серый Борух». Кстати, книжка переведена
с немецкого. Интересно на каком езыке Борух думает?

2. Книжка сделана в стиле нелегальной литературы начала прошлого
века. Как вспоминал Маяковский, в нелегальной литературе ему больше
всего понравилась её нелегальность, «что поля срезаны до букв.
Для конспирации». Намёк издательству Ad Marginem, что никаких
margines вовсе нету. Feld fehlt – Wald waltet.

3. Предложения коротенькие и книжка небольшая. Это очень хорошо
получилось. Удобно читать и делать вид, что понимаешь. Хотя 99%
прочли не больше, чем написано на задней странице обложки.

4. Собственно о всей книжке можно судить по первым 7-10 предложениям.
«Медиумом экономики являются деньги. Экономика оперирует цифрами.
Медиумом политики является язык. Политика оперирует словами».
Вопрос в том, почему это откровенное воспринимается как новейшее
откровение? Коротенькие предложения, подлежашее-глагол-прямое
дополнение, совершенно малознакомые слова, но! – в позиции №1.
Логика как в анекдоте «умные налево – красивые направо». Красивое
и гламурное (игорь-северянинское) слово «медиум».

5. Не буду много цитировать, чего Серый буровит. People хавает,
пока не встану я: «А что такое собственно «медиум»?» Сложно полагать,
что это просто носитель (клочок бумажки, например), о чём намекал
Серый Борух в беседе с Рыклиным. Таки-выходит «дискурс»? Заелозит
Борух и начнёт юлить. Вообще интересно задать Боруху и попроще
вопросы. Например, что такое «политика»? как он представляет себе,
что такое «экономика»? итдэ.

6. На самом деле цифры – это те же слова: «один, два, три». А
математика – тот же язык. Экономика – та же политика, только вид
сбоку. Борух не затрудняет себя вдаванием в хитросплетения, а
заявляет нагло, что дескать это так и так. Потому любит, когда
с ним говорит как бы власть имущий. Борух берёт одну кучку и делит
на две кучки. А потом нарекает имена. Одна из кучек остаётся,
а другая валоризуется и отправляется в архив, то есть музей. То
есть протаскивает с чёрного хода категорию перехода количества
в качество, против которой он много с Рыклиным. Только у Боруха
не переход, а прыжок в новое качество, которое уже потом порождает
дурную бесконечность. Стратегия философских тетрадей Володи Третьего:
«скачки, скачки!!!»

7. Всё проще. Язык цифр – это тоже язык, только он удобней символически
представлен и позволяет быстрее считывать и обрабатывать головными
частями зверюги человек. Ньютон ещё арабской символикой не пользовался,
читать Principia philosophiae naturalis было тяжело. Среди естественных
языков есть языки объективно более и менее трудные, более и менее
понятные. Чем менее понятен язык, тем больше среди говорящих на
нём дураков. Например, французский понятней, чем немецкий. Немецкий
понятней, чем русский. А древнееврейский понятней, чем любой индоевропейский.
Voilà tout. А чем человека особь быстрее обрабатывает информацию,
а обрабатывает она её с помощью головы и языка (hardware и software
соответственно), тем больше шансов поиметь ближнего и свалить
прочь, то есть выжить.

8. Далее, многоточие в рот и рот. Если на западе можно сделать
бизнес и никого при этом не кинуть, чтобы все остались довольны,
то у нас этого не получится. Поэтому мы не любим людей за то,
что они такие же, как мы. Потому что они жрут ту же картошку и
многоточие. Поэтому мы такие жадные и так много жрём. На Западе
– live and let live, а у нас - live and let die. Поэтому «дай»
значит «die». А для того, чтобы эффективно уничтожать себе подобных
и требуется идеология, то есть система «найди 10 отличий» в действии.
А воще всем советую почитать Локка. Гораздо более полезный мыслитель,
чем кудреватый дозвон Деррида и угрюмый тупиц Гегель.

9. Далле стыдно объеснять простые вещи. Не следует путать парадокс
с Widerspruchом. Докса и парадокс – это то же, что общее место
и противоположное общее место, как правельно говорил Базаров Кирсанову
на сеновале. Докса – это всё, что человек выучил до 6-летнего
возраста, и никакой когерентностью и непротиворечивостью она не
отличается. Это обычная «каша в головах», как учил великий Ленин.
Все противоречия происходят из борьбы за ресурсы, на что верно
указал Маркс. Так как на русском ландшафте это было слишком очевидно,
на нём марксизм и принялся. «Иконы» и «сила света» тут совершенно
не при чём.

