Всё, что не успели сказать 12 цезарей

Первый

Вчерашний день отличается от сегодняшнего лишь тем, что в нем сделано уже достаточно ошибок для возможного повторения.

Второй

Одни, принимая решение, вскидывают голову и ждут знаков свыше, другие же ковыряют в носу и грызут ногти. Результат, увы, одинаков.

Третий

Люди, которым не о чем говорить с другими, все-таки самые безобидные существа на свете. Страшны те, кому всегда есть о чем поговорить.

Четвертый

Любая вещь тебе чужая, пока не берешь ее в руки. Но и оказавшись в руках, вещь не успокаивается, предпочитая разбиваться, разрываться, распадаться. У любой вещи своя жизнь и своя смерть, потому к ним не следует привязываться.

Пятый

Нам только кажется, что почва уходит из-под ног, что она нас не держит. Почва остается почвой, но мы, не имея корней, падаем и поднимаемся. И, едва поднявшись, снова падаем. При этом некоторые глупцы полагают, что они движутся вперед.

Шестой

Каждый забывает, о чем он хотел сказать, когда ему дают высказаться до конца.

Седьмой

Знание жизни хуже, чем незнание её. Знание делает человека усталым и больным.

Восьмой

Трудно выбраться из ситуации, которую тебе создают другие, и невозможно из ситуации, которую создаешь себе сам.

Девятый

Ничто не заводит нас так далеко, как собственная глупость. И ничто не возвращает нас к действительности так быстро, как желание сделать еще одну глупость.

Десятый

Если вещи постоянно называть своими именами, то в конце концов перестаешь обращать на них внимание. И перечень этих вещей длиной с твою жизнь.

Одиннадцатый

Что такое сама искренность, как не само притворство.

Двенадцатый

Сумасшествие – идеальная форма существования как для сумасшедших, так и для тех, кто таковыми не является. Только первые этого не обсуждают, а вторые всю жизнь доказывают, что ведут нормальный образ жизни.

Необязательные комментарии

Не следует идентифицировать первого, второго и седьмого цезаря
с теми извращенцами и убийцами, что были столь увлекательно описаны
Светонием и Тацитом. С таким же успехом эти невысказанные мысли
могут быть приписаны последующим двенадцати императорам или даже
более поздней дюжине. Но определенно мы имеем дело с теми, кто
кое-что мыслил до разделения империи на западную и восточную.

И второе: поскольку мы претендуем на известную полноту собрания
мыслей, позволим себе обнародовать и самые невысказанные, самые-самые
сокровенные мысли властителей.

Пессимизм первого цезаря всегда обескураживал окружающих, потому,
вероятно, они и составляли против него заговоры и ни днем, ни
ночью не расставались с кинжалами. Второй так и умер, скептически
отнесясь к предупреждению оракулов о том, что умрет от падения
ему на голову черного козла, которого не удержит в когтях алчный
орёл. Третий, наоборот, со вниманием относился к любому предзнаменованию,
а двенадцатый, который никогда не отличался особой скромностью,
быд щедр во всём. Идеальные примеры для creative therapy. Объединяет
же их всех, кроме императорского жребия, одно: сокровенными мыслями
они не спешили при жизни делиться.

I. Цезарь изнуренный

Прошлое видится нам вполоборота, с настоящим мы сталкиваемся лбами, а будущее стоит к нам спиной, дабы мы его не испугали.

II. Цезарь виноватый

Дети постоянно задают вопросы взрослым, не понимая, что получить ответ легко, а на разгадку его уйдет целая жизнь.

III. Цезарь печальный

Страшно не то, что слышишь, а что ожидаешь услышать; не то что видишь, а что ожидаешь увидеть; не то, что думаешь, а что думал раньше, когда думать не хотел.

IV. Цезарь разочарованный

Чтобы найти смысл жизни, надо сначала потерять его.

V. Цезарь сердитый

Пустого человека куда легче наполнить содержанием, чем переполненного опустошить. Первый поверхностен, второй чванлив, и неизвестно кто из них хуже.

VI. Цезарь вредный

Каждый, увы, говорит вслух, а думает про себя. Вот если бы все думали вслух, а говорили про себя, наступил бы желанный покой.

VII. Цезарь, чувствующий отвращение

Мысль – хоть и червивый, но плод. Иногда надо тянуться и тянуться вверх, чтобы его достать, иногда он падает прямо в руки. Некоторые же всю жизнь сжимают в руках пустоту, полагая, что именно она и есть настоящий плод познания.

VIII. Цезарь подавленный

Бояться надо и других, и себя. Вот только с собой справиться сложнее.

IX. Цезарь изможденный

Если бы люди не требовали от богов невозможного, их желания исполнялись бы куда чаще.

X. Цезарь осторожный

Счастлив лишь тот, кто никогда не задумывается о счастье.

XI. Цезарь скучающий

Всё, буквально всё можно сказать лишь о том, о ком нечего сказать.

XII. Цезарь подозрительный

Вывод может быть правильным, неправильным и само собой разумеющимся. Вот этот, последний, всегда неправилен.
Последние публикации: 

X
Загрузка