Открытой книги предательства

Не более как хроника фантазий…

Борхес. «Читатели»

Пророки тайны подлого сюжета
не долго версты мерили столпами
прошло одно, два, три, четыре лета –
и все: на берегах реки
мы долго и давно не отдыхали

ну что за славная пирушка
раскрыла нам свои коробки!
и прядутся верблюжьим ушком
лбы нимбы будды бытие –
в яйце и на конце иголки.

но рано нам еще достойным
нетвердым шагом плыть домой!
мы все свежи и непокойны
как молодые львы и нации
и пусть в четыре разных истины –
мы взвесим наш отменный бой

о нем –
коварном бабьем лете,
когда в подлунном диком свете
бросает все курить
и материться.

I
В те давние годы
небо трагедий Софокла
было распахнуто настежь
тогда улыбались нарочито звери
и смех одного настигал в одночасье
другого – на поле тебе на бороде

и в годы же те
зловредная мысль не в одной голове
червячком завелась и пыхтела:
о вы! хитроумные боги!
позвольте омыть уже тело
вскормленное честью и кровью нам

но так чтобы в сорной траве
не валяться но в день Победы
попасть словно Феникс из пепла
явиться
и словно деды
заведшие нас в этот пухлый Руслан
за новою жизнью перекреститься…
ну что мы все делаем здесь?

какими бы ни были ваши Елены
или угри уж по белому делу
не стоит уже очень странно
мочиться в заморские травы
когда там позади уже все сгорело
и ждет точно также как мы

сбежать бы из этой земли
где камни похожи на хлеб
и точно змея ядовитая реки полны
злобой надежд и предательством
и памятью дружеских вежд
мы боле не можем свинячиться

мы долго брели в никуда
и стояли нигде
пора не пора ли нам викинги?

увы! – не слово неприлично
но только называние и тайнопись
желанного настолько
что лишь вычтено
из книг старинных было и нахально

мы возвращаемся домой
и может быть обман нас впереди
идет и потрясает бубенцами
но разве это циники своею головой
так жертвуют чтоб белыми цветами
устлать врагов могилы и в пыли
их города зловонного
легли по обе стороны
ненужные в посмертье корабли

куда они им? – для какого слога
их жертвы были и учение?..
ты с нами многое уже распробовал
теперь терпи всю радость увлечения
жесткой
тряской повозки.

II
На гнущихся ногах из дома в дом
пеленки первозданной старины
ко мне теперь приходят в мыслях и странны
густые запахи осенних словоблудиц

повешенные на забор кривые ночи
испачканные грязью и чего уж там! – ножи вернулись
никто не хочет быть или не видеть сны
а я опять встаю животным
домашним запахом из-под сырой мочалки

нет мне совсем не жалко
тугих и неопрятных мезальянса нег
побег задумал а пришел к разбору слова по частям
да и товарищи еще не все проснулись
которые не свиньи от бессонницы и глада

а сам ли говоришь ты одноглазый?
мне кажется не ты
что за заплатами семейного бюджета
ты презирал овец своих и волосы Финиста
истории конец нашел в большом и теплом

но меня
или таких как я предупреждали
о том что ждать порой невыносимо жаль годов своих
так я пойду или еще сгоняем паренька
через дорогу до ближайшего подлеска
куда ты? там вокруг циклопы!
или Платоны черт их разберет…
ушел-таки…

тогда начну с начала
от пеленок

в начале были курицы и блохи
от них нам боги ниспослали гринго
и вот мы говорим а небо грозное сердится
на этом мы пошли и победили Рим
но это только лишь пролог
его уносят

ну хоть сначала мне не начинать
опять и говорить без бессарабских кухонь

итак продолжим наши разговения
и побросаем в лужи
в злые государства все мужество
и кровь борзых телят недужных
кому там снова головы мешают?

иди в театр!
там весело и вши как говорилось
а гниды же со следствием причины
как водится всегда согласны…
и что же, продолжать?
ну…

нет
надоела эта мне береза
пойду наверное домой
уже светает
все совсем болит.

III
Когда отчаливший от берега ума
пророк свинью картонную нам подложил
и закруглил в душе все три угла
войны тоски и путешествий до Луны

когда оставшаяся слякоть
на месте моря крови и борьбы
дурной
щастливых ожидала астронавтов
у нас какая-то пропала прыть:

постой-постой
ты это
что наделал гад?

ты снова нам пришел чесать
стигматы уксусом и словом
на белом теле мы ж опять
мычать тебе как все коровы:
вернись и стой, как ты прекрасен? –
ах, соль поганыя земли
женатый столб из пеня страсти
ну что как идиот стоишь?

завет и повод для поклепа
решился выдавить из недр
худых и сохнущих как свекла?
все, хватит героизма
и монет!

не повторяйся не греши
ты лучше поищи кого-нибудь
себе под одеяло и заснуть
пытайся между лап души
а распинать тебя не будем
мы тоже были там и сям
мы грамотные и уже как струи
дожжя идем ко всем чертям

ты все еще прилип?
зловонная собака
нормально, живы все мы тут
а ты внимательно смотри
когда научишься не гавкать…

тут все глядим по сторонам
за печку в двери по углам
а никого вокруг и нету:
то были наши голоса
которые за полчаса
успев остыть в потоке света
лежат как сдохшая оса
и сохнут…

а может это бегемот
который словно черный кот
и жив и нос в сметане
и лапы в миске лжи
как дядя Федор на баяне
поет

ужи
ползут одни ужи…

IV
А в общем и не стоит друг мой
я быть может грязен
вполне возможно груб и лжив
ленивый как плодоносящий слив
и столь же добр как безобразен

и вот иду себе стараюсь
и как же мало споров стало
и встреч и только бы не петь
но хоть и многим это не назвать

я лишь хочу не верить
смертям коровьим в Англии
хочу не говорить вокруг свое молчание
уподобляясь обезьяньей троице
и в гордом духе поедания
я не желаю наблюдать в слезах как строится
она опять
такими может быть как я
и ты мой обращенный друг
мы словно как враги-полозья
все время тащимся и круг
себе свой от себя не пустим
а там глядишь – и нас на дыбу
но к месту лобному лишь пустошь
ведет и каменные глыбы

оставшиеся от идолов.
Последние публикации: 

X
Загрузка