10. «Ведь интересы и желания, как известно, темны и амбивалентны»
(стр. 24). Типичный софистический ход, игра на доверие! А позвольте
вас спросить, если «желания» и «темны» и «амбивалентны», то кому
тогда это «известно»? Это чепуха, потому что все «интересы и желания»
сводятся к тому, о чём не принято говорить в приличном обществе,
а также спать; последнее – самое важное в жизни, потому что qui
dort, dîne. Далле Седой Борух начинает типичную постмодернистскую
бодягу и тягомотину про «внутренние противоречия». Никаких внутренних
противоречий в жизни нету. Есть только смерть и женщина, которая
не знает, чего она хочет, а если знает, то одновременно этого
и хочет и не хочет. Voilà tout.

11. Далле, спешу обратить ваше внимание на любопытный пассаж на
стр. 25. Привожу полностью. «По крайней мере, со времён Рассела
и Гёделя мы знаем, что математика тоже парадоксальна – в особенности
в тех случаях, когда математические высказывания применяются к
себе самим или к математике в целом. Но автореферентность – неустранимое
свойство языка». Какая в этом «но» тельнейшая риторика «замнём
для ясности»! Какая многоточащая душу логика «в огороде бузина,
а в Киеве дядька»!

12. Мелкие замечания по языку. У немца (на подкладке из идиш)
Боруха любовь к словам «тотальный» и «тотем», просто потому что
созвучно с der Tod. Типа танатос. (А что такое собственно «ощущать
температуру тотальности» (стр. 72)? Что такое «вино тотальности»
(стр. 74)?) Так же как Freiheit zu dem Tode у Хайдеггера – это
попросту чтобы длиннее сказать Freitod и таким образом растянуть
сам этот Freitod. Английским и французским Толстый Борух видемо
не владеет, потому что правильно не everything goes (стр. 99),
а anything goes. Невозможное словосочетание belle epoch (стр.
112), потому что правильно по-французски belle époque. Получается,
Кожева Боруху кто-то пересказывал, как Герцан Фиербаха Белинскому.

13. По поводу Дерриды Борух говорит: «сложно разгледеть тёмное
в темноте». Я ставлю диагноз вернее. Трудно идти туда, не знаю
куда, и искать то, не знаю что.

14. Наконец вся книжка построена в стиле «начал на упокой, кончил
за здравие». Потому оканчивается так. «Язык имеет более общий,
более демократический характер, чем деньги. Поэтому в медиальном
плане он эффективнее денег: сказать можно больше, чем купить или
продать. (…) Язык – медиум равенства» (стр. 122). Итдэ в этом
роде.

15. В завершение прокомментирую из беседы Боруха с Рыклиным, стр.
231. «Keep cool– говорит Борух.– Фуко я знаю. Он – классический
структуралист, и он считал, что существует конечная сумма высказываний,
регулируемая грамматикой языка. Я же считаю, что реально сказанное
превышает любую сумму потенциально сказанного». Всё вышесказанное
– не совсем так, о чём подтверждает Вольф Якч Плёткин в любезно
предоставленном Денис Анатольчем Пикулиным «Очерке диахронической
фонетики английского языка». Серый Борух много на себя берёт,
потому что сами языки делятся на «растратные» и «экономные». Индоевропейские,
напр., относительно растратные, а семитские – относительно экономные.
Но каждый язык, даже растратный, считает себя экономным, поэтому
(так как) его носители фонетически топчутся на месте. Внутри языка
«экономность» расположена в поле сознания, а «растратность» –
по краям.

16. Денис, извини за занудство, перевожу на простой камчатский.
Как в конечном счёте расшифрует для себя Боруха чел? Что главное
в жизни – деньги?.. Так 1) мы это знали и без «тотальности» и
пр., 2) может это не совсем так, а может 3) и совсем не так, а?..
Так наш человек, заметь, воспринимает деньги как язык, как символику.
Потому что нашему человеку деньги нужны в первую очередь, чтобы
показать, что они у него есть. Что-то вроде потлача, о котором
много Рыклин. Отсюда вырастает психология и растратчиков, и скряг.
Просто одни играют на повышение, а другие на понижение. Но и те,
и другие не знают, что с деньгами делать, заметь. Ты, Денис, почитай
иногда журнал «Огонёк». Там была хорошая статья Димки Губина.
Пишет он сумбурно, но верно, что люди, которых подсадили на деньги,
плохо работают. Voilà tout. Это наполовину наркоманы, наполовину
леви-брюлевские дикари. Люди хорошо работают, если любят свою
работу, а любят работу, если умеют её делать. Это business, а
деньги только побочный эффект от бизнеса. Также целью от ё евляется
деторождение, а побочным эффектом оргазм. А не наоборот. Конечно,
вертеть перспективу в порядке смены точки сборки и мышки в норке
можно до.

Тежело быть гедонистом.

X
Загрузка